Семья без брака

Со времен, когда Маркс ввел термин «вынужденной бессемейности пролетариата», похоже, мало что изменилось, считает социолог Татьяна Гурко.


© Фото из личного архива Татьяны Гурко

В Европе, Америке, Австралии люди спокойно живут вместе без «росписи», рожают вне брака. Такие союзы признаются законом. «Фактические браки» и «гражданские партнерства» гарантируют парам определенный набор прав на совместное имущество, налоговые льготы, наследственные права. То есть регистрировать отношения там как бы и незачем. Как меняется институт брака в России, рассказала «Росбалту» доктор социологических наук, главный научный сотрудник Института социологии ФНИСЦ РАН Татьяна Гурко.

Меньше жениться в России не стали, но брак на всю жизнь перестал быть нормой. Причем люди, побывавшие в ЗАГСе дважды, чувствуют себя счастливее тех, кто женился один раз, отмечает социолог Татьяна Гурко.

— Кажется, на западе институт брак себя изжил. В России происходит то же самое?

 — Не думаю. Посмотрите статистику: в 2011 году только 2% мужчин и 4% женщин до 49 лет никогда не были в ЗАГСе. В 2015 году — 3% мужчин и 3% женщин. Если люди хотят быть вместе, они оформляют отношения.

Другое дело, что брак на всю жизнь перестал быть нормой. Мы первые в мире по уровню разводов. Есть, конечно, этнорегиональные особенности. Например, на Дальнем Востоке, в портовых городах, разводов много. В северо-кавказских республиках их практически нет, и сожительство там осуждается.

В развитых странах разводов меньше, чем в России, потому что там люди реже женятся. В Канаде, США, Австралии узаконены фактические браки. В Европе, например, во Франции — гражданские партнерства. По сути, все это — облегченные формы брака, которые дают парам минимальный набор прав.

В России никаких промежуточных статусов нет. Только официальный брак или сожительство. Это слово у нас почему-то не любят, заменяя гражданским браком. Нужно понимать, что никаких юридических последствий за этой формулировкой не стоит.

— Если в России узаконят фактические браки, ЗАГСы опустеют?

 — Не думаю, что в ближайшие десять лет что-то изменится. В Европе закон о гражданском партнерстве нужен был как ступенька к гомосексуальным бракам. У нас, как вы понимаете, в ближайшее время они не найдут поддержки.

— Правильно ли я понимаю, что все зависит от законодательства: там, где закон защищает права сожителей, люди предпочитают не регистрировать брак?

 — От законодательства и традиций. В той же Европе еще 10 лет назад партнеры чувствовали себя комфортнее в официальном браке. Сейчас особой разницы исследователи не видят. Похоже, что неформальные отношения там прижились.

У нас, вне зависимости от возраста и наличия детей, в официальном браке люди по-прежнему счастливее пар, которые просто живут вместе. Они чаще посещают культурные мероприятия, путешествуют, занимаются спортом.

В то же время мы уходим от стереотипов: муж — добытчик, жена — домохозяйка. Отношения в семьях становятся партнерскими: оба зарабатывают, оба тянут быт. Мужчины спокойно готовят, стирают, играют с детьми. Правда, отпуск по уходу за ребенком берут неохотно. В Европе отцов в декрете примерно 10%, в России — несколько случаев на всю страну. Я нашла информацию о шестерых, которые взяли неоплачиваемый отпуск по уходу за ребенком от полутора до трех лет. Тем не менее, отцовство начинает приобретать западный вид.

Если мужчина не понимает, что ребенок — совместный проект, появляются обиды, партнерам становится скучно вместе, и отношения портятся. Часто это проблема ранних браков. Мужчина просто не успевает созреть для отцовства. Другое дело — женитьба после 30 лет. В этом возрасте молодые люди начинают чувствовать себя взрослыми и готовы взять ответственность.

— И все же в России достаточно пар, которые живут, не расписываясь. Это не то же самое, что в Европе?

 — В России сожительство — лишь этап отношений. Сегодня редко сразу выскакивают замуж. Сначала живут вместе, проверяют союз на прочность. Если через год или два понимают, что все получается, женятся. Если нет — идут дальше порознь. На протяжении жизни таких сожительств может быть много. И все же удачные обычно заканчиваются ЗАГСом.

Кстати, раньше браки, заключенные после сожительства, часто распадались. Сегодня вообще редко женятся, не попробовав пожить вместе. И если решаются зарегистрировать отношения, значит притерлись. 

Возраст вступления в брак ежегодно повышается. О свадьбе начинают задумываться ближе к 30 годам. Причем не только мужчины, но и женщины откладывают это решение. Они уже не питают иллюзий о том, что муж будет их содержать. Рассчитывают на себя, на свой доход. В первую очередь стремятся сделать карьеру, и только потом — в ЗАГС.

