«Дело Белых»: восемь лет за жизнь «не по средствам»

Скандальных фото со светящимися руками хватило для доказательств взятки и сурового приговора экс-губернатору Кировской области.


© Фото Следственного комитета по Кировской области

Не прошло и 40 дней с момента вынесения жесткого приговора бывшему министру экономического развития РФ Алексею Улюкаеву, как завершился второй резонансный «коррупционный процесс». И с тем же сроком. Восемь лет строгого режима получил экс-губернатор Кировской области Никита Белых.

Для той части российского общества, которую можно назвать «демократической», «либеральной» или «западнической» это довольно тревожный сигнал. Оба осужденных за взятки принадлежат именно к этому «лагерю». А ведь трудно предположить, чтобы все крупные взяточники происходили именно и только из либералов.

Улюкаев — не только министр и не столько чиновник: в глазах просвещенной публики  он, прежде всего, экономист и член «команды», проводящей экономический курс новой, постсоветской России со времен, можно сказать, гайдаровских (то, что Улюкаев еще и стихи пишет, в глазах общества не столь существенно, но все же это штрих).

Так же и Белых — не только губернатор и тем более, не столько чиновник. Ныне 42-летний, почти на двадцать лет моложе Улюкаева, Никита Белых получил широкую известность как молодой демократ. Его могучая фигура, гвардейского роста и богатырского сложения, была очень хорошо заметна на демократических митингах и демонстрациях начала века.

В 2005 году Белых был избран председателем знаменитой партии «Союз правых сил» (СПС). А в 2008-м — подал в отставку, да еще заявив, что не желает «договариваться с Кремлем и участвовать в создании правильной, нужной Кремлю  либеральной партии». За это его  очень хвалил Борис Немцов (и недаром на приговор Белых так живо отозвалась из-за границы Маша Гайдар, с которой они вместе тогда демонстрировали).

Но вот СПС самораспустился в ноябре 2008 года. И не прошло месяца, как президент России, тогда Дмитрий Медведев, выдвинул кандидатуру Никиты Белых  на губернаторский пост. Его поставили на Кировскую область, соседнюю с его родным Пермским краем.

 Тогда, помнится, Белых был публично проклят Валерией Новодворской. По мнению бескомпромиссной демократки, молодой губернатор наиболее ярко представлял течение карьеристов, использовавших оппозицию как карьерную ступень — «медведевская» власть желала показать, что она инкорпорирует оппозиционеров в себя.   

Давно, кажется, это было. Не только Новодворской уже три с половиной года как нет в живых, но и сам богатырь-уралец ослаб здоровьем за полтора года следствия и суда. У него диабет, и давление зашкаливает за 200 (с богатырями и великанами это бывает). Так что часть судебного процесса (защитительная, в частности) вообще проходила в тюрьме «Матросская тишина», где Белых пребывает в лазарете.

И на заседаниях его сопровождали медики, а в день чтения приговора в Пресненском суде судья Татьяна Васюченко через каждый час с небольшим объявляла перерывы сначала по 10, а ближе к вечеру — по 15 минут. Оказывается, не столько для того, чтобы отдохнуть самой и дать передохнуть публике от знаменитой многочасовой монотонной судебной скороговорки, сколько, чтобы пощадить подсудимого.

«Единственное, что вызывает озабоченность — это состояние здоровья Белых, — сообщил по завершении суда его защитник Андрей Грохотов. — Он уже достаточно много времени находится в изоляторе, здоровье его подорвано. Как вы могли наблюдать, после каждого перерыва ему оказывалась медицинская помощь. Только в таких условиях мы смогли закончить этот процесс».

«Сегодня Белых прибыл в суд из больницы СИЗО „Матросская тишина“, где он содержится в связи с резким ухудшением здоровья в конце прошлого года и начале этого, — рассказал адвокат. — Прибыл он в сопровождении двух врачей — терапевта и анестезиолога, которые в каждый перерыв, через каждые полтора-два часа проводили обследование  и требовали медицинских препаратов. Через катетер ему вводились лекарственные средства, и в конце дня еще таблетки он принимал, чтобы снизить давление».

