Россияне нашли привычного врага — «другого»

Недовольство социально-экономической ситуацией и грядущей пенсионной реформой спровоцировало, по мнению экспертов, рост ксенофобии.


© Фото с сайта fratria.ru

Пенсионная реформа спровоцировала рост ксенофобии в России, считают эксперты. Лозунг «Россия для русских» (примечательно, что в 2010 г. решением Черемушкинского райсуда Москвы лозунг «Россия для русскихъ» признан экстремистским) впервые за несколько лет снова стал набирать популярность — по данным исследования «Левада-центра», за последний год доля тех, кто его поддерживает, выросла с 10 до 19%.  Доля россиян, которые не пускали бы в страну цыган, выросла с 17 до 32%, китайцев — с 15 до 31%, вьетнамцев — с 12 до 26%.

«Если в целом уровень этнофобии — как показатель готовности ограничивать проживание в России тех или иных национальностей — за год вырос на 12%, то частота выбора тех или иных „нерусских“ позиций увеличилась в полтора раза», — отметила кандидат социологических наук, научный сотрудник «Левада-Центра» Карина Пипия.

По мнению аналитиков, после ЧМ-2018 ненависть к Западу сменилась в обществе негативом в отношении «этнических чужих».

«Перераспределение в структуре ксенофобских настроений указывает на рост базовой, своего рода исторически обусловленной ксенофобии — к цыганам, а также возвращения к мифологизированной неприязни в отношении китайцев и вьетнамцев, которые часто рассматриваются как конкуренты за рабочие места», — отмечают исследователи.

Как показал опрос «Левада-центра», 87% респондентов встречали дискриминацию в объявлениях о сдаче жилья или о работе. Из них 39% высказали лояльное отношение к такой практике: 29% относятся к ним с «пониманием», а 10% одобряют подобные ограничения в сфере трудового найма и сдачи жилья.

«Учитывая социально-политический контекст, в котором проходил опрос, можно предположить, что рост подобных ксенофобских настроений — это перенаправление раздражения россиян на „другого“, вызванное недовольством пенсионной реформой и ухудшением потребительских и социальных настроений. Исследователи не раз указывали на рост ксенофобии и защитного национализма в периоды экономического неблагополучия и социальных трансформаций, когда неприязнь к „другому“ являлась следствием канализированного раздражения и неприязни», — полагает Пипия.

Последствия отмеченного социологами явления эксперты видят на практике. «По нашим оценкам, случайных нападений на мигрантов стало больше», — заявила «Росбалту» координатор проекта помощи жертвам нападений на почве ненависти комитета «Гражданское содействие» Варвара Третяк. Они ежедневно сталкиваются с оскорблениями — на улицах, в метро, на рабочем месте. Словесные угрозы нередко переходят в нападение: в метро мигранту выстрелили в глаз из травматического пистолета, в такси пассажир нанес водителю несколько ножевых ранений.

«Уровень ксенофобии в российском общество стабильно высок и в целом не меняется. И правы те коллеги, которые говорят, что в целом она только перераспределяется», — отметил политолог Иван Преображенский. Иными словами: меньше стали ненавидеть Запад — переключились на более близкие источники раздражения.

«Однако упрощением будет сказать, что эта зависимость автоматическая, равно как и неверно связывать снижение ненависти к Западу с чемпионатом мира по футболу — оно началось еще весной 2018 года, до чемпионата», — заметил в свою очередь он.

По мнению Преображенского, опрос Левады-Центра показывает, что в обществе проснулись самые традиционные ксенофобские стереотипы. «Полагаю в нынешнем изменении настроений есть две составляющих — естественная и рукотворная. Раздражение населения могло бы сейчас переключиться отнюдь не на инородцев, а на собственные власти. Это было бы естественно на фоне повышения НДС, пенсионного возраста, а теперь еще и падения курса рубля, которое повлечет неизбежный рост цен. Поэтому весной, когда стало понятно, что пропагандистская машина больше не обеспечивает нужный уровень ненависти к Западу, упругое сознание россиян постепенно возвращается в состояние „до 2013 года“, официальная пропаганда начала исподволь предлагать обществу новых врагов, запугивать ими. Что теперь и фиксирует социология.