В зрелом возрасте сожительства реже заканчиваются браком. Кто-то из партнеров развелся, кто-то — овдовел, есть взрослые дети. В такой ситуации люди не видят смысла объединять собственность. Они просто живут и наслаждаются друг другом. Формальности их мало интересуют.

И все же, если речь заходит о детях, партнеры обычно оформляют отношения. Если в Европе внебрачная рождаемость доходит до 50%, то у нас — 22%. Еще в 2006 году было 29%. Юридически у детей может быть отец. Но примерно половина из них, по крайней мере, какое-то время живут только с матерью. Что, в общем, не исключает, что она вступит в новые отношения.

Все чаще браки заключаются вдогонку, во время беременности и даже после рождения ребенка, но они заключаются. Хотя опросы показывают, что россияне лояльно относятся и к разводам, и к внебрачному рождению. Внешние нормы людей мало заботят. За исключением разве что сельской местности.

— То есть совместный ребенок - все еще повод зарегистрировать отношения?

 — Не всегда. Американские социологи даже придумали термин для таких отношений — «хрупкие семьи». Это когда мужчина и женщина не в браке, но ребенок у них общий. Они живут вместе, поддерживают друг друга, но брак не оформляют в основном из-за нестабильного материального положения. Таких у нас немного — 8-10%. Это меньше, чем в США, где 40% внебрачных рождений, и примерно половина из них — в «хрупких семьях».

— В мегаполисах люди чаще живут вместе без оформления брака, чем в провинции?

 — Брачное поведение мало зависит от прописки. Куда важнее уровень образования и социальный статус. Выпускники вузов — белые воротнички — чаще регистрируют брак. Люди со средним образованием — продавцы, рабочие — предпочитают не оформлять отношения и чаще разводятся. Такая картина не только в России, но и за рубежом. В крупных городах образованных людей больше, поэтому там чаще женятся.

— Почему так происходит?

 — Многие связывают это с материальным положением. В обыденном представлении брак — это пышная свадьба, хороший дом. Когда на все это нет денег, мужчины редко решаются на брак. Нет уверенности, что они смогут содержать семью.

И потом, если не на что купить квартиру, то и делить в случае развода будет нечего. Значит, в юридических формальностях нет необходимости.

Другие, напротив, не оформляют брак, потому что кто-то из партнеров ждет жилье от государства. Женщины держатся за статус матери-одиночки, потому что он гарантирует пособия и льготы. По этой причине многие живут с мужьями без регистрации. Даже если муж — отец ребенка.

Еще Маркс говорил про «вынужденную бессемейность пролетариата». Похоже, мало что изменилось с тех пор.

— Вы говорили про пышные свадьбы. Мне казалось, спрос на них давно прошел.

 — Образованная молодежь, действительно, подходит к браку рациональнее. Зачем устраивать торжество, если можно на эти деньги махнуть в путешествие или заплатить ипотечный кредит.

— Отношение к совместной недвижимости тоже изменилось?

 — Все зависит от уверенности в партнере. Люди редко берут совместную ипотеку на первых годах жизни. Никто не знает, как потом делить жилье и долги по кредитам. Но договариваться об этом «на берегу» супруги и не думают. Брачные контракты заключают единицы, мировые суды завалены делами о разделе имущества.

Хотя многие все же стараются накопить на существенный первый взнос на жилье, чтобы не влезать в долгосрочные кредиты. В результате в Москве очень часто в одной квартире живут представители сразу трех поколений — бабушки и дедушки, мамы и папы, дети. По данным переписи населения 2010 года, среди всех семей с детьми в столице таких было больше половины.

— В регионах такой проблемы нет?

 — Там другое. Супруги часто уезжают на заработки, оставляя детей бабушкам и дедушкам. Так появляются семьи с пропущенным поколением.

Распространены браки на расстоянии — межрегиональные, межстрановые. Сейчас люди меньше привязаны к дому. 3-4% семей по всей стране по полгода не живут вместе, и с каждым годом их все больше.

Люди часто меняют города, род занятий. Идея одного брака на всю жизнь тоже теряет свою актуальность. Уходит категоричное «навсегда». Кстати, во вторых браках люди чувствуют себя даже счастливее, чем в первых.

У нас уже 10% супружеских пар с детьми — это повторные браки. Часто в таких союзах один из супругов воспитывает неродного ребенка. Обычно, мужчина. Такие семьи мы называем сводными. Впоследствии в них появляются и совместные дети. Число таких семей постепенно растет.

Анна Семенец

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему В новогодние праздники в Москве будут заключать браки 5 и 6 января

«Отсутствие нации делает государство хрупким»

В Ульяновской области предложили избавиться от «браков»