Дело «Балтстроя» пополнилось объектами ФСО

По странной логике следствия основные фигуранты крупных хищений госсредств по многим эпизодам выводятся в категорию рядовых исполнителей и могут рассчитывать на условные сроки.


© Фото ИА «Росбалт»

В деле о хищении средств при реконструкции резиденции президента РФ в Ново-Огарево появился новый эпизод. К материалам этого расследования приобщены другие — об афере с бюджетными средствами при ремонте комплекса госдач «Воробьевы горы». Фигуранты остались прежние — это руководство группы компаний (ГК) «Балтстрой». Впрочем, для них это стало обыденной ситуацией. Балтстроевцы — основные участники еще пяти расследований о хищении госденег, за плечами у них судимость за аналогичные преступления. Несмотря на это, следственные органы не объединяют все многочисленные дела в единое производство, а почему-то настаивают, что в каждом случае действовала отдельная преступная группа. Что только на руку самим представителям «Балтстроя». Ведь по одному из дел они умудрились получить условные сроки.

Как рассказал «Росбалту» источник в правоохранительных органах, Следственный комитет России (СКР) в рамках дела о хищениях в Ново-Огарево изучает материалы и о мошенничестве с госсредствами на другом объекте Федеральной службы охраны (ФСО) — комплексе «Воробьевы горы». Это ряд госдач, расположенных в Москве. Некоторые из них сданы в аренду, в частности один особняк занимает бизнесмен Геннадий Тимченко. Другие используются для приема и проживания во время визитов лидеров других государств. Например, в «Воробьевых горах» любит останавливаться глава Белоруссии Александр Лукашенко. В свое время было решено, что все особняки и, главное, ведущие к ним коммуникации требуют серьезного ремонта. Работы поручили выполнять фирмам, входящим в ГК «Балтстрой». По версии СКР, часть средств путем завышения цен на материалы и работы была похищена.

Следствие полагает, что для мошенничества была создана преступная группа, главные роли в которой были у представителей ГК «Балтстрой». В отличие от дела о хищениях при реставрации исторических памятников, где руководителей Минультуры сочли сообщниками балтстроевцев, в данном случае следствие полагает, что у топ-менеджеров ГК не было подельников в ФСО, а представителей этой службы просто вводили «в заблуждение».

 История с хищениями при ремонте госдач «Воробьевы горы» и резиденции президента далеко не единственная. Сейчас одновременно расследуется еще пять дел, где фигурируют представители «Балтстроя». В производстве СКР находится дело о хищениях при реставрации комплекса «Соловецкий монастырь». Одновременно тот же СК ведет расследование о мошенничестве со средствами, выделенными на реконструкцию Изборской крепости. СУ ФСБ занимается ситуацией с хищениями при реставрации Эрмитажа, в частности Запасного дома Зимнего дворца. В производстве УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области находится дело о хищении денег при ремонте Малого драматического театра. А совсем недавно следственное управление по Красногвардейскому УМВД северной столицы начало расследование об афере с госсредствами при работах в Большом драматическом театре имени Товстоногова.

Все эти объекты ремонтировали фирмы из «Балтстроя», в деле есть показания свидетелей, в частности бывшей жены топ-менеджера ГК Станислава Кюнера, о том, что именно представители группы компаний разрабатывали схемы хищений. Однако данные дела не только не объединяют в одно производство, но с ними складывается парадоксальная ситуация. Следователи выстраивают схему, будто бы по каждому такому «проекту» создавалась отдельная преступная группа, а представители «Балтстроя» являлись в лучшем случае ее рядовыми участниками. С этими «рядовыми участниками» заключаются сделки со следствием, после чего они становятся «ценными» свидетелями. И, как в случае с «делом реставраторов», получают условные сроки.

Источник «Росбалта», знакомый с ситуацией, полагает, что значительная часть дел была изначально «заточена» под совладельца «Балтстроя» Дмитрия Михальченко. Поэтому другие представители группы компаний превратились в материалах расследований в рядовых исполнителей и свидетелей, дающих показания на Михальченко. В частности, о нем на допросах много рассказал второй совладелец «Балтстроя» Дмитрий Сергеев. Собеседник агентства не исключает, что после приговора Михальченко по «контрабандному делу» его могут привлечь к ответственности и в рамках расследования о хищении средств на ремонт резиденции президента. Но тут у следствия наверняка возникнут проблемы. Михальченко, в отличие от того же Сергеева, вовсе не участвовал в оперативной деятельности «Балтстроя» и являлся только акционером, получавшим часть законной прибыли.

«На самом деле ГК „Балтстрой“ — это была единая и сплоченная группа, состоявшая из друзей детства. Со школьной скамьи общались — Дмитрий Сергеев, Александр Коченов, Дмитрий Торчинский, Станислав Кюнер, позже ставшие совладельцами фирм, входивших в ГК „Балтстрой“. Лидером среди них был Сергеев. Он в свое время купил долю в стройкомпании „Балтстрой“, а вторую половину уговорил приобрести своего друга Дмитрия Михальченко. Сергеев получал большую часть средств. Часть денег шла Коченову, Торчинскому и Кюнеру. А часть акционеру Михальченко. Однако следствие упорно пытается доказать по всем делам, что это вовсе не единая группа, а фактически чуждые друг другу люди, каждый из которых занимался внутри „Балтстроя“ какими-то своими хищениями. При этом все они к тому же были лишь рядовыми исполнителями.

Из приговора по „делу реставраторов“ четко видно, что всеми вопросами завышения стоимости работ, цен на материалы, обналичивания похищенных средств занимался исключительно „Балтстрой“. А представители Минкультуры лишь получали откаты за то, что помогали ГК в получении выгодных контрактов. Несмотря на это, балтстроевцев упорно продолжают считать чуть ли не „пешками“ при хищении госсредств», — высказал мнение собеседник агентства, знакомый с ситуацией.

Герман Александров


Ранее на тему Средства на резиденцию Путина похищали с помощью ФСО

В Петербурге 91-летняя женщина отдала мошеннику 220 тыс. рублей «на лечение дочери»

Заместителя главврача Александровской больницы подозревают в получении денег за «мертвые души»