Дадаева «отрезали» от таксофона

Главный фигурант «дела Немцова» вышел из ШИЗО и прекратил голодовку, но столкнулся с рядом ограничений в колонии.


Заур Дадаев, отбывающий срок по делу об убийстве Бориса Немцова, вышел из ШИЗО и прекратил голодовку. Однако на этом его неприятности, как и других заключенных колонии, не закончились. Всех их лишили возможности пользоваться таксофонами — единственным средством связи с внешним миром.

Как рассказал «Росбалту» источник, знакомый с ситуацией, когда Заура Дадаева и группу других обитателей ИК-3 в Иркутской области поместили в ШИЗО (всех по разным причинам), они в знак протеста отказались от приема пищи. (Правда, ФСИН не считает это голодовкой и факт ее проведения заключенными отрицает). По выходу из изолятора  Дадаев возобновил прием пищи. Но столкнулся с новыми ограничениями. По словам собеседника агентства, оказалась, что на территории колонии закрылась мечеть. К тому же все заключенные лишились права совершать положенные им звонки по установленному в ИК таксофону. Руководство ИК, впрочем, не связывает данные ограничения с неуступчивостью Дадаева: обитателям колонии объявили, что и мечеть, и таксофоны закрыты на время планового ремонта.

Конфликт между Дадаевым и руководством ИК начался, когда он отказался от якобы добровольной процедуры опроса на полиграфе. Причем спрашивать его собирались об обстоятельствах убийства Бориса Немцова. После этого заключенному стали одно за другим выносить замечания, после чего отправлять в ШИЗО. Последний раз в изоляторе он оказался при следующих обстоятельствах.

В ИК-3 приехала комиссия из Москвы, которая первым делом отправилась к Дадаеву. Проверяющих крайне заинтересовали его документы и личные записи. Однако он отказался их отдать, настаивая, чтобы члены комиссии, если есть необходимость, их переписали сами. После этого главного фигуранта «дела Немцова»  сразу отправили в ШИЗО. Одновременно в изолятор за различные нарушения попала группа других заключенных.

Перед этим Заур получил еще одно замечание — якобы он передвигался по плацу в мечеть без выводного.

Причем от Дадаева не скрывают, что еще несколько замечаний — и будет поднят вопрос о переводе в ИК в Приморском крае и ужесточении условий содержания.

Стоит отметить, что все фигуранты «дела Немцова», отказавшиеся от опроса на детекторе лжи, начали получать выговоры и стали частыми «гостями»  в ШИЗО. По словам источника агентства, еще им любят рассказывать о возможной поездке «в гости» к белым медведям, с которыми сейчас «общается» Шадид Губашев. Напомним, этого осужденного по «делу Немцова» отправили отбывать срок в ИК-8 в Лабытнанги.

В результате на полиграф согласился Хамзат Бахаев (перед этим он тоже пару раз побывал в ШИЗО), отбывающий срок в ИК-11 в Кирово-Чепецке.

Во время процедуры ему сначала задавали вопросы о близких членах семьи, порой очень неудобные. Это нужно, чтобы определить, как полиграф отображает эмоции допрашиваемого. А потом уже перешли к основным вопросам: знает ли он, где было спрятано оружие, из которого застрелили Немцова; знаком ли с Русланом Геремеевым и Русланом Мухудиновым; считает ли их заказчиками преступления и т.д, Фактически с заключенным проводились следственные действия, во время которых пытались получить ответы на вопросы, в которых не удалось разобраться во время расследования.

Напомним, пистолет, из которого застрелили политика, так и не был обнаружен. Как организатор преступления в розыск был объявлен Руслан Мухудинов, но в том, что именно он спланировал расстрел политика, есть большие сомнения. Руслан Геремеев остается в деле в качестве свидетеля, однако допросить его ни разу не смогли.

Герман Александров

 


Ранее на тему Осужденному за убийство Немцова ужесточили заключение

Осужденный за убийство Немцова вновь начал голодать

Осужденный за убийство Немцова отказался от голодовки