Образование «в тени»

Образование «в тени»

Родители все чаще забирают детей из государственных школ, чтобы учить дома.


© CC0

Почему растет число детей, которые получают домашнее (или семейное) образование, как организован процесс, с какими трудностями приходится сталкиваться, и сколько все это стоит, рассказал «Росбалту» президент Ассоциации развития семейного образования Алексей Семенычев.

— Почему родители выбирают семейное образование?

 — Причин много, и часто для каждой семьи это что-то свое. Многие уходят на семейное образование не потому, что им этого хочется, а потому, что жизнь так сложилась. Последняя тенденция — семейное образование на год. Семьи берут своего рода тайм-аут, чтобы поправить здоровье, успеваемость, вывести ребенка из кризиса, найти новую школу, потому что в старой оставаться уже невозможно.

— То есть, это какие-то конфликтные ситуации?

 — Да, тенденция, которую мы наблюдаем последние год-два, связана именно с конфликтами. Школа в рамках существующей системы не в состоянии справится с такими проблемами. Основная — унижение детей. Многие родители терпят, другие решают забрать. Или, напротив, ребенок сам ведет себя неадекватно, и школа с ним не справляется — нет соответствующих компетенций. Тогда родителям приходится заниматься с ним самостоятельно, хотя они с удовольствием оставили бы ребенка в школе.

Категорически падает уровень здоровья. Родители просто вынуждены забирать детей из школы, потому что тот режим, который она предлагает, для них неадекватен, а подстроиться под каждого школа не может.

В обществе растет мобильность, и часто люди — в силу работы или мировоззрения — переезжают в те места, где нет хороших школ. Например, одна девушка уехала в Болгарию по контракту на три года. Она работает там, где не то что русских школ нет, но и болгарский-то не очень хороший. Многие уезжают в ГОА, в Египет. Семейное образование для них — выход.

Кстати, у нас есть три формы образования: очно-заочное, заочное и семейное. Все три реализуются вне школы, внутри семьи, поэтому так или иначе их можно отнести к семейному образованию.

Наконец, люди уходят из школы из идеологических соображений. Это самая распространенная причина, и самая массовая категория — семьи, которые считают, что школа просто не справляется со своими обязанностями.

— Это мы уже говорим про качество образования?

 — Да, если в пределах Москвы еще можно найти какие-то интересные школы, преподавателей, программы, то в регионах совсем все плохо. В том же Подмосковье ситуация уже не очень хорошая. Поэтому появляется все больше людей, которые считают, что образование в семье лучше, чем в школе. И это правда! Семейное образование проще, лучше, интереснее, безопаснее, чем школьное.

Говоря о причинах, стоит упомянуть и религию. В Америке, например, большой процент хоумскулеров учатся дома именно по религиозным соображениям. Родители в этих семьях, как правило, очень образованные  и финансово обеспеченные люди.

У нас в России есть сообщество мусульман, которые учат детей дома именно. Это абсолютно никакого отношения к экстремизму не имеет, просто дети получают образование в рамках мусульманских традиций. Это довольно интересная тусовка, где ребята живут своей жизнью, изучают Коран, смотрят, как он связан с законами природы.

— Можно ли говорить, что семейное образование становится популярнее. Вы наблюдаете какой-то рост?

 — Мы очень долго искали цифры, но министерство образования никакой статистики нам не дает. Мы можем судить только по количеству людей, которые участвуют в наших мероприятиях, событиях, общаются на форумах. Их и правда становится больше. Причем, любопытно, что к нам присоединяются семьи, в которых дети и в школу-то еще не ходят. Часто это многодетные семьи, где родители уже понимают, что, скорее всего, ребенок в школу не пойдет.

В некоторой степени, семейное образование — это результат раннего развития. Если родители водят ребенка в какой-нибудь коммерческий центр, например, с кубиками Зайцева, первый класс будет ему «маловат». Ему бы впору идти во второй, но это не очень хорошо, когда ребенок шести лет учится с восьмилетками. В первую очередь — нехорошо для него самого. Поэтому дети остаются дома, и их становится все больше, поскольку тенденция к раннему развитию растет.

Я сейчас говорю о тех, кто сознательно выходит из школы. Это родители, которые рано начинают заниматься с детьми. Как правило, это мамы, которые либо работают дома, либо могут позволить себе не работать, потому что муж обеспечивает. И таких все больше. Даже с учетом кризиса.

— Родителям сейчас доплачивают за семейное образование?

 — Нет, и это неправильно. Я уже сказал, что сегодня есть три формы семейного образования. Если ребенок учится заочно или очно-заочно, родителям и не должны платить — это логично, ведь ребенок числится при школе. Но когда мы говорим о семейном образовании, семья, по сути, целиком выходит из школы. Тем временем, деньги на образование детей Минобр выделяет, только мы ничего не получаем.

— Но раньше, насколько я помню, платили…

 — Платили, но только в Москве. Сейчас, я совершенно точно знаю, платят в Омске. Насколько мне известно, хоумскулерам удалось это провернуть благодаря тому, что в местной администрации сидят свои люди, которые тоже учат детей дома. Причем, для Омска, и даже для Москвы, платят вполне приличные деньги. На них можно многое сделать.

