Объединение раскололо Подмосковье на своих и чужих

История слияния Одинцовского района со всеми его поселениями в городской округ больше похожа на раскулачивание богатой Барвихи в пользу менее обеспеченных соседей.


© Фото из личного архива С. Теняева

Муниципальная реформа уже охватила большую часть Подмосковья. С тех пор, как губернатор Московской области Андрей Воробьев объявил о тотальном слиянии, городскими округами уже стали Королев, Балашиха и Подольск, Озерский, Мытищинский, Каширский, Егорьевский, Шаховской и Серебряно-Прудский районы. В области осталось лишь 10 районов, которые не хотят объединяться. В их числе Лотошино, Волоколамск, прогремевший на всю страну после «мусорного скандала», и Барвиха, известная всем как luxury village.

Подмосковные власти уже предпринимали несколько попыток слияния Одинцовского  муниципального района, в состав которого входят городские поселения Большие Вяземы, Голицыно, Заречье, Кубинка, Лесной Городок, Новоивановское, Одинцово, сельские поселения Барвихинское, Горское, Ершовское, Жаворонковское, Захаровское, Назарьевское, Никольское, Успенское, Часцовское, в единый городской округ. Но тогда местным жителям удавалось отбиться. Сейчас власти предприняли очередную попытку. Мнением о том, почему местные жители так рьяно противятся слиянию, поделился глава сельского поселения Барвихинское Сергей Теняев.

— Сергей Александрович, когда вы узнали об объединении?

 — История давняя, началась еще в 2015 году. Но тогда ничего не получилось. Мы распустили совет депутатов, чтобы избрать своих, местных, без ставленников из области. Я тоже в то время был депутатом.

Выборы провели весной 2016 года. Это была громкая история с фиктивной пропиской, и отменой результатов выборов. Но осенью 2016 года мы избрали новый совет. Сразу после этого, где-то в декабре, мне из правительства Московской области неофициально сообщили, что в декабре 2018 года будет очередная попытка загнать все поселения в единый городской округ. Не обманули.
Начиная с 4 октября 2018 года, эта история получила новое развитие. Зачинщиком было сельское поселение Успенское. Именно там совет депутатов выдвинул инициативу объединить все городские и сельские поселения Одинцовского района и территории городского округа Звенигород в единое муниципальное образования. В Успенском назначили публичные слушания на 13 ноября.
Поскольку мы с 2015 года к этому готовились, мы следили за тем, как происходило слияние в других сельских поселениях, и решили не повторять их ошибок.

В чем был подвох с объединением в Можайском районе? Когда зашел разговор о слиянии, депутаты Борисовского поселения изначально отказались проводить публичные слушания, и вынесли решение против объединения без учета мнения жителей. Тогда на уровне района решили: поскольку Можайский районный совет избирался прямым голосованием всего населения, в том числе жителями поселения Борисовское, и в виду того, что мнение населения не выявлено, по закону районный совет депутатов имеет право обозначить позицию жителей. И они проголосовали за объединение — в том числе от жителей Борисовского поселения.  

С нами провернуть такое уже не получится. Мы эту ошибку учли. Во-первых, у нас, в отличие от Можайского района, не было прямых выборов в районный совет. Там сидят представители — по два человека от каждого поселения (глава и один из депутатов). Поэтому районный совет не может решать за наше поселение: мы не избирали других депутатов прямым голосованием, они не наши депутаты.

Во-вторых, после того, как поступила инициатива от муниципальных депутатов поселения Успенское, мы на своем совете 8 октября приняли решение тоже рассмотреть их предложение и провести публичные слушания. Отдельно мы выдвинули инициативу провести по вопросу слияния референдум. Если бы нам это удалось, все попытки объединить Одинцовский район провалились бы. Когда хотя бы одно поселение против, слияние невозможно, а отменить решение референдума может только новый референдум. Но, по закону, такая инициатива должна исходить в том числе и от руководителя администрации поселения, а наш — ставленник района, он просто отказался. Поэтому референдум завис.

Дальше — больше. Совет депутатов Одинцовского района инициировал проведение общерайонных публичных слушаний по вопросу объединения, которые назначили на 6 ноября — раньше, чем в отдельных поселениях. При этом они внесли изменения в районное положение о публичных слушаниях, сократили срок их проведения с 30 до 10 дней. Подгадали как раз под ноябрьские праздники, чтобы поменьше людей пришло.

— Чем закончились районные слушания?
 — Они очень хитро сделали, и голоса подсчитывали не по количеству присутствовавших, а по количеству выступивших. И получилось, что из 33 ораторов 22 человек высказались «за» слияние, 11 — против. В резолюции так и написали — большинство за объединение.

