«На каком из трех спецбортов я перевозил кокаин?»

Фигурант скандального дела о контрабанде наркотиков через диппочту Андрей Ковальчук возражает против экстрадиции в Россию.


© Фото ИА «Росбалт»

Главный фигурант дела о контрабанде посредством дипломатической почты кокаина из Аргентины в Москву Андрей Ковальчук подал в немецкий суд свои возражения на экстрадицию в Россию. В них он отрицает причастность к поставкам наркотиков и  указывает на «пробелы» следствия. Например, на то, что 400 кг кокаина долгое время лежали в посольстве незамеченными. И на то, что МВД указывает, что контрабанду планировалось переправить спецбортом, а в Аргентину в это время прилетали спецборта только первых лиц России.

В преддверии слушаний об экстрадиции в Россию Андрей Ковальчук и его адвокаты подали официальные возражения. Обращение Ковальчука оказалось в распоряжении «Росбалта». В нем он со знанием дела указывает на «нестыковки» в материалах следствия. Так, например, Ковальчук уверяет, что завхозы посольства называют на допросах конкретные даты встреч с ним,  однако в это время он вообще отсутствовал в Аргентине. «Абянов (бывший завхоз посольства — „Росбалт“) показал, что познакомились мы с ним в Аргентине в 2012 году, и в этом же году я передал ему чемодан для отправки в Россию и $1 тыс. Однако  я вообще не был в Аргентине в 2012 году. Это подтверждено пограничными штампами в моем заграничном паспорте и миграционными картами, заполняемыми при въезде», — указывает Ковальчук.

Дальше он отмечает, что, согласно материалам дела, наркотики доставили в посольство в июле 2016 года, первый секретарь посольства-начальник службы безопасности Олег Воробьев и завхоз Рогов обнаружили их только в ноябре 2016 года, а доложили о странной находке руководству и аргентинской полиции лишь в декабре 2016 года.

«Учитывая все данные показания, следует, что старший офицер безопасности посольства <…> обнаруживает 12 огромных чемоданов с „наркотиками“, находящихся в открытом доступе, только спустя год после принятия должности», — пишет судьям Ковальчук.

Главный фигурант дела также обращает внимание на то, что в материалах расследования говорится, будто он планировал переправить кокаин из Аргентины в Россию одним из спецбортов. «В период указанный следствием моей якобы преступной деятельности, в Аргентине совершали посадку только три самолета, принадлежащие России (так называемые спецборта — „Росбалт“): президента РФ В.В. Путина; председателя СФ РФ В.И. Матвиенко; председателя СБ РФ Н.П. Патрушева. Эти данные легко проверяются в аэропорту Буэнос-Айреса», — указывает Ковальчук. В связи с этим он ставит вопрос, на каком из этих трех спецборотов, как полагает следствие, созданная Ковальчуком преступная группа «переправляла наркотики в Россию».

Также Ковальчук заявляет, что никогда не скрывался, и вплоть до своего задержания находился по месту постоянного проживания в Германии, а также пользовался своими обычными телефонами.

«Из материалов дела следует, что я создал „устойчивый канал поставки наркотиков“ из Аргентины в Россию, Европу и другие страны. Однако следствием совершенно не установлено, кому, где и как я их сбывал или собирался сбыть. Неизвестно, каким образом я переправлял наркотики <…>, как и через какие каналы наркотики поставлялись в Аргентину», — пишет Ковальчук. Он утверждает, что не причастен к обнаруженному кокаину,  у МВД РФ нет никаких доказательств его виновности, и просит не экстрадировать его в Москву.

Герман Александров


Ранее на тему В «кокаиновом деле» появился латвийский след

Дело о контрабанде кокаина направили в Московский областной суд

Генпрокуратура России просит Германию выдать ключевого фигуранта «кокаинового дела»