Задержаны подозреваемые в «обработке» Гульчехры Бобокуловой

В Узбекистане отправлен в СИЗО гражданский муж «кровавой няни» Сухроб Муминов, спецслужбы допрашивают ее соседку.


© Стоп-кадр видео

Сотрудники узбекских спецслужб задержали и проверяют на причастность к террористическим группировкам ряд лиц из окружения Бобокуловой.

Как рассказал «Росбалту» источник, знакомый с ситуацией, после того как выяснилось, что Гюльчехра убила 4-летнюю девочку после визита в Узбекистан, сотрудники Службы национальной безопасности установили у дома ее отца камеру видеонаблюдения. Дело в том, что родственник Бобокуловой считается на родине кем-то вроде ясновидящего, к нему часто приходят за советом местные жители и приезжие. Камера запечатлела визит к отцу трех женщин, одетых в черные хиджабы. Оперативникам они показались подозрительными, поэтому после выхода из здания их задержали и доставлены на допрос. Одновременно наручники надели и на одну из соседок Бобокуловой. Женщина последнее время также носила черный хиджаб, что насторожило представителей СНБ. Когда оперативники пришли за соседкой, она пыталась спрятаться от них в подвале.

Кроме того, в СИЗО был отправлен и гражданский муж Бобокуловой Сухроб Муминов. «Три посетительницы отца Гульчехры, вероятно, вскоре будут отпущены. Судя по всему, с Бобокуловой они не общались. А к Сухробу и соседке Бобокуловой очень много вопросов. Есть подозрения, что они связаны с террористическими группировками, могли иметь отношение к „обработке“ Гульчехры, после которой она и решилась на чудовищное преступление», — рассказал источник «Росбалта».

По его словам, сын Бобокуловой Рахматилло после ряда допросов был отпущен на свободу. В СНБ он заявил, что якобы его маму «обрабатывали» не в Узбекистане, а в Москве. И делала это некая семья из Таджикистана. А сам Рахматилло, когда гостил у матери в столице РФ, был свидетелем, как представители таджикской семьи беседовали с ней на религиозные темы.

Между тем у российских спецслужб эти показания вызывают серьезные сомнения. «Со слов сына Бобокуловой получается, что придерживаться радикальных течений ислама она стала еще в 2015 году — в Москве, „обработка“ тоже происходила в Москве, но в ней принимали участие жители Таджикистана. Таким образом, выходит, что ее поездка в Узбекистан и круг общения из этой страны к произошедшему никого отношения не имели. Однако у нас пока складывается другая картина. Серьезные изменения с женщиной, в первую очередь связанные с религией, произошли именно в то время, когда она на недолгий период выезжала в Узбекистан, где общалась с Сухробом Муминовым и рядом знакомых. В Москву она привезла с собой темный хиджаб, молельный коврик, также у нее, на фоне психического расстройства, появились замыслы совершить некий поступок во имя радикальных идей», — отметил источник агентства в спецслужбах.

Как уже сообщал «Росбалт», по данным российских оперативников, в Узбекистане Гульчехра часто вспоминала про девочку Настю, за которой ухаживала в Москве, говорила, что скучает по ней и жалеет ее. А некоторые собеседники (не исключено, что Сухроб Муминов) эту привязанность нездоровой женщины стали использовать в своих целях. «Ей говорили: ты не ту жалеешь, надо жалеть детей, которые погибают от бомб в Сирии. У Гульчехры как раз начинался очередной период обострения. Реальные голоса, а следом за ними и голоса в голове, стали говорить всю эту околесицу про Сирию и т. п. А много ли надо больной женщине? У нее в мозгу все встало „с ног на голову“. Даже Настя из любимой превратилась во врага», — рассказал источник в правоохранительных органах. По его мнению, процесс обработки Бобокуловой был схож с обработкой смертниц перед терактом.

Юрий Вершов


Ранее на тему ФСИН: Няня-убийца содержится в «Бутырке» под усиленным контролем

Якунин: Московские полицейские при задержании няни-убийцы сработали грамотно

В действиях няни-убийцы МВД не усмотрело связи с экстремистами