Покушение на Кадырова превратилось в клоунаду

Обвиняемые столь сильно путаются в показаниях, что в ходе слушаний пока не вырисовывается убедительная картина «заговора против главы Чечни».


© Фото с сайта government.ru

В Гудермесском суде Чечни затянулись слушания по делу о якобы готовившемся покушении на главу республики Рамзана Кадырова. Проблема в том, что трое обвиняемых, постоянно путаясь в показаниях, не могут сообщить ничего внятного. «Не бьется» и версия о «заказчике», которым следствие назначило Ису Ямадаева.

Как рассказал «Росбалту» источник, знакомый с ситуацией, трое подсудимых — бывший охранник Ямадаева Азиз Альвиев, экс-боец батальона «Восток» Беслан Закараев и его сосед Шамхан Магомадов — попросили, чтобы слушания проходили в особом порядке, поскольку они полностью признали вину. В связи с этим предполагалось, что процесс будет предельно скорым и приговор им вынесут на первом-втором заседании — еще в 20-х числах июня. Для этого Альвиев, Закараев, Магомадов должны были не просто признать вину, но и описать в подробностях, как собственно они собирались устранить Кадырова. Вот тут и возникла загвоздка.

Каждый из подсудимых рассказывал свою версию событий, которая порой могла полностью не стыковаться с тем, что говорит его предполагаемый подельник. Слушания стали напоминать некий комедийный сериал. Двое обвиняемых говорят, что сообщники все вместе получили оружие в сумке и спрятали его. Третий заявляет, что вообще никого оружия в глаза не видел. Вопрос о том, где они спрятали гранатомет «Муха», пистолет Макарова и минный снаряд со взрывателем, вызвал у подсудимых полное непонимание. «Ну, на окраине Гудермеса», — последовал ответ. Однако сказать, на какой из окраин, а также —  хоть приблизительно указать место, никто не смог. Вопрос о том, как они собирались устранить Кадырова и привести в действие гранатомет и мину, вообще ввел Альвиева, Закараева и Магомадова в состояние ступора. Они не смогли назвать вразумительного плана покушения на главу республики, которого сопровождает кортеж вооруженных до зубов охранников. Более того, выяснилось, что обвиняемые даже не представляют, как можно привести в действие данный тип мины.

В показаниях о том, как они готовили покушение, встречались с Ямадаевым и т. д., возникали нестыковки по месту и времени. Причем речь идет не о том, что «забыли точное число». Обвиняемые порой даже называли разные месяцы якобы прошедших встреч.    

«Если бы слушания были публичными, возник бы огромный скандал. Там происходит настоящая клоунада. Даже при всем своеобразии судебный системы Чечни быстрого приговора при таких раскладах им выносить не стали», — рассказали собеседник агентства. В результате слушания растянулись уже почти на месяц. «Совершенно очевидно, что приговор решили „вылизать“, чтобы в нем не было явных ляпов и нестыковок: после каждого неудачного слушания обвиняемых доставляют на новое заседание уже более подготовленными, и они приводят показания, которые хоть как-то можно зафиксировать в материалах слушаний», — высказал мнение источник агентства.

Как уже сообщал «Росбалт», признательные показания Альвиева, Закараева, Магомадова во время предварительного следствия тоже выглядели весьма сомнительно, изобиловали временными «нестыковками» и прочими «ляпами». Например, Альвиев говорит, что встретился с Ямадаевым для обсуждения «заговора» в мае 2016 года в Подмосковье, однако в это время Иса вообще отсутствовал в России.

Обвиняемые уверяют, что кортеж Кадырова (порой он достигает 50 автомобилей с вооруженными бойцами) они собирались атаковать с  гранатометом «Муха», пистолетом Макарова и минным снарядом с взрывателем.

Интересно и то, при каких обстоятельствах были получены эти показания. Альвиев, Закараев и Магомадов таинственно исчезли и стали недоступными для родственников еще в мае 2016 года. Однако, согласно материалам дела, их официальное задержание было оформлено лишь спустя почти восемь месяцев, в январе 2017 года.

Герман Александров


Ранее на тему Силовики «изымали» в Гудермесе дом Исы Ямадаева

Четыре сотни «кадыровцев» берут штурмом квартал, где живут члены семьи Ямадаевых

Кадыров: «Покушением мне причинен моральный вред»