Сначала дыра в банке — затем в карманах

За проблемы финансово-кредитных организаций заплатят россияне — печатание новых денег для их оздоровления разгонит инфляцию, считает экономист Василий Солодков.


Из опыта мировых кризисов Россия извлекала неверный урок. © Фото пресс-службы ВШЭ

Центробанк проводит оздоровление сразу двух крупных частных игроков на финансовом рынке — «Бинбанка» и «Открытия». Санация будет проходить при помощи недавно созданного фонда, подконтрольного ЦБ. Чтобы вернуть эти банки в строй, по оценкам экспертов, придется вложить около триллиона рублей. Хватит ли у регулятора денег, если банкротства продолжатся? За чей счет спасают этих финансовых монстров? И что ждет клиентов санируемых банков? Об этом «Росбалту» рассказал директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков.

— Когда проблемы возникали у банков помельче, Центробанк просто отзывал лицензию. Крупных игроков решили спасти. Но откуда возьмутся деньги на их санацию?

 — На самом деле, этих денег ни у кого нет, их просто напечатают. По сути, это будет своего рода налог, которым Центробанк намерен обложить все наше общество ради спасения двух банков. От количества напечатанных денег будет зависеть, насколько вырастет инфляция.

Центральный банк отталкивается от понятия Too big to fail («слишком большой, чтобы рухнуть»). В американском контексте это означает очень простую вещь: не должно быть таких крупных коммерческих банков, на спасение которых пришлось бы тратить деньги налогоплательщиков.

— В России, как я понимаю, трактовка другая?

 — У нас это означает, что есть банки, на спасение которых мы вытащим последний рубль из кармана налогоплательщиков.

— Сейчас уже понятно, сколько денег уйдет на их оздоровление?

 — В сумме санация двух банков тянет где-то на триллион рублей. Мотивацию Центробанка можно понять. Обрушение крупных банков может вызвать эффект домино. Если их не санировать, будет только хуже. Но зачем нужно было доводить до такого? Мы же сами планомерно сокращали количество банков, объясняя, что все они — жулики и негодяи, только отмывают деньги. Мы сами наращивали долю крупных банков. Чтобы потом спасать?

— Суть санации в том, чтобы накачать банки деньгами?

 — У проблемного банка есть куча обязательств, которые он не может выполнить. Когда банк санируют, эти обязательства Центробанк берет на себя: кому-то выдает деньги, какие-то долги списывает, то есть очищает баланс. В конечном итоге мы с вами должны получить здоровый банк. Представим, что вы клиент одного из этих банков. Когда вместо отзыва лицензии начинается санация, для вас, по сути, ничего не меняется. Вы клиент того же банка, с тем же счетом, с теми же деньгами.

— То есть на клиентах банков санация никак не скажется?

 — Никак. Им должно быть глубоко безразлично, кто владеет банком — конкретные акционеры или регулятор. Людям важно, чтобы им в срок вернули депозит, и заплатили проценты. Все это будет сделано.

— С депозитами понятно. Но если человек взял кредит, могут ли временные управляющие поменять процентную ставку или попросить погасить долг досрочно?

 — Смотрите условия договора и не подписывайте бумаг, в которых банк в одностороннем порядке может чего-то менять.

— Но банк всегда оставляет за собой право вносить изменения в одностороннем порядке. Это есть в любом договоре.

 — Поменять депозитный договор банк не имеет права, а вот кредитный — да. Временная администрация может попросить вас погасить кредит не через пять лет, а, скажем, через месяц. Нужно внимательно читать договор. У нас же многие подмахивают документы, вообще ничего не читая, а потом удивляются.

— Но все банки штампуют эти договоры как под копирку. Не хочешь — не подписывай. Останешься без денег.

 — А это уже проблема конкуренции в банковском секторе. У нас есть монополия, которая диктует, в том числе, форму договора.

Но меня больше пугает не сама санация, а скорее масштаб, в котором все это происходит. Во время кризиса в 2008 году перед Федеральной резервной системой США стоял тот же вопрос: банкротить или спасти Lehman Brothers — четвертый по величине американский инвестиционный банк. Они ведь тоже могли сказать: «а давайте возьмем все долги „Лемана“ и радостно оплатим». Но не сделали этого. Крах банка привел к мировому кризису, можно долго спорить о том, правильным ли было это решение. Но после этой истории в США приняли ряд законов, направленных на усиление конкуренции. Худо-бедно, они пока плывут. Мы же извлекли другой урок: системно значимые банки нужно спасать до последнего рубля в кармане налогоплательщика.

— «Открытие» и «Бинбанк» еще летом упоминались в числе проблемных банков, в том числе, в письме аналитика «Альфа-Капитала». Но в этих списках были и другие. Если они начнут банкротиться, их тоже спасет ЦБ?

 — Спасет или нет — лучше спросить Центробанк. Но плохи дела не только у банков из списка. Проблемы у целого ряда крупных игроков, которые в него не вошли.

