Испания через Интерпол начала «охоту» на депутата Резника

Представители испанской Фемиды утверждают, будто парламентарий являлся членом преступной группировки.


© Фото с сайта old.er.ru

Испания передала в секретариат Интерпола материалы для организации международного розыска депутата Госдумы Владислава Резника. Ранее было вынесено решение о его заочном аресте. Представители испанской Фемиды утверждают, что якобы парламентарий являлся членом группировки «авторитета» Геннадия Петрова, которая занималась «отмыванием» грязных денег на территории Королевства. Доказательная база в основном строится на записях телефонных переговоров Петрова с неким Славой.

Как рассказал «Росбалту» источник, знакомый с ситуацией, 17 декабря 2015 года судья Центрального следственного суда № 5 Испании Хосе Де ла Мата Амайя выдвинул обвинения 26 гражданам России и Испании, в том числе «авторитету» Геннадию Петрову, его супруге Елене, Юрию Саликову, Леониду Христофорову, Светлане Васильевой, Хуану Антонио, Унториа Агустину, Юлии Ермоленко, депутату Госдумы Владиславу Резнику, его супруге Диане Гиндин, Александру Малышеву, Леониду Хазину, Олене Бойко, Михаилу Ребо, Кириллу Юдашеву и т. д. Всем им инкриминируют участие в преступном сообществе и «отмывании» денег. Обвиняемые должны были в конце января 2016 года лично явится в суд и, в случае, если они хотят остаться на свободе, каждого обязали внести залог в размере 133 млн евро.

В назначенный день на слушания прибыли только несколько человек. В отношении остальных, в том числе Петрова, Христофорова, Резника и Гиндин, судья вынес постановление о заочном аресте и объявлении в международный розыск. По данным «Росбалта», первым в секретариат Интерпола представители Испании почему-то передали досье не на Петрова, которого считают лидером преступной группы, а на Резника и его супругу. Интерпол еще не запустил официальную процедуру международного розыска депутата, но это может произойти в ближайшее время. Судя по всему, в Интерполе ждут вердикта кассационной инстанции испанского суда — все обвиняемые обжаловали решения о своем розыске и аресте.

В материалах дела № 321 роль парламентария в группировке Петрова описана довольно размыто: «Резник поддерживал тесные отношения, как личные, так и деловые, с Петровым в собственных интересах и в интересах преступной организации». В первую очередь доказательная база испанской Фемиды строится на записях телефонных переговоров Петрова с целой группой абонентов, в том числе с неким Славой, который называет Петрова  во время бесед «наш каудильо» (переводится как «вождь» — Росбалт). Правоохранители Испании считают, что тем самым Слава признает факт своего подчиненного положения в группировке Петрова и определенной личной роли в ее иерархии.

По данным «Росбалта», сам Резник во время допросов (один проводился в Москве, куда прилетали следователи из Испании, другой — посредством видеоконференции) категорически отрицал факт того, что  является Славой, беседовавшим с Петровым. Депутат выразил готовность даже лично прибыть для допроса в Испанию, в случае если ему будет обещано, что его сразу не возьмут под стражу. Таких гарантий судьи не предоставили, поэтому визит депутата в Королевство не состоялась. Испанской стороне было предложено провести фоноскопическую экспертизу записей телефонных переговоров Петрова, чтобы установить, являются ли Слава и Резник одним лицом. При этом рассматривалось несколько вариантов: как целиком организовать экспертизу на территории РФ, так и передать в Испанию образцы голоса парламентария, взятые в РФ.

Однако испанцы настаивали только на личном прибытии Резника в Королевство. В результате «прослушки», ставшие одной из основ доказательных баз, остались в деле без экспертизы голосов Славы и Резника. Испанцы, опираясь на собранные ими данные, настаивают, что Слава — это именно депутат Госдумы.

«Честно говоря, удивляет поверхностность испанского расследования. В разговорах Петрова звучат имена Слава, Саша, Коля и т. д. Номера абонентов, с которыми говорил Петров, не „пробивались“: неизвестно, кому они принадлежат и кто ими пользовался. Фоноскопическая экспертиза голосов собеседников Петрова не проводилась. Однако в Испании однозначно указали неких реальных лиц, которые якобы и являются этими Славами, Сашами и Колями. При этом в деле никак не объясняется, на чем строятся такие данные. А, например, вся вина жен фигурантов расследования объясняется тем, что они состоят с ними в браке», — отметил собеседник агентства, знакомый с ситуацией.

По его словам, в испанском деле масса подобных нестыковок. Например, ближайшей коррумпированной связью Петрова указан начальник УБОП Юрий Бритиков. Однако никакой Бритиков никогда не был начальником какого-либо УБОП, более того — сотрудника с подобными данными не существовало в руководстве подразделений по борьбе с оргпреступностью. «Объяснение этому простое — фамилия Бритикова была взята из очередного записанного телефонного разговора, причем проверять, существует ли такой человек в реальности, в Испании даже не стали», — рассказал источник «Росбалта».      

Александр Шварев     


Ранее на тему Испания начала забирать активы объявленных в розыск россиян

Испания изымает виллу Геннадия Петрова для передачи детскому интернату

Обвиняемые по «испанскому делу» требуют, чтобы слушания прошли в России