Улюкаев дождется Сечина

Суд по делу экс-главы Минэкономразвития обрастает фамилиями высокопоставленных чиновников: Путин, Медведев, Дворкович, Греф.


© Фото ИА «Росбалт», Илья Давлятчин

В Замоскворецком суде столицы 1 сентября продолжились слушания по громкому делу бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева, обвиняемого во взяточничестве.

По Большому Тверскому переулку после утренней молитвы сновали верующие мусульмане с ковриками в руках. Им навстречу шли мамы с детьми — они торопились на школьную линейку и несли букеты цветов разной пышности.

«А что здесь происходит?» — поинтересовалась женщина, недоуменно оглядев толпу журналистов у здания Замоскворецкого райсуда.

«Так министра судят», — равнодушно отозвался один из представителей СМИ.

Столпотворение царило и внутри здания суда. Съемочные группы с трудом протискивались в зал судьи Ларисы Семеновой. Приставы проявляли заботу о прессе: «Если жарко, можете окно открыть». «А у нас все открыто уже», — отзывалась репортерская братия.

Журналисты, заняв все свободные места, стали терпеливо дожидаться появления главного действующего лица. Бывший глава Минэкономразвития РФ Алексей Улюкаев вошел в зал ровно в 10 утра. По тому, как сидела на нем одежда, было видно, что за последние месяцы бывший чиновник сильно похудел. Сам он ранее говорил, что на 14 кг.

Фото ИА «Росбалт», Илья Давлятчин

Улюкаев поздоровался со своими адвокатами и присутствующими журналистами. Те начали сыпать вопросами: «С каким настроением пришли?»,  «Какую книгу сегодня читаете?»

Однако сегодня разговорить экс-министра им не удалось. «Мне нельзя ничего комментировать, вон, товарищи возражали», — указал он в сторону прокуроров.

Экс-глава МЭР, которому вменяют получение взятки в $2 млн за подтверждение покупки «Роснефтью» акций «Башнефти», виновным себя не признает. На прошлом заседании он обвинил главу «Роснефти» Игоря Сечина в провокации.  По его мнению, силовики и лично Сечин организовали в отношении него операцию с передачей денег.

Поэтому главным перед пятничным заседанием был вопрос о том, придет ли на заседание Сечин, чтобы дать показания. Журналисты заготовили «молнии»: «Сечин явился (не явился) на заседание по делу Улюкаева». Пригодилось то, что в скобках. Глава «Роснефти» на слушания не пришел, однако крупную корпорацию было кому представить.

Первым в качестве свидетеля был допрошен топ-менеджер ПАО «Роснефть» Андрей Баранов. Он работает в компании с 5 июня 2015 года, в последнее время — директором департамента по связям с общественностью.

«Свидетель, вам что-нибудь известно об истории с покупкой ПАО „Роснефть“ акций ПАО „Башнефть“?» — начал допрос государственный обвинитель Борис Непорожный, известный, в частности, по процессам над экс-губернатором Тульской области Вячеславом Дудкой и убийцами болельщика «Спартака» Юрия Волкова.

«Да, действительно „Башнефть“ продавала акции. Процесс приватизации начался летом 2016 года, и были выбраны два консультанта — банк „ВТБ“ и „Сбербанк“. В середине июля 2016 года широкому кругу компаний были направлены письма с предложением поучаствовать в отчуждении акций. В том числе „Лукойл“ получил предложение», — пояснил топ-менеджер «Роснефти».

По его словам, четкий способ указан не был — сообщалось лишь, что акции будут проданы инвестору, предложившему крупнейшую цену за инвестиционный пакет.

«На тот момент „Башнефть“ была одной из крупнейших нефтегазовых компаний России, а „Роснефть“ — наиболее эффективной нефтегазовой компанией с наименьшими издержками на добычу. И, очевидно, покупка привела бы к росту стоимости объединенной компании», — подчеркнул свидетель.

При этом на имя президента РФ Владимира Путина было подготовлено письмо о заинтересованности «Роснефти» в сделке. Однако в конце июля 2016 года начались сложности. По словам Баранова, в СМИ со ссылкой на Минэкономразвития появились сообщения о том, что «Роснефть» не является надлежащим претендентом, так как частично контролируется государством. А в августе, выступая в Лаосе, об этом же заявил глава МЭР Алексей Улюкаев. 

«Какой была реакция вашей компании?» — поинтересовался прокурор.

«Реакция была достаточно обескураженная», — развел руками Баранов.

Свидетель рассказал, что 5 августа 2016 года «Роснефть» направила письмо в адрес министра экономического развития, где попыталась объяснить свою позицию. Однако ответа, по его словам, не последовало.

Сделка была приостановлена. Но неожиданно в сентябре позиция Улюкаева изменилась, рассказал свидетель.