— Как организован процесс обучения?

 — Способов много, и все они очень разные. Кто-то ходит в семейные школы (объединения хоумскулеров, которые вскладчину арендуют помещение, нанимают репетиторов), кто-то занимается сам, нанимает учителей.

— Насколько семейные школы отличаются от частных?

Во-первых, деньгами. Частные школы стоят от 40 тыс. рублей и выше, и это полная программа, а семейные школы — 3-4 часа с репетитором, иногда — меньше. И это скорее дополнительное образование.

Программу начальной школы легко пройти самостоятельно или привлекая репетитора всего несколько раз в неделю. Это обойдется родителям не дороже 10 тыс. рублей.

— Со средней школой сложнее?

 — Чтобы вы понимали, семейное образование рассчитано до 10 класса: сдал ГИА и готово! В старшей школе речь идет уже о самообразовании, и эту тему мы пока не трогаем.

Многие люди переходят на семейное образование на период начальной школы. Дальше ребенок спокойно может учиться в обычной школе, но его интеллектуальный уровень будет значительно выше, психика и здоровье — крепче.

Кстати, именно в этот период определяется круг интересов ребенка: бокс, балет или шахматы, и образование в семье позволяет уделить увлечениям куда больше внимания.

В средней школе начинаются проблемы. Если пятый класс мы еще как-то можем вытянуть самостоятельно, то химия серьезно усложняет нам жизнь. Количество репетиторов, и суммы, которые на них тратятся, сильно вырастают. Максимально возможная сумма — 25 тыс. в месяц. Есть дети, которые хорошо усваивают материал и готовы к самостоятельной работе. Тогда денег потребуется меньше. Но, в любом случае, придется решать вопрос с лабораторными по химии и физике.

В средней школе возникает проблема социализации. Хоумскулеров часто упрекают в ее отсутствии, и напрасно. Наши дети тусуются среди своих — по интересам. В то время как в школе уровень суицидов растет, уровень акклиматизации детей после окончания школы к реальному миру колоссально низкий, а совместный обман учителей в отношении домашних заданий и обсуждение школьных происшествий после уроков — это не социализация.

У меня старший сын ходит на шесть кружков, младший — на четыре. Они общаются со сверстниками с похожими увлечениями, мы постоянно куда-то ездим. Все три летних месяца расписаны на лагеря. И мы не одни такие — это общая тенденция.

— Сколько времени отнимают занятия? Меньше, чем школа?

 — Конечно, меньше. Мы заканчиваем в час-два дня, при том, что начинаем не в 8:30, а в 10:00—11:00, и учимся с перерывом на обед. У нас уроки короче: по 20-30 минут, нет домашних заданий, но нет и каникул, не считая летних и зимних. Мы занимаемся в выходные. При этом нет никакого напряга, и дети лучше усваивают материал. Я все время шучу, что таблица умножения, выученная в школе и дома, — это две разные таблицы умножения. У хоумскулеров нет понятия успеваемости. Мы движемся по программе, как можем — в своем темпе, и можем себе позволить не торопиться.

— А оценки ставите?

 — Никаких цифр, только хорошо — плохо, сделал — не сделал.

— Какие возможности дает Интернет? Насколько я знаю, сейчас существует множество образовательных ресурсов.

 — Интернет сыграл большую роль в развитии семейного образования. Каждый год появляются новые ресурсы, есть платные, есть бесплатные — по совершенно адекватным деньгам. Они служат хорошим подспорьем для родителей, которые решили учить детей дома.

— Чем на выходе эти дети отличаются от сверстников, которые ходили в школу?

 — Главным образом мы говорим сейчас про семьи, которые вышли на семейное образование сознательно (мотив здесь имеет большое значение). В этом случае у детей сохраняется познавательный интерес, интерес к жизни.

— Чем это достигается?

 — Главная тенденция семейного образования, которая во многих частных школах тоже присутствует, — индивидуальный подход. Это очень важно.

— Школьные учителя литературы часто жалуются, что дети не хотят читать, например, «Войну и мир». Вы как эту проблему решаете?

 — Все считают, что мы страшные демократы: не хочешь — не делай. Но это не так. Ведь если не сделаешь — не пройдешь аттестацию, не сдашь экзамен.

 — Это только кажется, что в школе зациклены на ЕГЭ. Никто так серьезно не готовит к госэкзамену, как семейники. Нет, конечно, в первую очередь мы готовим к жизни, помогаем найти себя, и тем не менее, мы должны сдать экзамены, и не забываем об этом. Поэтому, даже если нам не интересна «Война и мир», нам в любом случае нужно ее пройти. Прочитаем краткое содержание, посмотрим кино, съездим в музей 1812 года, на экскурсию в Ясную поляну и в Музей Льва Толстого в Москве, напишем парочку сочинений и будем знать произведение лучше любого школьника.

— Речь о том, что родители могут выбрать интересные для ребенка форматы?