При этом в зале было 390 сидячих мест. Больше половины населения, которое пришло на слушания, было против.

Теперь они попытаются выдать, что районные слушания выявили мнение всего населения Одинцовского района. Хотя, формально общерайонные слушания никакой силы не имеют. Утверждать их будут на районном совете, а районный совет — это представительная власть. Мы их не выбирали прямым голосованием, и они не могут выражать волю жителей Барвихи.

При этом публичные слушания на местах показали совсем другую картину. У нас в поселении Барвихинское слушания прошли 12 ноября. На них пришло 700 человек. Еще 3500 человек подписались под заявлением о том, что они против объединения. Это больше половины зарегистрированных в Барвихе жителей, имеющих право голоса. Мы приняли резолюцию — отклонить инициативу слияния. В ближайшее время на основании протокола публичных слушаний будет принято решение совета муниципальных депутатов.
— Сергей Александрович, расскажите, чем вообще аргументируют необходимость слияния?
 — Есть аудиозапись высказывания главы Ершовского поселения господина Бабурина о том, что в Кубинке много военных городков, маленький бюджет, и они не потянут их содержание. А Барвиха богатая. Значит, нужно у них деньги изъять, и перекинуть основные средства на решение проблем жителей Кубинки.
На районные публичные слушания из Кубинки привезли летчика, который рассказывал, как они там загибаются. Но ведь это минус руководства района и области. Что же они там пять лет сидели и проблемами военных городков не занимались?

Вот и получается, для Кубинки объединение — это хорошо. Но я не вижу никаких плюсов для жителей сельских поселений Барвихинское, Горское, Успенское. Отобрать и поделить — вот такие примитивные аргументы.
Я вам даже больше скажу. Каждый год Барвиха из своего бюджета — в среднем это 700-800 миллионов рублей, а никакой не миллиард, как писали СМИ — почти треть передает правительству Московской области. В 2016 году — 353 млн, в 2017 году — 207 млн, в 2018 году — 247 млн рублей. В следующем году мы запланировали передать 315 млн. Так вот, за эти три года мы передали подмосковному правительству 800 млн рублей. Они могли спокойно перекинуть эти деньги в Кубинку, и решить все проблемы.
— Из чего складывается эта сумма — 700-800 млн рублей?
 — Имущественный налог, плата за пользование муниципальным имуществом, небольшой процент — с налога на доходы физических лиц. Самый весомый вклад — земельный налог. Причем, основные плательщики — это юридические лица.
— То есть, местные жители, предприниматели, которые работают в Барвихе, платят налоги, часть из которых вы и так передаете в бюджет области? А теперь вам предлагают складывать всю сумму в общий котел, чтобы распределять ее на всех поровну? Или даже на тех, кто, по мнению центра, нуждается больше?
 — Именно.
— Как вы тратите те 500 млн рублей, которые у вас остаются?
 — Почти 150 млн рублей идет на социальную поддержку: доплаты неработающим пенсионерам — 5 тыс. рублей в месяц. Поверьте, у нас не самые богатые пенсионеры: 20% получают пенсию 6 тыс. рублей в месяц. Это в районе элитной Рублевки, где и цены тоже элитные.

Кроме того, у нас есть ежеквартальная доплата инвалидам первой, второй и третьей группы, а также тем, кто страдает хроническими заболеваниями, не зависимо от возраста — 12 тыс. рублей. Многодетные в среднем в месяц получают на каждого ребенка по две тыс. рублей. Бывают разовые выплаты участникам боевых действий — по 6 тыс.
У нас бесплатный спорт. Почти 400 человек занимаются в секциях. Музыкальные, танцевальные кружки тоже бесплатны. На спортивные и культурные мероприятия уходит еще по 50 млн в год.
Сейчас мы планируем построить центральные канализации в деревнях Подушкино, Рождественное, Жуковка — на полмиллиарда рублей. В этом году у нас получился большой преходящий остаток. Мы сейчас как раз все раскидаем по важным направлениям.
Деньги есть куда тратить. Мы их не только пенсионерам раздаем, но и инфраструктуру развиваем. Межквартальные и придомовые дороги тоже за свой счет ремонтируем.

— Как отразится объединение на жизни Барвихи?

 — Власти района рассказывают, что якобы нам останутся все льготы и доплаты, положенные жителям сельских поселений. При этом они не говорят, что это доплаты областные и федеральные. Но у нас есть доплаты, которые приняты на местном совете. Естественно, все они будут отменены. Если у нас будет единая территория с Кубинкой, с городом Одинцово, с Голицыно, то у всех будут равные права. Или мы платим всем, или не платим никому. Понятно, что общий бюджет не потянет пенсионеров всего Одинцовского района.

