«Марш матерей» не напугали ни дождь, ни ОМОН

В столице состоялась не согласованная с властями акция в защиту обвиняемых по делу «Нового величия».


«Иметь свою позицию — вовсе не значит быть экстремистом», — говорят участники марша. © Фото Анны Семенец, ИА "Росбалт"

Москвичи вечером в среду вышли на не согласованную с властями акцию в защиту фигуранток дела «Нового величия» Анны Павликовой и Марии Дубовик. Участники «Марша матерей» прошли под проливным ливнем от Новопушкинского сквера до здания Верховного суда на Поварской улице. Собравшиеся требовали освободить девочек из СИЗО, где у обеих обострились проблемы со здоровьем.

Напомним, что фигуранты дела «Нового величия» были арестованы в марте по обвинению в создании экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК РФ). Одной из них, Анне Павликовой, на момент задержания было 17 лет.

Все началось с группы в Facebook. Восемь активисток — Анна Наринская, Татьяна Малкина, Варвара Горностаева, Мария Шубина, Ольга Гринкруг, Анна Качуровская, Татьяна Лазарева, Яна Троянова — предложили устроить шествие в защиту девочек, которых, по их мнению, несправедливо содержат в СИЗО.

«Мы требуем выпустить из тюрьмы обвиняемых по делу „Нового величия“. Мы выступаем в защиту Ани Павликовой, Маши Дубовик и вообще всех наших детей, которые, как показывает спровоцированное силовиками дело „Нового величия“, сегодня находятся в опасности. Мы призываем присоединиться к нам всех матерей, которым не безразлично будущее наших детей. Любая из нас знает, что восемнадцатилетний человек очень мало отличается от, например, двенадцатилетнего. Что его легко увлечь, обмануть, спровоцировать. В этом смысле подростки и совсем молодые люди в зоне риска, потому что они доверчивые и восторженные. Дело „Нового величия“ может повториться. Все наши дети — прекрасный материал для подобных дел, сконструированных органами для собственных целей», — написали они в группе.

За день до намеченной даты организаторам поступило предостережение из прокуратуры. Потом в СМИ выступил адвокат Марии Дубовик Максим Пашков, который попросил не выходить на несогласованную с властями акцию, чтобы не навредить его подзащитной. За несколько часов до начала «Марша матерей» «Новая газета» со слов адвоката написала, что «ведущий дело следователь Малюкин заявил в Дорогомиловский суд Москвы ходатайство об изменении меры пресечения двум фигуранткам — госпоже Дубовик и Анне Павликовой. Сейчас девушки содержатся в СИЗО, следователь просит перевести их под домашний арест. Слушание должно состояться в четверг, 16 августа».

Однако к началу акции, которая была назначена на 18:30 15 августа, от пресс-службы Дорогомиловского суда так и не удалось дождаться подтверждения о том, что они это ходатайство следователя получили.

Фото Анны Семенец, ИА

Участники «Марша матерей» стали собираться в Новопушкинском сквере с 18:00. Еще до прихода организаторов начался ливень. Люди стали разбегаться: кто — в подземный переход метро, кто — в ближайшие магазины и кафешки.

 — Не знала, что они уже и дождь научились вызывать, — шутит женщина, забегая в толпу, собравшуюся при входе в магазин.

 — А где игрушка? — спрашивает ее мужчина, очевидно, знакомый.

 — Да я даже достать не успела. Все в рюкзаке.

К манекенам теснятся промокшие в мгновение люди: женщины с колясками, пожилые дамы в дождевиках и с зонтами. Среди тех, кто пришел на акцию, немало мужчин. «Отцов» идейные вдохновители марша тоже приглашали.

Через 15 минут дождь немного стих, и люди высыпали на улицу. В Новопушкинском сквере мгновенно собралась толпа. Не пряча зонтов, люди доставали из сумок игрушки, натягивали поверх одежды майки с единорогами. Те, кто игрушки купить не успел, видимо где-то по пути прихватили цветы, и стояли с ними.

 — Вот эта игрушка — моя любимая, поэтому я решил взять ее с собой, — говорит парень в очках по имени Петр, кивая на белого пони у себя на плече.

 — Я здесь, потому что Аня Павликова, которая сейчас находится в СИЗО, принадлежит к тому же фандому, что и я. Фандом My Little Pony всегда был основан на идеях любви, дружбы и толерантности. Среди нас очень добрые, миролюбивые люди. Даже тем хейтерам, которые негативно относятся к нашей субкультуре, мы никогда не отвечали агрессией. Мы всегда считали, что это только усугубляет конфликт, объясняет Петр.

 — Я хочу, чтобы Аня знала, что она не одна, что о ней не забыли. Я писал ей в СИЗО, а теперь вот пришел сюда. Я не в полной мере одобряю ее политическую позицию, но я считаю, что человек имеет право приобретать те навыки, которые он хочет, и это не должно становиться поводом для судебного преследования.

 — Когда вы сюда шли, вы знали, что акция не согласована?

 — Мне 33 года. В протестном движении я, кажется, уже лет 20. Я много чего повидал, в том числе и задержания, так что ОМОН меня не пугает, говорит Петр.

По его словам, иметь свою позицию — вовсе не значит быть экстремистом.

Когда людей в сквере стало столько, что не протолкнуться, дождь снова усилился. Люди стали прятаться друг к другу под зонтики — по двое, по трое.

 — Идемте скорее сюда, — окликнула меня женщина средних лет. Мы познакомились. Женщину зовут Татьяна, она из Екатеринбурга.

