Есть ли жизнь после эмбарго?

Возможная отмена контрсанкций и возвращение на отечественные рынки конкуренции производителей вряд ли обрадуют, однако эксперты видят в этом и положительные моменты для бизнеса.


© Фото с сайта fsvps.ru

С приходом к власти в США Дональда Трампа в России заговорили о возможности отмены санкций. А за ними и контрсанкций. Готов ли отечественный производитель к возвращению внешней конкуренции, «Росбалт» спросил у экспертов. 

«Основной удар придется на ту единственную отрасль — сельское хозяйство — которая в последние годы показывала исключительно позитивный темп», — считает директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгий Остапкович.

По его словам, с вводом продуктового эмбарго наши аграрии, конечно, получили свободный доступ на рынок практически без какой-либо конкуренции, и, когда европейцы ушли с рынка, у нас начался заметный рост производства сельхозпродукции.

«Но я считаю, что это было бы правильное решение — снять контрсанкции, если позволит политическая ситуация, ведь отсутствие конкуренции сказалось на объемах производства, но не на качестве», — подчеркнул собеседник «Росбалта». И конкуренция, по словам эксперта, основной инструмент в борьбе за качество.

«Сейчас закупки импортного пальмового масла увеличились в разы. Зачем? Получается, и российские производители начали налегать на него?» — отметил Остапкович.

«Конечно, отмена контрсанкций скажется на тех, кто от их введения выиграл. Но ничего в этом страшного я не вижу. Нашим производителям дали время для разгона: два года в России царила абсолютно бесконкурентная среда. За это время можно было наладить и управленческие схемы, и эффективное производство хоть в животноводстве, хоть растениеводстве», — считает он.

В частности, по словам эксперта, мы существенно улучшили свои позиции в производстве свинины, птицы. Этой продукцией мы уже можем обеспечивать себя сами. Сложнее с говядиной, плодоовощной продукцией. Что касается последней, по замечанию собеседника «Росбалта», причина здесь скорее в климатических условиях.

«В отсутствии конкуренции поднялись производители сыров. Если в Россию вернуться французские, итальянские сыры, они выбьют с рынка некачественные российские. А те сыры, которые мы действительно научились делать, я уверен, будут с импортными конкурировать. И такие сыровары, которые создают качественную продукцию, действительно есть», — подчеркнул Остапкович.

По мнению эксперта, предприятия начнут повышать свою эффективность. «Кто не сможет работать в конкурентной среде, сойдет с рынка или вольется в какие-нибудь агрохолдинги. И я считаю, что это абсолютно рыночная история», — добавил он.

В любом случае, по словам эксперта, потребители от этого решения только выиграют. Наряду с повышением качества отмена контрсанкций сулит понижение цен. «Чтобы тем же „ножкам Буша“ вновь выйти на рынок, они должны быть дешевле российских», — заметил он.

Председатель совета Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) Вячеслав Телегин согласен: российские производители готовы к возвращению импорта. «С отменой эмбарго ситуация обострится, но мы уже работали в условиях конкуренции, и выживали, и развивались. Да, темпы роста были меньше, и если откроют заслон, они тоже снизятся, но рост продолжится», — считает он.

Меж тем эксперт мясного рынка ИКАР Анна Кудрякова считает, что если в Россию вернется импортное мясо, для отечественного производителя наступит не самое лучшее время. «Своей говядины у нас нет и сейчас. Нас обеспечивают Белоруссия, Аргентина, Парагвай. Но вот свининой и птицей мы обеспечиваем себя сами. И здесь речь даже не о том, что наши производители не выдержат конкуренции — с качеством у нас, кстати, нет проблем. Речь о перенасыщении рынка и падении цен, — отметила эксперт. — Еще одна сторона вопроса — низкая покупательская активность. То есть, даже сейчас то, что производят в России, сложно продать. Чего же ждать, если мясо пойдет еще и с Запада?».

Что касается рыбной отрасли, аквакультуры, отмене контрсанкций здесь тоже будут не рады, заметил исполнительный директор «Рыбного союза» Сергей Гудков. «Сейчас пошел хоть какой-то сбыт российской аквакультурной продукции: лососевые, карельская форель. У производителей появляются инвестиционные планы. Но представьте, что будет, когда на рынок вернется норвежская продукция? Даже сейчас мы проигрываем конкуренцию „белорусской“ семге. Белорусы закупают ее в Норвегии, и делают хорошую качественную продукцию из „охлажденки“, в то время как мы можем поставить только замороженную рыбу из Чили. Качество хуже, накладные расходы выше. В общем, пока у нас не будет мощного развития аквакультуры, говорить о конкуренции нечего», — считает Гудков.

По словам эксперта, по срокам в рыбном деле этот процесс сравним с развитием животноводства. «На создание и бумажное оформление проекта уходит год-полтора, после физического старта первые 2-3 года ты только вкладываешь: мальки, корм, устройство заводи, оборудование. В лучшем случае через три года можно выйти на проектную мощность. При этом все мы понимаем, что когда ты выводишь продукцию на рынок, никто не ждет тебя с распростертыми объятиями. Еще год ты мучительно преодолеваешь барьеры внутреннего потребления, рассказываешь, что продукция твоя вкусная и безвредная, а фирма способна соблюдать график поставки. Только когда ты выходишь на проектную мощность, у тебя подписаны контракты с основными торговыми сетями, у тебя есть партнеры — тогда это называется бизнес. И вот при таком подходе необходимо 7-10 лет», — подчеркнул собеседник «Росбалта».

«Отечественные производители прекрасно понимают, что ограничения на импорт не могут длиться вечно, при этом любые решения об их отмене должны носить заблаговременный и открытый характер», — заметил в свою очередь директор по развитию ассоциации производителей и поставщиков продовольственных товаров «Руспродсоюз» Дмитрий Востриков. По его словам, в последние годы были увеличены инвестиции в отрасль, расширено внутреннее производство продукции по ряду продовольственных категорий.  «Нельзя говорить, что это произошло только благодаря введению эмбарго, однако санкции стали дополнительным стимулом для производителей. Для продолжения последовательной политики импортозамещения бизнесу нужно понимание, что действующий запрет не является краткосрочной мерой», — отметил эксперт.

Он указал на то, что проекты в агропромышленном комплексе и пищевой промышленности окупаются долго, что связано с длительностью производственных циклов — от двух до пяти-семи лет. Помимо налаживания производства, требуется время для вывода продукции на рынок и закрепления информации о товаре в сознании потребителей, это еще как минимум два-три года. 

«При отмене продовольственных ограничений есть риск демпинга со стороны иностранных производителей с целью возврата ранее занимаемой доли рынка. В таких условиях российским товарам будет нелегко конкурировать с импортными. Не стоит забывать и о разных уровнях государственной поддержки отечественных и зарубежных производителей. Например, господдержка, которую получают фермеры в Европе, в разы превышает поддержку отечественных аграриев», — добавил Востриков.  

Иными словами, считает эксперт, решение об отмене контрсанкций не должно быть таким же внезапным, как их введение.

Анна Семенец

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Ткачев: Белоруссия воспользовалась продэмбарго для незаконного реэкспорта санкционки

Опрос показал, чем больше всего недоволен бизнес в России

В Европарламенте призвали ужесточить санкции против РФ