«Теневого банкира №1» приготовили к суду

В ходе следствия всплыло множество интересных фактов — от взяток сотрудникам ЦБ РФ до подпольного объединения «Мясо».


© СС0 Public Domain

Следственный департамент МВД РФ закончил основные следственные действия в отношении одного из самых крупных теневых банкиров Ивана Мязина. Он обвиняется в хищении 3,2 млрд из Промсбербанка. Бывший руководитель этого банка Борис Фомин в рамках сделки со следствием дал показания обо всей изнанке финансовой системы: о взятках сотрудникам ЦБ РФ; подкупе топ-менеджера Deutsche Bank; отмывании и переправке за рубеж гигантских сумм. Однако юридическая оценка большинству его показаний не была дана.

Как рассказал «Росбалту» источник в правоохранительных органах, СД МВД РФ завершил все экспертизы и другие мероприятия в рамках расследования. В ближайшее время Ивану Мязину будут предъявлены обвинения в окончательной редакции, после чего он сможет приступить к ознакомлению с материалами дела. Вместе с ним под суд пойдет и другой совладелец банка  Алексей Куликов. Он сейчас отбывает 9-летний срок за хищение средств из своего же кредитного учреждения. Однако Куликову предъявлено новое обвинение — уже за хищения средств через страховую компанию «Оранта».

Еще один финансист, имевший отношение к контролю над Промсбербанком, Олег Белоусов объявлен в федеральный розыск.

Во многом обвинение строится на показаниях бывшего предправления Промсбербанка Бориса Фомина (получил шесть лет колонии).

По версии Фомина, с Мязиным он познакомился в 2005—2006 годах, когда являлся предправления «Сибирского банка экономического развития». Через год Мязин выкупил этот банк, а потом пригласил Фомина на работу в подконтрольную  ему инвестиционную компанию «ИК «Файнешл Бридж». Руководил ИК Олег Белоусов, один из членов команды Мязина. «У Мязина имелись обширные связи в правоохранительных органах, а также в ЦБ РФ и действовавшей на тот момент ФСФР», — заявил на допросе Фомин. Также вместе со всей этой группой действовал еще один крупный теневой банкир — Алексей Куликов, главным направлением которого был «возврат НДС».

По версии Фомина, в массовом выводе средств из РФ участвовали в свое время «Русский земельный банк», «Российский кредит», «Саммит банк» и Deutsche Bank. При этом Иван Мязин организовывал «прикрытие  деятельности инвестиционных компаний по выводу денежных средств за рубеж через свои связи в ЦБ РФ, организовывал потоки денежных средств, поиск и вовлечение в данную деятельность сторонних банков и инвестиционных компаний».

По версии экс-предправления, один из совладельцев Промсбербанка Олег Белоусов и основной теневой владелец Иван Мязин создали фирмы, куда стягивались обналиченные денежные средства для их последующей передачи в виде взяток в ЦБ РФ. За эти деньги представители Банка России не замечали незаконные операции по переправке гигантских сумм за пределы страны.

Фомин рассказал о том, как Мязин, Куликов и Белоусов приобрели «иностранный банк CDB, расположенный на территории Республики Кипр», за счет средств, похищенных в российском банковском секторе. 

Экс-предправления Промсбербанка сообщил о роли в незаконном транзите денег из России сейчас уже бывшего главы трейдинга российского подразделения Deutsche Bank Тима Уисвелла. Согласно показаниям банкира, данный гражданин США за ежемесячное вознаграждение в размере $100 тыс. проводил через Deutsche Bank операции с пакетами ценных бумаг и валютой, которые были частью схем по выводу денежных средств за пределы РФ. Фомин рассказал, когда, кто и в каких местах передавал деньги Уисвеллу.

Также Фомин заявил на допросе, что располагает большим объемом информации о «ландромате» — канале, по которому из России через Молдавию было незаконно выведено свыше $21 млрд. Фомин уверяет, что данный канал был создан рядом теневых банкиров и иных лиц, действовавших в условиях повышенной конспирации. Так, между собой они называли свое подпольное объединение «Мясо» (расшифровывается, как Мязин и company). При этом экс-предправления заявил о готовности озвучить не только имена создателей «Мяса», но и основных клиентов данной организации.  

Впрочем, следователей заинтересовали только показания Фомина относительно Мязина и Белоусова. Остальным приведенным им фактам оценка дана не была.

Александр Шварев