Фото Анны Семенец, ИА

 — Мне не понятно, за что сидят эти девочки. Но больше всего меня возмущают провокаторы, которые создали эту организацию, заманили детей. Мы не знаем ни их имен, ни их лиц. И что, им теперь звездочки за это? — недоумевает Татьяна.

Она верит, что такими акциями можно что-то решить.

 — Власти должны знать, что есть люди в России, которые могут выйти: и в дождь, и в грозу.

Пока мы разговаривали, рядом оказалась женщина лет тридцати — с плюшевой игрушкой под мышкой и без зонта. Пришлось потесниться. Девушку зовут Аня, дома ее ждет маленький ребенок, и у нее свой ответ на вопрос, почему она здесь.

 — Это ужасно, несправедливо — то, что эти девочки сидят в тюрьме. Я не хочу, чтобы через 12 лет с моим ребенком что-то подобное случилось.

 — А вы знали, что акция не согласована? Вас это не испугало?

 — Очень испугало. Но я должна была прийти.

 — Вы как-то готовились, читали инструкции, которые выкладывали организаторы?

 — Я посмотрела мультики на ОВД-инфо, записала себе в телефон номера ОВД-инфо и Общественного вердикта, взяла документы, купила воду и шоколад, — отвечает Анна.

 — А я просто инструкцию прочитала, — признается Татьяна — хозяйка зонтика.

Кроме телеведущей Татьяны Лазаревой, имя которой значилось в списке инициаторов «Марша матерей», поддержать акцию пришла писатель Людмила Улицкая. Она стояла под соседним зонтом.

 — История, конечно, абсолютно беспрецедентная. Так пахнет 1937-м годом. Это явная провокация, и провокация против детей — не против взрослых. Нужно совершенно решительным образом сказать, что мы против. Мы должны защитить своих детей, — так объяснила Людмила Улицкая, почему она здесь.

 — Вы думаете, этой акцией удастся чего-нибудь добиться?

 — Нет, нам мало что удавалось до сих пор. Может и в этот раз ничего не получится. Но нельзя не выйти!

Не дождавшись, когда дождь закончится, участники марша стали продвигаться в сторону Никитского бульвара, который на этой неделе столичные власти отдали в распоряжение реконструкторов. Дождь распугал почти всех любителей народных гуляний и зрелищ, поэтому мирное шествие людей с плюшевыми игрушками никому не помешало.

На бульваре, там, где пешеходная часть заканчивается и нужно было перейти на другую сторону — по светофору, шествие остановилось. Кто-то перебегал дорогу, кто-то мялся на месте в нерешительности.

 — Не бойтесь, проходите, — на дорогу вышел сотрудник ГИБДД и перегородил движение автомобилей. Несмотря на то, что марш не был согласован, колонна сопровождала людей на всем протяжении маршрута. Не ожидая такого поворота событий, люди стали аплодировать сотрудникам правопорядка и кричать «Спасибо!». Среди сопровождающих акцию было много женщин в форме.

У здания Верховного суда РФ организаторы поблагодарили собравшихся и предложили сложить игрушки к центральному входу. Места на тротуаре катастрофически не хватало. Сквер Бунина напротив был совершенно не готов принять такое количество людей. Собравшиеся теснились по обе стороны Большого Ржевского переулка, стоя по щиколотку в лужах. Под натиском тех, кто сзади, люди то и дело выскакивали на дорогу, невольно перекрыв движение в переулке. Вдруг кто-то в толпе начал скандировать: «Свободу!» Собравшиеся быстро подхватили. Забыв про дождь, люди высыпали на проезжую часть, и стали кричать, вскидывая вверх руки. Тут же в переулке появилась полиция.

Фото Анны Семенец, ИА

 — Освободите проезжую часть! Отойдите на тротуар! Не мешайте движению! Не нарушайте общественный порядок! — разносил голос громкоговоритель. Но собравшиеся, кажется, решили его перекричать. Они скандировали попеременно: «Свободу!», «Детям не место в тюрьме!» и «Долой 282!». Спустя 10 минут в переулке появилось 20 человек в сером камуфляже. Они быстро разрезали толпу пополам, и стали теснить к тротуарам. В этот раз они, кажется, даже руками никого не тронули, и только кричали: «Вы нарушаете общественный порядок! Сойдите с проезжей части! Не мешайте движению!».

Еще через 10 минут вмешались организаторы акции. Громкоговоритель взяла Анна Наринская. Она поблагодарила всех участников марша за то, что пришли, и попросила расходиться во избежание последствий. Только со второго раза у нее получилось достучаться до толпы, и люди стали расходиться. Хотя, часть из них продолжала скандировать: «Свободу политзаключенным!»

Всего по делу «Нового величия» проходят десять человек. Шестеро из них находятся в СИЗО, четверо — под домашним арестом. По версии следствия, участники «Нового величия» собирались захватить власть в стране в ходе государственного переворота. Фигуранты дела утверждают, что идею создать «организацию» им подсказали внедренные сотрудники полиции и ФСБ.

Как заявлял СМИ правозащитник Лев Пономарев, у Анны Павликовой и Марии Дубовик ухудшилось здоровье. Но во ФСИН состояние девушек сочли удовлетворительным. 9 августа в Дорогомиловском суде Москвы прошло заседание, по итогам которого Анне Павликовой продлили арест.

Анна Семенец, фото автора


Ранее на тему Почему дело «Нового величия» больше, чем кажется?

Суд выпустил Анну Павликову из СИЗО

Прокуратура поддержит ходатайство о переводе под домашний арест двух участниц «Нового величия»