Приговор Никита Белых изо всех сил пытался слушать стоя, порой держать за прутья клетки, но время от времени вынужден был присаживаться. Богатырь хромал и опирался на трость — хромота как бы «роднит» его с другим подсудимым по другому «коррупционному делу», слушающемуся в Мосгорсуде, крупным чином Следственного комитета Михаилом Максименко.

Но, конечно, Белых и Максименко — разного поля ягоды, а основные параллели возникают с улюкаевским процессом. Между прочим, если чтение приговора Улюкаеву уложилось в два часа, что порадовало многочисленную прессу, то приговор Белых читали аж девять с половиной часов и закончили уже около 22.00, замучив всех, а не только хворающего подсудимого. Перерывы судья как бы компенсировала уж слишком интенсивной скороговоркой, не всегда позволявшей понять сказанное. Свидетелей было много, а судья очень старалась максимально изложить все их показания.

И если Улюкаев обвинялся в одной взятке в $2 млн, полученной от знаменитейшего нефтепромышленника и государственного деятеля Игоря Сечина, то Белых «проходил» по двум эпизодам на общую сумму в $600 тыс., а имена взяткодателей вряд ли кому известны за пределами Кировской области.

Дело связано с лесом и лесоразработками — естественно, ведь Кировская область лесная, это исторический вятский край. Оба эпизода касаются одной компании — ООО УК «Лесхоз».

Это был крупный инвестиционный проект 2009 года, согласно которому, компания, принадлежавшая белорусскому гражданину Альберту Ларицкому, обязалась развернуть полезные деревообрабатывающие производства — наладить выпуск разборных деревянных домов, лыж и паркетной доски, создать две с половиной тысячи рабочих мест.

Как отмечало обвинение и суд, дела у деревообработчиков пошли неважно. Обязательства они выполняли из рук вон плохо, начатое было производство паркетной доски, домиков и лыж вскоре оказалось свернуто, из всей «номенклатуры» изделий остались только  древесно-стружечные плиты, а по сути, компания занималась вырубкой и перепродажей леса.

В общем, злополучный «Лесхоз» по закону давно должны были, если уж не прикрыть совсем, то вывести из числа приоритетных проектов, после чего дышащая на ладан компания неизбежно и быстро обанкротилась бы. Об этом неоднократно напоминали как федеральные ведомства (Рослесхоз и Минпромторг РФ), так и кировские, в частности, областной арбитражный суд.

И вот этому-то законному шагу по восстановлению справедливости и наведению порядка, как выяснилось во время процесса, почему-то противился губернатор Белых, чьи административные «действия и бездействие» позволили древесным «Рогам и копытам» протянуть столь долгий срок.

За свое ненавязчивое покровительство, по версии обвинения, губернатор сначала, в мае 2014 года, получил от г-на Ларицкого взятку в $200 тыс. Затем отчаявшийся Ларицкий продал компанию новому хозяину, германскому гражданину Юрию Судгаймеру (в такой транскрипции его фамилия чаще всего звучала в приговоре, упоминалось также и «более немецкое» Зюдхаймер).

От расторопного (или не очень расторопного) немца Белых и получил, по версии обвинения, уже $400 тыс. Это было весной и летом 2016 года, причем валюта передавалась порциями-«траншами», и происходила это не просто в нескольких местах, а в нескольких точках мира, среди которых фигурировали и Рига, и Вена, и Братислава.