Здесь нужно понимать, что ни один банк не рассчитан на то, что в один момент придут все вкладчики и потребуют свои деньги назад. Если мы пустим такой слух про любой, в том числе государственный банк, и народ это услышит, завтра банка не будет. То, что сделал «Альфа-Капитал», недопустимо на рынке.

В 2004 году в Федеральной службе по финансовому мониторингу РФ тоже заявили, что у них есть список банков, у которых может быть отозвана лицензия. Вы помните, чем это закончилось? На ровном месте был создан кризис ликвидности в стране, хотя никаких предпосылок к тому не было. Давайте не будем этому уподобляться и никого не станем называть. Но, в принципе, ситуация очень тревожная, и Центробанк, думаю, это хорошо понимает.

— И все же, на санацию «Открытия» и «Бинбанка» уйдет триллион. Вы сказали, что в других банках ситуация тоже неважная. Насколько у государства хватит резервов, чтобы таким вот образом и дальше спасать тонущих? И чем это чревато для экономики?

 — Если у банка есть проблемы, ему не вернули кредиты, он неправильно вложился, в принципе, это проблема банка. Он получил лицензию в ЦБ, он — квалифицированный игрок на финансовом рынке, и должен отвечать за свои решения. Так должно быть.

Но что мы видим сегодня? Банк может принимать любые решения, брать на себя любые риски, которые, в случае чего, покроют за счет печатного станка. Это начало пути, по которому пошли в Зимбабве, где доллар в итоге стоил триллионы «зимбабвийских рублей».

— Тем не менее, мы уже это делаем — санируем банки. Или это какая-то ограниченная акция?

 — Делаем. Одна ошибка тянет за собой другую. Вопрос о страховании юридических лиц не решили, устроили чистку, которая нарушила конкурентную среду. В итоге очень скоро в стране останутся одни госбанки, которые никогда не разорятся. Все их возможные убытки, если таковые будут, покроет Центробанк.

Вместо того чтобы наращивать конкуренцию, противостоять монополизации банковского сектора, регулятор, по факту, делает обратное. Допустим, «Открытие» и «Бинбанк» спасут. Что с ними будет дальше? Кто их купит, кроме госбанков?

— Получается, так или иначе, мы движемся к государственной банковской системе? Это единственный путь?

 — Путей у нас много, но мы выбираем этот. Если посмотреть историю России, мы всегда из всех возможных путей выбирали наихудший.

— И все-таки, помимо государственных банков у нас пока еще есть частные. У людей в этих банках зарплатные карты, вклады. Они видят, что происходит с банками, и явно волнуются за свои кровные. Что им делать: снимать, класть под подушку, нести в госбанки?

 — Система страхования вкладов работает эффективно. Если у банка отзывают лицензию, через две недели клиенты получают все свои деньги и проценты. Единственное, что нужно помнить: в одном банке АСВ страхует только 1,4 млн рублей на человека. В эту сумму должны входить и проценты по вкладу.

Сложнее с валютными вкладами. Ставки по ним равны нулю. Если у банка отзовут лицензию, клиенты получат не валюту, а рубли — по курсу на день отзыва лицензии. Возникает вопрос: нужно ли вообще хранить валюту в банках, или лучше ее где-нибудь в огороде прикопать?

— То есть, главный совет для потребителей — не дергаться?

Дергайся — не дергайся, эффект будет один.

— Вы можете объяснить, что вообще происходит с российскими банками? Почему начали обваливаться даже крупные финансовые структуры?

 — По той же причине, по которой валятся мелкие, — нарушена конкуренция в банковском секторе.

Юридические лица, с одной стороны, обязаны иметь счета в коммерческих банках, с другой — в случае отзыва лицензии, получают свои деньги последними. Когда Центробанк начал расчистку, и частные банки посыпались один за другим, у юридических лиц возникло понятное желание перевести свои деньги в госбанки. Частные банки стали терять клиентов. Вместе со счетами к госбанкам уходили и кредиты.

Но даже тогда, с деньгами от Центробанка, со средствами пенсионных фондов, многие неплохо себя чувствовали. А вот когда «Открытию» не хватило баллов в рейтинге АКРА, чтобы держать на своих счетах пенсионные накопления, тогда этот банк и посыпался. Примерно та же история произошла и с «Бинбанком».

В отличие от государственных банков, у частных нет доступа к льготному фондированию. Чтобы как-то выживать, они держат деньги в Центральном банке либо кредитуют госбанки, что вообще абсурдно. Только представьте: частные банки кредитуют государственные! Они должны давать деньги в экономику, работать с мелким и средним бизнесом, а его нет — он ускакал в госбанки.

Конечно, это лечится. Нужно вводить систему страхования для юридических лиц по аналогии с Агентством страхования вкладов. Проблема в том, что это нужно было сделать три года назад, до начала расчистки, чтобы у нас не произошло того, что произошло.

Беседовала Анна Семенец

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Fitch предрекает резкое сокращение числа банков в России

Набиуллина: Объединение Бинбанка и «Открытия» является возможным рабочим вариантом

Строители потонут вслед за банками?