Не исключаю, что в ближайшее время, власти попробуют всерьез начать заигрывать с националистами, что может быть весьма опасно. Достаточно вспомнить только пример криминально-экстремистской организации „Русский образ“», — отметил Преображенский. По его версии, судить, верно ли это предположение, мы сможем по тому, появятся ли в ближайшее время в публичном пространстве старые лидеры русских националистов, которых власти активно прессовали последние месяцы или даже годы. «Если да — значит, опять взят курс, на фоне социального спада, запугивать население приходом к власти условных фашистов», — считает он.

Как рассказал «Росбалту» директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский, каких-то политических манифестаций, митингов с требованием ввести визовый режим на фоне роста ксенофобии эксперты пока не наблюдают. «Но у нас их некому инициировать, потому что националистическое движение как таковое практически в ноль уничтожено. То есть, попросту некому этими настроениями пользоваться», — объяснил он.

«А вообще, я, конечно, не ожидал такого резкого скачка по всем показателям. Вдруг 12% россиян желают ограничить проживание в стране евреев, еще в прошлом году таких было лишь 4%. Не очень понятно и про вьетнамцев — откуда антивьетнамские настроения взялись в головах у людей, где они видят этих вьетнамцев?» — недоумевал Верховский.

Он напомнил, что опрос проводился в июле, только что закончился ЧМ-2018. С этим связано резкое падение антизападных настроений. «Если негатив в отношении европейцев уменьшается, ксенофобия в отношении так называемых „этнических чужих“ растет. Эти вещи обычно связаны», — считает он.

«Плюс у нас грядет пенсионная реформа, идут разговоры об экономическом кризисе. Люди беспокоятся, испытывают дискомфорт. Кто-то должен быть виноват», — добавил Верховский.

В свою очередь доктор социологических наук, заведующий сектором изучения миграционных и интеграционных процессов Института социологии РАН Владимир Мукомель считает, что драматизировать результаты опроса не стоит, и о катастрофическом росте ксенофобии говорить пока не приходится.

«Тренд снижения ксенофобии фиксировали все социологические центры — начиная с 2014 года. Так вот, по данным нового опроса „Левада-Центра“, действительно, уровень ксенофобии вырос на 12%. Но все равно сейчас мы находимся на уровне 2015 года, и даже ниже, чем в 2016 году», — подчеркнул он.

Тем не менее, по оценкам эксперта, похоже, что уровень ксенофобских настроений по отношению к отдельным этническим группам возвращается к уровню «до 2014 года». «Это связано с тем, что общественное мнение в известном плане структурируется. То есть, произошло резкое снижение доли тех, кто еще в прошлом году затруднялся с ответом. Они разделились на два разных лагеря. Часть из них пополнила ряды „ксенофобов“. Но, с другой стороны, мы наблюдаем и рост толерантности. В частности, возросла доля противников того, чтобы ограничивать проживание в России представителей отдельных национальностей. Возрастает доля тех, кто считает, что лозунг „Россия для русских“ — это настоящий фашизм. По результатам того же опроса „Левада-Центра“, так считают 30%. Это достаточно много. Конечно, увеличилась доля противников миграции. Но ровно на столько же выросла доля сторонников. Таким образом, просто углубляется раскол между „ксенофобами“ и „толерантными“», — отметил Мукомель.

«Сейчас население более явственно почувствовало ухудшение социально-экономических условий, рост конкуренции на рынке труда. Все события этого года, включая обсуждение пенсионной реформы, способствуют росту возбуждения в обществе. Это возбуждение поддерживается СМИ, и выливается на „энтических чужих“. По данным опроса, на первом месте среди „нежелательных этнических групп“ — цыгане. Они традиционно возглавляли этот список, но такой рост негатива вызван тем, что за последний год встречалось сразу несколько информационных поводов: цыган обвиняли в изнасилованиях и погромах. Чем ближе такие опросы к информационному поводу, тем более агрессивно реагирует население. То же самое можно сказать о Китае. В 2014—2015 годах правительством очень активно продвигалась идея развития на восток, расширения экономических связей. Сейчас, как мы видим, эта тема заглохла», — заметил он.

Собеседник «Росбалта» напомнил: в этом году очень активно обсуждался пересмотр стратегии государственной национальной политики, и это присутствовало в информационном пространстве. «Я не исключаю того, что внимание властей к вопросу межнациональных отношений могло в некоторой степени поспособствовать росту латентной ксенофобии», — отметил эксперт. Иными словами, правительство обозначило проблему и, вольно или невольно, обратило на нее внимание общества.

Анна Семенец


Ранее на тему В поселке Шишкин Лес изнасиловали девушку

Опрос: «Вторую половину» россияне чаще всего ищут через друзей или родственников