 — Да, мобильность — главное условие семейного образования. Если тебе не интересен предмет — сдай его на тройку и занимайся своими делами.

— Каким вы видите будущее семейного образования?

 — Мейнстримом, конечно, оно не станет, но, думаю, займет свою долю на рынке. В Америке, например, это около 15% всех обучающихся. Постепенно и у нас семейное образование становится привычным делом.

Директор Центра социально-экономического развития школы Института образования ВШЭ Сергей Косарецкий

«По нашим оценкам, популярность семейного образования, и число таких семей растет, но в официальной статистике это не фиксируется, поэтому объективной оценки динамики нет. Это не только российская, но общемировая тенденция  — мы видим рост числа, например, в США, Великобритании.

И в России, и за рубежом, основных группы две. Первая — семьи, выбирающие этот вариант в значительной степени по религиозным соображениям: им не хватает в школе религиозного компонента или, напротив, тревожит содержание ряда предметов, которое входит в противоречие с религиозными принципами, смущают нередко нравы, царящие в школах, а также ряд общих правил — типа прививок, сбора персональных данных, которые вызывают напряжение в определенных кругах  — это в определенном смысле «сберегающая (оградительная) модель». Они стремятся объединяться и реализовывать домашнее, преимущественно групповое обучение с усилением пропедевтического, воспитательного компонента.

Вторая — это семьи, заинтересованные в более индивидуальном подходе к ребенку, который не может обеспечить массовая школа. Более того, мы видим, что массовая школа все больше реализует модель, при которой сокращается собственно «преподавание» в классах, больше идет проверочных и контрольных работ, задается огромный объем домашних заданий, а ответственность за образование ребенка так или иначе все больше возлагается на внешкольное время и семью. Сегодня для реализации семейной  модели есть все больше возможностей: онлайн курсы и тренажеры, репетиторы, разнообразные мастер-классы и иные форматы развития и обучения. Такое образование, как правило, предполагает наличие у родителей времени и компетенций проектирования индивидуального маршрута или найма тьюторов — специалистов в такой работе. Это рынок сейчас растет. Растет число сетевых сообществ, где обсуждаются вопросы семейного образования, даются рекомендации, формируются группы.

Сотрудник Центра исследований современного детства Института образования ВШЭ Кристина Любицкая

Есть страны, такие как США, Австрия, Канада, Новая Зеландия, Великобритания, Швейцария, Россия — где семейное образование разрешено законодательно. Есть страны, где оно категорически запрещено: Греция, Албания, Белоруссия, Бразилия.

Согласно статистическим данным Минобра на начало 2015/2016 учебного года, в России не набирается даже 1% хоумскулеров. На деле их, вероятно, больше, поскольку дети, которые обучаются на заочной форме, числятся за образовательными организациями и в эту статистику не входят, хотя, по сути своей соответствуют принципам семейного образования.

Появление неформальных объединений родителей, которые практикуют семейное образование, показывает нам, что барьеры для реализации права на семейное образование существуют. Родители объединяются, чтобы помочь друг другу решить какие-то вопросы, организовать процесс обучения. Например, в Москве и Санкт-Петербурге такие группы собираются не только онлайн, но встречаются очно, приглашают преподавателей из вузов, чтобы те читали лекции, помогали детям готовиться к контрольным.

Часто сообщества создают свои летние лагеря. Например, родители выкупают дом в Подмосковье, совместно ремонтируют его и выезжают туда на лето. Многие ходят с детьми в образовательные походы, в которых учат детей разбираться в растениях, собирать грибы.

Семейное образование практикуют в основном благополучные семьи с высоким социально-экономическим статусом, высоким культурным капиталом, часто — многодетные. Это люди с высшим образованием, и не с одним.

Становясь учителем своего ребенка, некоторые родители разрабатывают какую-то свою методику обучения, организуют мастер-классы и конференции, издают журналы и пр. Иными словами, находят и для себя способы самореализации.

Выбирая семейное образование, родители берут на себя большую ответственность. Они сами решают, что ребенок будет изучать, формируют расписание и организуют распорядок дня, определяют, в каком качестве будут выступать они сами: останутся в роли родителя или на период обучения будут выступать в роли учителя? Сами хоумскулеры считают, что главное — не превратить дом в подобие школы. Хотя, некоторые, делая первые шаги в этом направлении, действительно, покупают доску, берут в руки указку и начинают вещать.

Иногда встречаются и неудачные примеры, когда родители, не сумев рассчитать свои силы и силы ребенка, с семейным образованием не справляются, и ребенка возвращают в школу. Благо, ежегодная аттестация в государственных образовательных учреждениях  позволяет держать руку на пульсе.

Инструментов, которые позволяют измерить, кто более академически успешен, хоумскулеры или школьники, ни в России, ни за рубежом нет. Некоторое время назад американские ученые опубликовали исследование, в котором говорилось, что хоумскулеры лучше сдают экзамены, лучше учатся. Хотя, сейчас их данные подвергаются серьезной критике.

Беседовала Анна Семенец

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Российские вузы дошли до инноваций

«Няшное поколение»

Вундеркинд — не синоним гения