Россияне у черты бедности

Аналитики РАНХиГС отмечают парадокс: ВВП и зарплаты в стране понемногу растут, но доходы населения падают.


© СС0 Public Domain

У черты бедности живут 70% сограждан. Их зарплаты выше прожиточного минимума, но денег хватает разве что на еду и одежду. Объемы розничных продаж увеличиваются — в основном, за счет кредитов. Люди устали отказывать себе в самом необходимом и пошли за деньгами в банки.

Нам долго твердили про демографический кризис, и он случился. В первом полугодии 2017 года в стране родилось на 125 тыс. детей меньше, чем в прошлом. Причина проста: в репродуктивный возраст вступило трагически малочисленное поколение 1990-х, объясняет директор ИНСАП РАНХиГС Татьяна Малева.

Нам говорят о том, что смертность снижается, продолжительность жизни растет. Но темпы не сравнимы с европейскими, отмечает Малева. При этом часто люди умирают в трудоспособном возрасте. В основном — мужчины. То есть всех этих смертей можно было бы избежать.

«Мы впервые за долгое время говорим о естественной убыли населения», — резюмировала директор института. Ее не может компенсировать даже миграция — впервые с 2010 года, отмечает ведущий научный сотрудник ИНСАП Юлия Флоринская. По словам эксперта, в кризис произошел серьезный отток мигрантов, и восстановить его не получается. Основными донорами иностранной рабочей силы по-прежнему остаются Украина (27%) и Средняя Азия (40%). Нового притока гастарбайтеров ждать неоткуда.

В июле 2017 года Россия недосчиталась 1 млн работников, которые еще в июле 2016 года были, отметил научный сотрудник ИНСАП Виктор Ляшок. Зато сократилась безработица. Сейчас ее уровень существенно ниже, чем в 2015 и 2016 годах. «Мы приблизились к показателям 2014 года, который считался самым благоприятным по уровню безработицы за весь постсоветский период», — заметил Ляшок.

Резко сократилась численность занятых в неформальном секторе экономики. Тех, кто работал в тени, за последний год стало меньше на 600 тыс. человек, тех, кто подрабатывал — на 500 тыс.

«Все более высокими темпами растут зарплаты: за год — на 4,6%. Тем не менее, пока этот рост не позволяет компенсировать того провала, который был в 2015 году. То есть, зарплаты все еще находятся на уровне ниже 2013 года», — заметил эксперт. Заметней всего зарплаты растут в промышленности, сельском хозяйстве, добыче полезных ископаемых, медленнее — в бюджетном секторе.

По сравнению с первым полугодием 2016 года на 1,5% увеличился внутренний валовой продукт (ВВП). Впервые с 2014 года немного подрос объем розничной торговли.

«Казалось бы, ВВП растет, зарплаты растут, пенсии по крайней мере не сокращаются, значит, можно говорить и о росте доходов населения. Но никакого роста пока нет. По сравнению с прошлым годом доходы сократились на 1%. Конечно, это уже не 5-6%, как было последние два года, но все же не рост», — подчеркнула Малева.

Продажи увеличиваются во многом за счет кредитов. «Последние два года люди жили в режиме жесткой экономии, и многого себе не позволяли. Но те же пылесосы, стиральные машины имеют свойство ломаться, и люди, у которых нет денег на покупку новых, берут кредиты», — отметила директор ИНСАП.

За семь месяцев объем кредитования вырос на 22,6%. При этом, чистый прирост задолженности по кредитам составил 521 млрд рублей. «Думаю, такую картину мы будем наблюдать и дальше», — заметила Малева.

Самым тревожным социальным индикатором аналитики считают рост бедности. «Пока у нас нет цифр за первое полугодие, но мы можем посмотреть, как россияне сами оценивают свое положение. С прошлого года картина не сильно изменилась. Примерно 21,3% российских домохозяйств считаются субъективно бедными. При этом доля среднеобеспеченных семей снижается. Хотя, в целом, россияне вполне позитивно оценивают свое материальное положение», — рассказала эксперт. Такой оптимизм вполне может объясняться тем, что летом у людей просто настроение лучше, заметила Малева.

По данным статистики за прошлый год, хронически бедных в стране примерно 10%, людей, относящихся к среднему классу — около 20%. И где-то между бедностью и достатком живут еще 70% россиян. Зарплаты у них выше прожиточного минимума, но денег часто хватает только на еду и одежду. «Еще не бедные, но перебиваются, выживают, как придется», — охарактеризовала директор ИНСАП.

Вот эта прослойка и составляет основу населения страны. «От того, удастся ли людям выбраться из этой промежуточной зоны и приблизиться к среднему классу, зависит будущее России. Только в этом случае мы сможем говорить о каких-то позитивных изменениях», — считает Малева.

«Пока мы не восстановили тот уровень ВВП, с вершины которого падали. Вряд ли рост, который мы сейчас видим, можно в полной мере назвать ростом. Несмотря на увеличение заработной платы, мы еще не вышли на уровень 2013 года. Доходы россиян падают. При этом никакого другого индикатора социального благополучия, кроме доходов, мир еще не придумал», — заметила она.

В такой ситуации говорить о выходе из кризиса преждевременно. «Истинное значение имеет даже не скорость выхода из этой ямы, а качество. Пока мы не видим новых рабочих мест с принципиально новыми требованиями и высокой оплатой труда. В лучшем случае речь идет о том, что на тех же рабочих местах стали платить чуть больше. Это не дает основания думать, что производительность там сильно выросла, что продукция, которая выпускается, востребована рынком. Если мы не перейдем в новое качество, все попытки выйти на устойчивые темпы роста, будут бессмысленны. За низкой оплатой труда не может быть высокой производительности. Пока же мы приводим зарплаты хоть в какое-то соответствие», — заключила директор ИНСАП.

Свой мониторинг Институт социального анализа и прогнозирования РАНХиГС ведет с 2015 года. Он базируется на данных Росстата, Центробанка, Казначейства, МВД и Центрального банка данных учета иностранных граждан.

Анна Семенец

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему СП: Реальный размер пенсий россиян через три года снизится

Владислав Иноземцев. Все, что нужно знать о современной России

Росстат: Уровень безработицы в августе составил 4,9%