Бензин не кровь, на баррикады не выведет

Эксперты считают сомнительными официальные объяснения причин подорожания топлива, а также не особо верят в намерение власти исправить ситуацию.


© FreeImages.com Content License

От подорожания моторного топлива «стонут» и город и деревня, и по авторитету правительства и вообще власти это бьет довольно сильно. Надежды на то, что российское государство сможет и захочет решить проблему зашкаливающих цен на бензин, по мнению экспертов, довольно слабы. Особенно, с учетом того, что президентские выборы позади.

Некоторые надежды, вроде бы, есть у села. Как заметил корреспонденту «Росбалта» председатель совета Ассоциации крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) Вячеслав Телегин, топливный вопрос обсуждался в качестве первоочередного во вторник на совещании у нового министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева.

«Для нас важнее даже не бензин, а солярка, которая подорожала еще гораздо больше: за последний год — на 30%, — рассказал Телегин. — И ее мы тратим в разы больше: на каждый гектар от 30 до 60 литров. Безусловно, все это негативно воспринимается фермерским сообществом, ведет к снижению доходности и уже создало проблемы в период весенних полевых работ».

Молодому министру высказали понимание, что налицо «целый комплекс вопросов, который надо решать на правительстве», однако напомнили, что «так дальше продолжаться не может». «Вчера этот вопрос поднимали: нужны межотраслевые балансы, надо планирование вводить и прогнозирование», — рассказал лидер фермеров, что может несколько удивить человека с традиционной интеллигентской верой в фермера как рыцаря частной инициативы в противовес «колхозной бюрократии».

Жизнь уже давно показала, что она гораздо сложнее «догматов».  Давным-давно, все постсоветские годы встречается выражение «диспаритет цен», и употребляется оно применительно к селу. Речь о том, что цены на топливо то и дело растут, а на сельхозпродукцию — не очень-то (особенно для самих крестьян, если не брать в расчет торговые сети).    

«Диспаритеты цен всегда на сельское хозяйство очень негативно действуют, — отметил Вячеслав Телегин. — Все доходы съедают за последние десятки лет: посевная начинается — увеличили цены на топливо, уборка начинается — опять увеличили. Страдают все виды сельхозпредприятий, начиная от крупных холдингов и кончая мелкими фермерами, хотя последние больше страдают. А в результате на селе зарплата вдвое ниже средней по экономике, молодежь уезжает».

«Мы не видим причин для такого резкого повышения. Курс доллара достаточно стабилен, инфляция достаточно низкая за последний период. Это просто жлобство нефтяных компаний, которые сверхприбыли получают», — подчеркнул председатель АККОР.

Но если сельхозпроизводители хотя бы на что-то надеются, имея в виду, что государству все-таки нужно сельское хозяйство как некий предмет гордости (как-никак, мы собирались в мировые лидеры по зерну) главные потребители именно бензина — автовладельцы и такого утешения не имеют. Как напомнили корреспонденту «Росбалта» известный автомобильный журналист Сергей Асланян и профессор школы финансов ВШЭ Иван Родионов, казна очень нуждается в тех деньгах, которые можно с автомобилистов взять.

Восполнить бюджетные потери другим способом российское государство не может, возвращать выведенные в офшоры капиталы — не дело и не миссия того государства, которое сегодня реально существует. Сами же автомобилисты объединяться и бороться за свои права не способны. Ко всему прочему, они еще пока не составляют большинства населения.

И профессор, и бывалый автомобилист с крайним скепсисом отнеслись к официальным объяснениям нынешнего подорожания. Эксперты также напомнили, что цены на бензин на бензоколонке имеют достаточно малое отношение к ценам на сырую нефть на мировом рынке.

«В литре каждого топлива нашей страны (бензин, солярка) биржевая стоимость нефти составляет всего 7%, — отметил Асланян. — Поэтому, когда где-то там в мире нефть дешевеет или дорожает, нас с вами это не касается. В отличие от нас, в Америке доля биржевой стоимости нефти в цене бензина — 80%. Поэтому, как только нефть подешевела в мире, у них подешевел бензин, и американцы тут же отказались от своих маленьких машинок в пользу больших».

