Феруз пока останется в России

Феруз пока останется в России

Дело о выдворении из РФ журналиста «Новой газеты» будет вновь рассмотрено после того, как решение по нему вынесет Европейский суд по правам человека.


© Фото со страницы в Fecebook Худоберди Нурматова

Мосгорсуд отложил выдворение из России журналиста «Новой газеты» Худоберди Нурматова, известного под псевдонимом Али Феруз, на неопределенный срок. Дело будет вновь рассмотрено после того, как решение по нему вынесет Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). До этого Нурматов будет находиться в Центре временного содержания иностранцев в подмосковном Сахарово.

На процессе во вторник была допрошена мать журналиста, гражданка России Зоя Нурматова. Она сказала, что не понимает, почему арестовали ее сына, который, по словам женщины, регулярно с ней связывался и помогал с лечением. За процессом следит корреспондент «Росбалта».

Жалоба Али Феруза на постановление Басманного районного суда Москвы рассматривалась в небольшом зале апелляционного корпуса. Теснота помещения не позволила разместить всех желающих: места хватило лишь родственникам журналиста, правозащитникам, международным наблюдателям, дипломатам и нескольким журналистам. Остальные репортеры были вынуждены переместиться в специальный зал для трансляций — он заполнился столь же быстро.

Заседание началось с ходатайств представителей Феруза. Адвокат Даниил Хаймович передал судье Ольге Панковой три вердикта МВД об отказе в предоставлении его подопечному временного убежища и статуса беженца на территории РФ с жалобами. По словам юриста, бумаги подтверждают попытки журналиста законно оформить право на пребывание в России. Как раз в процессе получения статуса он и был задержан полицией. Кроме того, Хаймович попросил приобщить к материалам дела письмо с характеристикой из «Новой газеты» и заявление ЕСПЧ, которым орган уведомил Россию о запрете высылать Феруза из страны без соответствующего разрешения. Процесс по делу Феруза Страсбургский суд рассмотрит в особом порядке.

Именно этот документ стал одним из главных аргументов защиты журналиста против его выдворения в Узбекистан. Из-за его отсутствия накануне процесс был перенесен. Тогда же Али Феруз попросил суд лично присутствовать на заседании, чтобы увидеться с матерью — она специально приехала в Москву из республики Алтай

Утром во вторник пожилая женщина в голубом халате в горошек и зеленом платке сидела в первом ряду зала и внимательно слушала сына. Второй представитель журналиста — Филипп Шишов — попросил суд допросить ее в качестве свидетеля. Для соблюдения формальных требований женщина с помощью коллеги Феруза по «Новой газете» Елены Костюченко покинула зал и была вызвана спустя несколько минут.

«На территории РФ проживают сестра и мать, которые являются гражданами РФ. Возвращение в Республику Узбекистан невозможно в связи с тем, что он может быть подвергнут преследованиям — его пытались завербовать спецслужбы Узбекистана, — а также в связи с его сексуальной ориентацией», — пересказала позицию защиты Ольга Панкова и перешла к допросу Зои Нурматовой. С посторонней помощью женщина подписала необходимый документ и подняла взгляд на судью.

«Сколько у вас всего детей?» — спросила Панкова. «Было десять, сейчас пять», — ответила Нурматова. Из них самый младший, десятый, Али. «Все из пятерых детей, которые живут в России, являются гражданами Узбекистана?» — «Нет, России».

На вопросы судьи женщина отвечала коротко, так что многие обстоятельства Панковой пришлось уточнять. Она узнала, что Зоя Нурматова родилась на территории России, затем уехала с мужем в Узбекистан, где прожила 44 года, и вернулась на Алтай. Сейчас она живет там с внуками в частном доме. Другая ее дочь — в Таджикистане. Али единственный в семье без российского гражданства: «Он тоже хотел, но потерял паспорт». В старших классах школы, по словам Нурматовой, ее сын уехал учиться в Узбекистан. Там он освоил профессию кондитера и женился, но потом внезапно вернулся к матери.

Она пояснила, что, со слов теперь уже бывшей жены журналиста, ныне живущей в Турции, причиной переезда стало избиение сына: «Он пришел утром и говорит: „Быстро, быстро собирайся“, поехали к жене в Ош, в Киргизию». Затем так же быстро Али — уже в одиночку — перебрался в Москву. С тех пор он редко ее навещал, но регулярно помогал материально и оплачивал лечение.

«Он повар хороший — они у меня все повара. Он сказал, теперь хорошую работу нашел, какая-то газета. Больше года, говорил, там работает», — делилась женщина. — Хотела операцию сделать — у меня сахар повышенный. С этой операцией он помогал. Он повез меня в больницу здесь. Чтобы лежать, надо платить деньги, за анализы надо платить деньги».

Позже, отвечая на вопросы Даниила Хаймовича, Зоя Нурматова уточнила: «Он каждый день говорил: „Вот 30 тысяч, вот 40 тысяч“, но все равно не хватило 60 тысяч на операцию. Больше 100 тысяч получилось». Сын не говорил ей, почему не хочет возвращаться в Узбекистан. От его бывшей жены женщина лишь знает, что «его там избивали». «Не понимаю, почему его задержали. Он неагрессивный, отлично учился в школе, непьющий, некурящий, драться вообще не может», — недоумевала Нурматова. Впрочем, о проблемах сына с получением в России документов она знала: «Я ему сказала: „Давай пойдем в Госдуму!“ Он не хочет».

Напоследок судья Панкова дала слово самому Ферузу. Он сказал, что постоянно поддерживает связь с матерью и хотел навестить ее сразу после получения статуса беженца.

Спустя десять минут Ольга Панкова огласила решение: изменить постановление Басманного районного суда Москвы и дополнить его новым условием об участии ЕСПЧ. Из-за новых обстоятельств исполнение о высылке журналиста приостановлено до вердикта Страсбургского суда. «В течение указанного срока содержать Нурматова в Центре временного содержания иностранных граждан», — сообщила судья.

По итогам заседания защитники Али Феруза заявили о намерении обжаловать условия его содержания, назвав их «незаконными». Содержащимся в Центре для мигрантов в подмосковном Сахарово запрещено свободно выходить на улицу и поддерживать связь с внешним миром. Общение разрешено лишь с адвокатами и близкими родственниками. По оценке Даниила Хаймовича, рассмотрение дела журналиста в Европейском суде может занять «год и полтора». «Решение означает, что реального выдворения на территорию Узбекистана, к счастью, не будет. Это очень хорошо. Мы надеемся, что выдворения не будет вообще», — прокомментировал юрист.

Завидев Зою Нурматову, репортеры окружили крыльцо здания и попытались получить комментарий. Елена Костюченко поддерживала женщину за руку. «Она три дня добиралась до Москвы. Ей по состоянию здоровья нельзя летать самолетом, поэтому она поехала на поезде и приехала сегодня в пять утра. Поймите, она никогда не видела столько камер, она вас боится и не хочет навредить Али», — сказала журналистка.

Денис Гольдман

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Медведев отметил рост товарооборота РФ и Киргизии

В Турции задержали опасного для НАТО выходца из России

Мосгорсуд отложил исполнение решения о выдворении журналиста «Новой газеты» Али Феруза