«Раскоронация» во имя «системы»

Лишение Руслана Гегечкори (Шляпа младший) титула «вора в законе» вызвало негативную реакцию у ряда влиятельных «законников», в том числе — у его врагов.


© кадр из фильма

Ряд влиятельных «воров в законе» посчитали, что «раскоронация» Руслана Гегечкори (Шляпа младший) — шаг в пользу Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). По их мнению,  в сложившихся условиях разбираться с законником надо было после его освобождения. Именно Шляпа невольно стал инициатором конфликта в местах лишения свободы  между «законниками» и представителями кавказских диаспор, исповедующих ислам.

Как уже рассказывал «Росбалт», после инцидента в колонии в Туве, когда Шляпа младший с подручными избили выходцев из Северного Кавказа и погромили тюремную мечеть, Гегечкори  перевели в СИЗО Ачинска, а потом — в тюремную больницу в Красноярске. Сделано это было не случайно. По словам источника агентства, знакомого с ситуацией, ФСИН решила проучить Гегечкори. В это время в тюремной больнице находился злейший враг (по логике тюремщиков) Шляпы Младшего: «вор в законе» Бадри Когуашвили (Бадри Кутаисский). В свое время Гегечкори и члены его клана были среди тех «криминальных генералов», кто поставил подписи под «малявой» о «раскоронации» Бадри. Позже, на самой большой сходке «законников» последних лет, которая прошла в Ереване, Когуашвили был признан «членом семьи», то есть — «вором в законе».

Однако Бадри никого интереса к прибывшему «врагу» не проявил. Зато «разобраться» с Гегечкори решили два других «законника» — Константин Борисов (Костыль) и Сулхан Мжавия (Сулхан). По данным «Росбалта», они  попытались заручиться поддержкой также находившегося в больнице «криминального генерала» Юрия Усояна (Юра Лазаревский), но тот категорически отказался. В результате на свет появилась «малява» о «раскоронации» Гегечкори, подписанная только Костылем и Сулханом. Примечательно, что многие влиятельные «воры в законе», в независимости от их отношения к Шляпе младшему, такой поступок восприняли негативно. В частности, Костыль и Сулхан явно рассчитывали на полную поддержку со стороны Бадри, но ее не получили. Наоборот, он осудил их поступок. Когуашвили высказался, что, «воры в законе», находясь в заключении, должны бороться с «системой». И Шляпа, каким-бы он ни был, это делал. А его «раскоронация» сыграла исключительно в пользу «системы». Все вопросы с ним надо было решать после освобождения.

После того, как Гегечкори остался без титула, его жизни стала грозить серьезная опасность. Когда Шляпа прибыл в СИЗО Ачинска,  к нему долгое время не допускали адвокатов, уверяя, что он от них отказался. А когда защитники попали к клиенту, то, по их уверению, увидели на его теле следы пыток и избиений. Более того, адвокаты, ссылаясь на свои источники, полагают, что в местах лишения свободы готовится покушение на Гегечкори из-за событий в колонии Тувы, ему постоянно поступают угрозы расправы. Теперь же Гегечкори «вором в законе» не является, и представители Кавказа могут попытаться с ним поквитаться — как с рядовым арестантом.

«Росбалт» подробно рассказывал об инциденте, произошедшем в одной из колоний Тувы. У прибывшего туда для отбытия срока Руслан Гегечкори, по словам источников «Росбалта», возник конфликт с группой выходцев из Чечни и Дагестана. В ходе беседы он весьма нелестно отозвался обо всей чеченской нации в целом, возникла драка, Шляпа младший получил несколько ударов. После ее окончания кавказцы ушли молиться в мечеть. А вскоре туда ворвался Гегечкори вместе с несколькими десятками других заключенных. В результате его обидчики были зверски избиты, также оказалась разгромлена и сама мечеть. Новость об этом, быстро распространившись среди кавказских диаспор, вызвала бурю негодования. И обычные люди, и «авторитетные» выходцы из Чечни и Дагестана пообещали просто так инцидент не оставить. Причем речь шла о том, что спрос будет не только с Руслана, но и с его отца — влиятельного «вора в законе» Роланда Гегечкори (Роланд Шляпа), а также других мафиози, пытающихся помешать вендетте.

«Руслан попытался было хоть как-то исправить ситуацию. Пообещал, что выходцев из Чечни и Дагестана в колонии больше никто не тронет. их религиозные чувства задевать не станут. Но такое заявление только усугубило ситуацию, и желающих поквитаться с кланом Гегечкори не убавилось», — рассказывал ранее источник агентства, знакомый с ситуацией.

Представители «воров в законе», связанные с кланом Гегечкори, активно пытались найти человека («криминального генерала» выходца из Чечни), который мог бы «разрулить» ситуацию. Общими усилиями удалось добиться, что на уровне криминального мира тему было решено считать «закрытой». Однако известно, что большая группа уроженцев Чечни, в том числе высокопоставленных, инцидент в тувинской колонии прощать не захотела.

Юрий Вершов  

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему «Воры в законе» истребляют друг друга

«Воровская оппозиция» начала войну с лидером

Хранителю «общака» не дали спросить с Бешеного