Но главное — мы попадем еще и с земельным налогом. Наши пенсионеры сейчас освобождены от земельного налога на один участок, не зависимо от его размера. И не только наши, но и те, кто прописан в других городах, но владеет собственностью в Барвихе больше 10 лет. Естественно, эти льготы тоже отменят. Многие коренные жители и те, кто родился в Москве, будут вынуждены платить большие налоги на землю. Я сразу скажу, что коренные жители — не самые богатые люди, не олигархи. Большинство богатых людей вообще у нас не прописаны, они просто владеют собственностью. Из 7800 жителей подавляющее большинство — это простые рабочие и крестьяне, и трудовая интеллигенция.

— Правильно ли я понимаю, что после объединения все доходы сельских поселений будут стекаться в центр. И решения о строительстве дорог тоже будут приниматься, скажем так, в порядке живой очереди?

 — Без сомнения. Нас и так обвиняют в том, что мы жируем, а Кубинка и Голицино чуть ли не по помойкам побираются. Но если уж чиновники приняли решение передать военные городки муниципалитетам, ими должна заниматься областная власть вместе с районной. Они у нас и так забирают деньги, которые можно потратить на менее обеспеченные поселения. И не только у нас. В Одинцовском районе, помимо Барвихинского, есть еще два вполне обеспеченных поселения: Горское и Успенское. Последнее в этом году планирует передать в бюджет Московской области 140 млн рублей.

То есть, каждый год богатые поселения передают в подмосковный бюджет под полмиллиарда рублей. Пожалуйста, перераспределяйте! Но судя по тем аргументам, которые я слышу, объединение планируется только для того, чтобы прихватить все наши деньги. Других логических объяснений у меня нет.

— У вас перед глазами опыт других поселений Московской области, которые тоже не хотели объединяться, вели ожесточенную борьбу и отстаивали местное самоуправление. Но в итоге почти все они проиграли. Вы думаете, у вас есть шанс на победу?

 — Не знаю, есть ли шансы. Но я не могу предать доверие людей, и буду бороться до конца. В других городах и поселениях объединение произошло потому, что депутаты сдались и сломались. По разным причинам. Там, где депутаты не сгибаются, и объединения не происходит. Кроме нас в Подмосковье осталось еще 10 районов: Лотошино, Волоколамск. Там пока депутаты не изъявляли желания объединяться.

— Вы не боитесь, что барвихинские депутаты передумают?

 — Принародно они везде и всегда заявляли, что они будут голосовать против слияния. Пока предпосылок к тому, что они проголосуют «за», у нас нет.

— Вот прошли публичные слушания, жители высказались. Что дальше?

 — Дальше по примеру Можайского района каждый совет муниципальных депутатов примет решение по результатам публичных слушаний в своем поселении. В большинстве случаев, вопреки мнению населения, депутаты поселений в Одинцовском районе они уже приняли решение «за». В том же Успенском 2600 человек подали заявление против округа. Но вопреки этому мнению их совет принял иное решение. То же самое происходит в Жаворонках, Назарьево, Ершовском, Горках-2. Мы (все, кто борется против слияния) сейчас объединяемся, и будем эти решения оспаривать в суде.

— У вас публичные слушания уже прошли, но совет депутатов решение еще не принял?

 — Проект уже готов. Мы все эту инициативу отвергнем, само собой. Но в положении о публичных слушаниях не указано, когда мы должны собирать совет.

— Что будет, если Барвиха проголосует против, а все остальные — за?

 — В 13-й статье 131-го закона четко прописано, что объединение проходит с согласия всех поселений. Если есть поселения, которые против, по закону, объединение не происходит.

— Уже понятно, чем обернулось слияние в других городских округах?

 — Если был бы положительный пример, его непременно вытащили бы его на публичные слушания, привезли бы представителей успешных городских поселений. Но в этой истории нет ничего положительного, ни одно обещание не выполнено. Кинули всех.

У нас, кстати, опыт округа уже был — с 2000 по 2005 год. В то время не было прямых выборов в совет депутатов сельского поселения. Сверху назначался руководитель территориального округа. Это было самое кошмарное время. Все земли распродали, потому что никто этот процесс не контролировал. Ничего не делалось, ничего не убиралось. Сотрудники администрации за свой счет авторучки покупали. Вот и весь опыт городского округа, когда власть оказалась абсолютно безконтрольна. Руководство района продало все: начиная от берега Москвы-реки и заканчивая заповедными лесами. Мы до сих пор все это разгребаем и по судам бегаем.

Дарья Истомина

 

 


Ранее на тему Подмосковные Ликино-Дулево и Орехово-Зуево объединят

ЦИК РФ проверит избирательные комиссии Балашихи

Песков: Каких-либо судебных решений о выборах в Подмосковье не принималось