Но самый крупный «транш» $150 тыс. состоялся в Москве — в кафе «Мельбурн» в Lotte  Plaza на Новинском бульваре 24 июня 2016 года. Там-то Белых и взяли, поскольку герр Судгаймер (подобно Сечину в улюкаевском деле) обратился в ФСБ, умоляя оградить его от назойливого взяточника. Деньги были, как и поступают в таких случаях, помечены особым составом, и, как и в случае с Улюкаевым, задержанный утверждал, что в пакете должно быть коллекционное вино в виде презента. Однако было зафиксировано, что Белых употребил слово «транш», которое к вину никак не клеится (разве что в виде искусной иронии), а Судгаймер сказал «извини, что мелкими».

Притом, в отличие от «улюкаевского процесса», на который не явились ни Сечин, ни сотрудники ФСБ, тут свидетелей пришло множество, начиная с Судгаймера, и они были скрупулезно допрошены.  Обвинение уличило экс-губернатора в жизни не по средствам. Его губернаторское жалованье составляло 165 тыс. рублей в месяц. Правда, при вступлении в должность Белых задекларировал доход в 75 млн руб. Но жил, как оказалось, гораздо  шире. Он выделял первой жене по 200 тыс. руб. в месяц, выплачивал по 25 тыс. английских фунтов в год на учебу старшего сына в Великобритании, а на остальное разъезжал по заграницам, снимал дорогие отели и ни в чем себе не отказывал. Уже в тюрьме Белых зарегистрировал второй брак, с молодой красавицей Екатериной Рейферт.  

Сам подсудимый решительно отрицал получение взятки от Ларицкого. А от Судгаймера, по его версии, — да, деньги получил, но не для себя, а на благоустройство города Кирова. Неосторожно и вправду поступил, приняв их наличными без необходимой документации.

И действительно, по эпизоду с Ларицким суд экс-губернатора оправдал за недостатком улик, поскольку обвинение тут строилось на показаниях одного человека.

Но и одного «судгаймеровского эпиода» хватило на суровый приговор по части 6 статьи 290 УК РФ: восемь лет в колонии строгого режима и штраф более 48 млн руб. (в качестве двукратного размера взятки). Обвинение просило несколько больше — 10 лет и штраф в 100 млн руб. Лишение прав занимать государственные должности на три года уже мало что добавляет к этой картине.

Процесс завершился поздно вечером. Когда осужденного уводили, молодая жена крикнула «Держись, пожалуйста!» А представители обвинения и защиты вышли к прессе почему-то на мороз — на крыльцо. Причем обвиняли Белых женщины, и обе дамы появились в одних синих кителях, а защитник Андрей Грохотов был в верхней одежде, но с непокрытой головой.

«Мы рады тому, что наконец-то позиция защиты по эпизоду 2012 года с Ларицким услышана и Белых оправдан по этому эпизоду,  — отметил адвокат. — Однако эпизод с Судгаймером, по большому счету, с некоторыми изменениями, но оставлен именно как взятка. Это сторону защиты не устраивает. Мы будем обжаловать приговор».

«Надеюсь, что все-таки удастся доказать ту правду, на которой Никита Юрьевич настаивает, и это произойдет раньше, чем его здоровье окончательно иссякнет», — добавил защитник.

«Безусловно, позиция государственного обвинения по первому эпизоду 2012 года о получении взятки у предпринимателя Альберта Ларицкого не совпала с позицией суда, — сказала прокурор Марина Дятлова. — Но на то и суд, чтобы высказывать свою оценку, независимо от стороны защиты и стороны государственного обвинения».

Дятлова отметила, что «законом предусмотрен 10-суточный срок для принятия решения по обжалованию и, безусловно, вопрос апелляционного обжалования по  первому эпизоду будет рассматриваться».

Что касается суммы штрафа, то, по словам обвинителя, она обжаловаться не будет. Как загадочно заметила Дятлова, это «не та сумма».

Леонид Смирнов


Ранее на тему Жалобу на приговор Белых рассмотрят 10 мая

Ушла в отставку судья, рассматривавшая дела Белых и Васильевой

Мосгорсуд 12 апреля рассмотрит жалобу на приговор Улюкаеву