Помимо этих первых 7% в цене бензина, еще 33% — это «деньги, реально заработанные нефтяным сектором» — разведка, добыча, доставка и торговля. «А 60% — это интерес нашего государства, — разъяснил Сергей Асланян. — Это может называться  по-разному: акциз, НДПИ, но суть одна. И когда у нас поднимается литр топлива в цене — это потому, что государство очень нуждается в деньгах. На миролюбивую внешнюю политику. На решение каких-то  макроэкономических вопросов, но к бирже, к мировой конъюнктуре, к экспорту бензина и т. п.  это не имеет никакого отношения».

Из этого эксперт делает неутешительный вывод: повышение цен на бензин только началось. Так что и сто рублей за литр — не за горами. «В бюджете у нас дырка в 1 трлн руб., взять его негде, — заметил Асланян. — Не из офшоров же возвращать, куда утекает ежегодно еще один бюджет».

Сергей Асланян не ожидает никаких по-настоящему массовых акций протеста.  «Тем и хороши наши люди, что никогда ни на что не реагируют, — заметил он. — Если завтра отправят на войну — пойдут на войну. С женой поскандалят дома, но никаких действий никто предпринимать не будут. Тем более, что водка в продаже есть, да и на закуску хватает, так что государство чрезвычайно стабильно».

Что реально может произойти? «Часть откажется от поездок вообще, — предположил Асланян. — Дедушки точно откажутся: продадут машины или просто умрут с ним в обнимку.  Часть машин станет на прикол. Но это явление не будет настолько массовым, чтобы мы утром проснулись и недосчитались 25 из 50 млн имеющихся в стране машин. А те, кто не перестанет ездить, заплатят за выбывших. Как в магазине: единственный покупатель платит за пятерых непришедших».

Ожидать от богатой части общества, что оно откажется от огромных джипов,

по мнению эксперта, вовсе не стоит. «На прошлой неделе в Москве прошла премьера первого в истории компании «Роллс-Ройс» кроссовера стоимостью в 25 млн руб., — рассказал Асланян. — Квота, выделенная на нашу страну, закончилась в две минуты».

«На другом полюсе общества», перекликаясь с лидером фермеров, Аслянян поделился наблюдением, что сельское хозяйство перешло на гужевой транспорт, причем, «новация этого года — запрягать не лошадей, а мелкий рогатый скот».

Профессор Иван Родионов также заметил, что «не видит никакой необходимости для правительства что-либо в этой системе предпринимать».

«В последние 4 года правительство заботит лишь сохранение уровня доходности 10-15 тысяч семей, которые и формируют собственно РФ, — высказал мнение эксперт. — Пока они опасались, что будет недостаток спроса на бензин, в первые годы он дорожал умеренно. Сейчас есть ощущение, что народ разбогател, и надо его постричь посильнее».

По прогнозу Родионова, подорожание бензина, если оно дойдет до степеней известных, может нанести удар не только по автомобилистам, но и по другой массовой категории россиян — дачникам (тем более, что это часто одни и те же люди). «Никто в Европе и Америке не будет иметь дачу в радиусе 70 км от основного места жительства или работы, — напомнил эксперт. — Это либо дорогой поезд, либо дорогой бензин. А у нас люди верили, что так будет всегда».

При этом Родионов также не питает надежд на сколь-нибудь серьезное общественное возмущение. С одной стороны, эксперт напомнил, что даже сейчас бензин в России относительно дешев. «На европейский уровень цен у нас бензин еще не вышел. Съездите в Грецию — там под два евро литр, — рассказал экономист. — Если бензин будет по европейской цене и потреблять его будут втрое меньше, владелец нефтяного бизнеса никак не пострадает. Ему на экспорт больше останется».

То соображение, что Россия — нефтедобывающая страна, а Греция, как и большинство европейских стран, своей нефти не имеют, на современную экономическую науку большого впечатления не производит. В конце концов, мировой рынок действительно един.

С другой стороны, наши автомобилисты, даже и владельцы «Жигулей», не могут считать себя неким «простым народом, который все сметет, как волна, если возмутится». «Автомобилист всегда «непрост», — подчеркнул Родионов. Автовладельцев у нас точно не подавляющее большинство. Автомобиль — признак достатка. Значит, делись с государством!»

Рецептов по выправлению ситуации экономист пока не дает. «В том виде, как у нас, невозможно сказать, как надо. Сам «вид» уродливый», — сожалеет Иван Родионов. — Трудно сделать хорошо, когда сама система странная».

Леонид Смирнов

 


Ранее на тему Собянин рассказал о программе содействия московским дачникам

Козак назвал ударом рост цен на топливо

Жители Сербии устроили пробки на дорогах в знак протеста против высоких цен на топливо