«Был форум на Дальнем Востоке. Во время него пришло сообщение средств массовой информации со ссылкой на министра о том, что „Роснефть“ является надлежащим покупателем и может быть допущена к сделке. Фактически позиция полностью поменялась», — резюмировал Баранов.

«Вам известны причины, заставившие его поменять позицию?» — уточнил Непорожный.

«Нет. Может быть, мы были очень убедительны», — улыбнулся свидетель.

Далее события развивались стремительно. И в конце сентября, по словам Баранова, был целый ряд заявлений чиновников высшего уровня о возобновлении сделки. В частности, свидетель вспомнил слова вице-премьера Игоря Шувалова о том, что процесс отчуждения возобновляется. Затем было подготовлено письмо в адрес консультантов Минэкономразвития — «ВТБ» и «Сбербанка», то есть — Андрея Костина и Германа Грефа. В нем компания дала обязательство по покупке контрольного пакета акций за 329,69 млрд рублей. И в октябре 2016 года вышло распоряжение правительства об отчуждении акций «Башнефти». Со стороны «Роснефти» необходимые документы подписал Игорь Сечин.

«У меня вопрос про письмо. Какие были мотивы направлять его президенту?» — решил уточнить адвокат Тимофей Гриднев.

«Мотивы простые. Компания „Роснефть“ является крупнейшей в России, крупнейшим плательщиком в бюджет», — ответил свидетель.

«И что же вы там просили у президента?» — поинтересовался адвокат.

«А ничего просить не надо. Ты пишешь, что „Роснефть“ является лучшей нефтегазовой компанией с лучшими показателями в отрасли, и рынок это оценил», — пояснил представитель «Роснефти».

«А президент-то здесь при чем? Мы и так знаем, что вы самая лучшая и самая большая компания», — этими словами Гриднев вызвал смешки в зале. Судья сняла вопрос.

Баранов все же добавил, что ему неизвестно о том, какую резолюцию принял президент.

Следующей в зал зашла директор департамента корпоративного управления Минэкономразвития Оксана Тарасенко. Перед собой она держала несколько исписанных листков бумаги, по которым и стала фактически зачитывать свои показания. Из них следовало, что после совещания в феврале 2016 года президентом Путиным было дано поручение об отборе агентств, которые помогали бы продавать акции компаний, среди них — и «Башнефть».

«Далее было рабочее совещание у Улюкаева. Оно было летом. Обсуждались общие вопросы прозрачности сделки и участия государственных и иностранных компаний. Протокола не велось, никаких решений принято не было», — рассказала Тарасенко.

В конце июля, по ее словам, вице-премьер Аркадий Дворкович высказался о возможности участия в сделке корпораций, связанных с государством, о приватизации «Башнефти». Однако в первых числах августа прозвучало выступление Алексея Улюкаева о том, что «Роснефть» является ненадлежащим покупателем и не может участвовать в сделке. Об этом стало известно из прессы.

«Ваша реакция какая была?» — поинтересовался прокурор.

«Я была удивлена», — ответила Тарасенко.

По ее словам, 19 августа вышло поручение Дмитрия Медведева о необходимости дополнительно проработать критерии покупки акции «Башнефти» — в них, к примеру, взводилась текущая оценка стоимости.

Тарасенко подчеркнула, что лично с ней Улюкаев никогда не обсуждал вопросы приватизации.

Присутствующие в зале активно переглядывались: из показаний свидетеля мало что было понятно. Не смогла Тарасенко и прояснить, какую позицию занимал Улюкаев после того, как выступил против приватизации «Башнефти» «Роснефтью».

На этом процесс был отложен до 7 сентября. В этот день продолжится допрос свидетелей. Будет ли среди них глава «Роснефти» Игорь Сечин, остается неизвестным — гособвинители не стали раскрывать фамилии. По словам защиты Улюкаева, в списке свидетелей обвинения значится 30 фамилий.

Достоверно известно, что среди свидетелей обвинения заявлен бывший замглавы управления собственной безопасности ФСБ Олег Феоктистов. Ранее источник «Росбалта» в правоохранительных органах сообщал, что генерал принимал непосредственное участие в операции по задержанию Улюкаева. 

Адвокат Дареджан Квеидзе заявила «Росбалту», что защитники будут ходатайствовать о допросе Сечина в том случае, если этого не произойдет по инициативе стороны обвинения.

«Да, обязательно будем», — подчеркнула она.

Илья Давлятчин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Сечин и Феоктистов пожаловались в ФСБ на Улюкаева и согласились на следственный эксперимент

ФСБ располагает аудио и видеозаписью получения Улюкаевым взятки от Сечина

Свидетель: Улюкаев не давал команду затягивать сделку по «Башнефти»