Публичная «порка» генерала Дрыманова

Прокурор обвинил главного следователя столицы в коррупционной заинтересованности в освобождении подручного «вора в законе» Шакро.


© moscow.sledcom.ru

Конфликт между Следственным комитетом и ФСБ из-за персоны главного столичного следователя Александра Дрыманова перешел в открытую фазу. На слушаниях в Мосгорсуде над генералом СК Михаилом Максименко прозвучали публичные обвинения в его якобы имевшейся коррупционной заинтересованности в освобождении из-под стражи авторитета Итальянец — «правой руки» «вора в законе» Захария Калашова. И это далеко не единственный эпизод, по которому к главе ГСУ СК РФ по Москве возникли вопросы.

В ходе расследования о взятках сотрудникам СК РФ за освобождение из СИЗО Андрея Кочуйкова (Итальянец) все материалы дела были засекречены. И не столько из-за «тайн следствия», сколько из-за того, чтобы некоторые факты преждевременно не стали достоянием общественности. Уйди Дрыманов в отставку, возможно, на суде его фамилию журналисты и не услышали бы. Но генерал остался на посту, и как только дело поступило на рассмотрение служителям Фемиды, почти со всех томов расследования, за исключением одного, гриф «секретно» был снят.

«Слушания станут настоящим раем для журналистов, там масса интересного. Причем следствие (а его вела ФСБ) и обвинение явно заинтересованы, чтобы изложенные там оперативные и прочие материалы стали достоянием общественности», — высказал «Росбалту» мнение один из участников процесса перед его началом.

И действительно, в первый же день слушаний прокурор объявил, что корыстную заинтересованность в освобождении Кочуйкова имели не только экс-сотрудники ГСУ СК РФ по Москве Денис Никандров и Алексей Крамаренко, которым предъявлены соответствующие обвинения, но и их бывший руководитель Дрыманов. Таким образом, конфликт между ФСБ и СК РФ из-за персоны Дрыманова перешел в публичную плоскость.

Уже вскоре после ареста Максименко и Никандрова источники «Росбалта» высказывали версию, из которой следовало: контрразведчики абсолютно уверены, что Дрыманов участвовал с истории с Кочуйковым, и его надо, как минимум, снять с должности. Но они столкнулись с «непробиваемой» стеной в лице главы СК Александра Бастрыкина, который после потери Максименко категорически не хотел «сдавать» еще и Дрыманова. Тут дело было уже не в занимаемом им посту, а в принципе. Глава ГСУ СК РФ по Москве считается лицом, наиболее приближенным к Бастрыкину.

Тогда началась длительная «осада Дрыманова». Собеседники агентства рассказывали, что в ФСБ приглашали следователей, в разное время пострадавших от связки Дрыманов-Никандров, и опрашивали их на предмет «странных» решений руководства. Постепенно стали появляться материалы, не связанные с историей с Итальянцем.

Так, в 2015 году МВД собрало сведения о хищениях «неустановленными должностными лицами «Московского метрополитена» бюджетных средств, выделенных на мероприятия, посвященные празднованию 70-летия победы в Великой Отечественной войне. Материалы поступили в ГСУ СК РФ по Москве, где следователь, по распоряжению руководства, стал выносить отказные постановления. Прокуратура их отменяла, тогда материалы (по решению ГСУ) просто спрятали от надзорного ведомства, поменяв нумерацию и отправив в одно из районных подразделений.

Или, например, ГСУ СК РФ по Москве весьма странно расследовало дело о группировке черных риэлторов, в которую входили сотрудники МУРа. После обыска в ГУ МВД РФ по Москве следственная группа по данному делу — по решению руководства — была фактически «разгромлена». Возможно, это было связано с тем, что и сам Никандров являлся владельцем квартиры, принадлежавшей ранее москвичу, которого убили.

Или ситуация с материалами на босса Итальянца — «вора в законе» Захария Калашова (Шакро молодой). Главные герои в ней все те же — Дрыманов, Никандров, Крамаренко. Еще в 2015 году следователь ГСУ СК РФ по Москве выделил в отдельное производство материалы, в которых основным фигурантом был Шакро. Речь шла о событиях 15-летней давности — захватах крупнейших столичных казино («Кристалл» и «Голден пэлас»), сопровождавшихся похищением, убийством, мошенничеством и т. д.  Следователь хотел возбудить дело по статье 210 УК РФ (организация преступного сообщества). Однако ему этого просто не дали сделать. По решению  Дрыманова и Никандрова, материалы были неожиданно отправлены из ГСУ СК РФ по Москве в СУ по ЦАО, которое возглавлял Крамаренко. А там их, что называется, «замылили». Дело на свет так и не появилось. Возможно, это был первый успешный опыт сотрудничества команды Шакро молодого и ГСУ СК РФ по Москве.

Несмотря на обилие подобных материалов, Дрыманов продолжал возглавлять столичное следствие. Осенью 2017 года ФСБ провела обыск в кабинете главы ГСУ СКР по Москве, а самого его допросили. После подобных событий руководство СК в срочном порядке отправило Дрыманова в командировку в Сирию — как лицо, сопровождающее груз гуманитарной помощи. Вернулся он, когда, казалось, страсти несколько улеглись.

Однако выяснилось, что вопросы к Дрыманову у ФСБ по-прежнему остаются, а его отставка не состоялась. В первый день слушаний над Максименко журналисты смогли услышать только маленькую часть претензий к Дрыманову.

«Поверьте, это далеко не все. Самое интересное будет, когда выступят с показаниями (или их зачитают) Никандров  и заместитель Максименко Александр Ламонов, заключившие сделки со следствием», — полагает источник агентства.

Герман Александров

Происшествия, новости преступного мира, громкие расследования и эксклюзивные подробности на криминальном канале в Telegram.

   


Ранее на тему Главу СК РФ по Москве Дрыманова вызвали на допрос по «делу Максименко»

Обвиняемого по «делу Шакро» обнаружили в Лондоне

Замначальника УСБ СК РФ Ламонов заявил в суде, что не считает $500 тыс. взяткой