Схемы умиротворения перестают работать

Привычная для власти РФ ротация губернаторов в регионах с социальным напряжением не успокаивает население, как раньше, — отмечают эксперты КГИ.


Итоги сентябрьских выборов предвещают окончание периода политической стабильности в стране. © Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Комитет гражданских инициатив (КГИ), — одна из немногих оставшихся в России либеральных экспертных площадок, созданная в 2012 году при руководящем участии Алексея Кудрина, — презентовал результаты своего очередного мониторинга протестной активности регионов, который теперь, впрочем, называется более нейтрально: «Мониторинг самочувствия регионов». Само исследование проводилось летом 2018-го, еще до пика протестов по поводу повышения пенсионного возраста в РФ, однако тенденции, обозначившие начавшуюся, похоже, эпоху политической нестабильности и недовольства населения, проявившиеся уже во время региональных выборов 9 сентября этого года, — наметились на несколько месяцев ранее этого срока. В связи с этим в докладе и во время его презентации в КГИ мониторинг социально-экономического и политического самочувствия регионов России за первое полугодие рассматривался вкупе с результатами прошедших осенних региональных и муниципальных выборов.

В частности, в докладе говорится, что, несмотря на относительное социально-экономическое благополучие российских регионов, возникшее «в том числе, отчасти за счет предвыборной финансовой «накачки», результаты выборов 9 сентября принесли ряд неожиданных результатов. Анализируя прошлые выступления на выборах партии власти и ее кандидатов, авторы доклада отмечают, что на этот раз «действующие главы регионов, которые в 2012—2017 годах практически всегда (за единственным исключением Иркутской области в 2015 году) выигрывали выборы в первом туре, в сентябре 2018 года не смогли получить необходимое большинство в четырех регионах: Хакасии, Приморском крае, Хабаровском крае, Владимирской области».

Больше того, как мы знаем, в трех из них они потерпели поражение, а в Приморском крае выборы были отменены в связи с фальсификациями, к которым прибег кандидат от «Единой России». Помимо этого, в пяти регионах — в Хакасии, Забайкальском крае, Владимирской, Иркутской и Ульяновской областях — партия власти уступила первое место по партийным спискам или получила результат меньше 30%.

По мнению доктора политических наук, руководителя Центра политических и географических исследований Николая Петрова, после сентябрьских выборов стало понятно, что политические риски для власти, существовавшие подспудно и до этого, актуализировались. По его словам, главный урок прошедших региональных выборов состоит в том, что возникшая после них проблема для власти политическая, а не политтехнологическая. То есть замена достаточно квалифицированного кандидата от «Единой России» Андрея Тарасенко, потерпевшего такое фиаско во втором туре губернаторских выборов в Приморье, на более опытного и умелого популиста из той же партии Олега Кожемяко, если и принесет последнему успех на повторных выборах в декабре, то в целом для власти он будет иметь временный характер.

«Совершенствуя политические технологии, решить эту проблему невозможно», — считает Петров. Он отметил, что эта проблема состоит в том, что власть, вероятно, еще может позволить себе продвигать на высшие посты в регионах людей, которых не поддерживает местная элита или население, однако одновременно игнорировать мнение и правящего класса, и народа на следующих губернаторских выборах, которые пройдут в 2019 году в более чем 20 регионах, уже вряд ли будет возможно.

Доцент Высшей школы экономики Алексей Титков обратил внимание и на другой факт. Хотя избирательные кампании (президентская в марте и губернаторские в ряде регионов в сентябре) относительно улучшили состояние региональных бюджетов, в целом уже тогда прозвучал «тревожный звонок». Он состоит в том, что розничный товарооборот увеличился быстрее, чем рост доходов населения.

Эксперт КГИ кандидат политических наук Александр Кынев констатировал, что на прошедших региональных выборах конкуренция возросла, но подчеркнул, что в этом нет заслуги оппозиции или доброй воли власти. По его мнению, рост конкурентности на сентябрьских выборах в российских регионах является результатом реакции общества на социально-экономические проблемы. В результате, отметил он, «резко выросла представленность оппозиции почти во всех региональных парламентах» (состав которых переизбирался в этом году — «Росбалт»).

Кынев отметил также, что «сам по себе рост протестного голосования привел к тому, что власть в регионах стала вести себя более осторожно».

Однако все это происходит на фоне продолжающегося ухудшения «политического дизайна» регионов, говорят эксперты. В частности, они констатируют дальнейшее ухудшение системы местного самоуправления. Это выражается в том, что «двухголовая» (по выражению Кынева) система городского управления (сити-менеджер плюс выбранный мэр) в ряде городов заменяется на откровенно «одноголовую», где уже единолично правит назначенный сверху сити-менеджер.

Тактика верховной власти по замене региональных элит не всегда приносит ей ожидаемый результат. Политолог констатирует, что в нынешнем году мы наблюдаем «резкое ускорение обновления региональных элит, которое выражается, в том числе, и в массовой замене губернаторов». Кынев напоминает, что «начиная с лета 2016 года, в 40 регионах сменились главы администраций».

Таким образом, отмечает эксперт, власть, пытаясь предвосхитить общественный запрос на перемены, действует по принципу, согласно которому лучший способ остановить протест, это его возглавить. Однако пытаясь возглавить процесс перемен, она становится его катализатором.

По мнению Николая Петрова, нынешняя тактика власти «по перемене «шила на мыло», когда меняют старого губернатора на молодого, губернатора Иванова на губернатора Петрова», уже не очень эффективна, поскольку люди видят, что это «не дает им тех перемен, которых они хотели, и в ситуации, когда их экономическая ситуация в обозримом будущем серьезно улучшаться не будет, резко усиливает риски нестабильности».

«То, что вчера приводило к умиротворению, сегодня или завтра может перестать играть эту роль», — считает политолог.

Александр Желенин


Ранее на тему Путин согласился перенести из Хабаровска во Владивосток столицу ДФО