Успеваемость или успешность?

Пока никто так и не доказал, что высокий балл ЕГЭ или результаты PISA помогают российским выпускникам хорошо устроиться в жизни.


Если мы пытаемся оценить качество образования через затраты, то получаем ложную картину. © Фото Анны Семенец

Каких результатов мы ждем от образования, и по каким критериям их оценивать, если пятерки в аттестате совсем не гарантируют, что ребенок найдет свое место в жизни, сможет реализоваться и будет счастлив? Эту тему обсудили участники Московского международного салона образования.

Критерии, по которым мы оцениваем систему образования, дают сигнал — чего мы ждем от школы, считает директор Центра мониторинга и статистики образования ФИРО РАНХиГС Марк Агранович. Традиционно у нас измеряют доступность, успеваемость, условия, соответствие запросам общества и экономики. Но из этих критериев не очень понятно, что мы хотим получить на выходе. Например, говоря о качестве образования, обычно имеют в виду учебные достижения. «Я не знаю, как связан ЕГЭ с дальнейшими успехами человека — исследований никто не проводил. Но между результатами оценки образовательных достижений в программе PISA (Международная программа по оценке образовательных достижений, — „Росбалт“) и успешностью в жизни связи нет никакой», — подчеркнул Агранович.

Если мы отталкиваемся от запросов общества, важно понимать, что никто не знает, какими они будут через десять лет. «Что касается затрат на образование, до какого-то уровня чем они выше, тем выше результат. Но потом, сколько ни трать, будет примерно одно и то же», — отметил эксперт.

В итоге, если мы пытаемся оценить качество образования через затраты или условия, то получаем ложную картину, считает Агранович.

По мнению научного руководителя Института проблем образовательной политики «Эврика» Александра Адамского, качество образования оценивается не внутрисистемными показателями, а внешними. Главный вопрос: есть ли в государстве механизмы, которые помогают более образованному человеку быть более успешным и счастливым? «Если карьера и успех подчинены другим законам — доминированию силы, хамства, коррупции и клановости, тогда сколько ни вкладывай в образование, люди либо будут не мотивированы, либо будут искать другое место для применения полученных знаний», — считает Адамский.

По мнению эксперта, прежде чем подходить к образованию с линейкой, важно найти предмет общественного договора: что государство и школа обещают детям и родителям. «Зачем ребенок ходит в школу? Пока нам нечего ответить на этот вопрос — кроме того, что так заведено», — полагает Адамский.

В первую очередь важно объяснить обществу, что основные показатели в образовании уже не те, что были тридцать лет назад. «Теперь мы не учим другие языки — мы учимся на других языках», — проиллюстрировал он.

«История с архаичными системами оценки с единственной функцией в виде контроля и надзора не такая нейтральная, как кажется. Когда есть нормы, которые нужно выполнять, это отсекает возможность позитивной социализации. Не будет ее, если контроль придавливает мотивацию детей и учителей, и смещает фокус», — считает Адамский.

Тем не менее, образовательные стандарты продолжают фокусироваться на учебных достижениях, Рособрнадзор с упоением рассказывает про всероссийские проверочные работы. Совсем недавно ведомство провело национальное исследование качества образования по физкультуре, отметил научный руководитель Центра мониторинга качества образования Института образования ВШЭ Виктор Болотов. «В последнее время, наконец, заговорили о том, что нужно проверять не только предметные результаты. И, на мой взгляд, soft skills сейчас куда важнее, чем десять формул по математике. Другой вопрос — как их оценивать. И, упаси бог, если ФИПИ начнет мерить воспитанность наших детей. Представляете, что это будут за тесты?» — отметил Болотов.

Эксперт убежден, что нельзя сводить оценку качества образования к предметной обученности. «Конечно, soft skills формируются не в космосе, и знать математику, историю, географию, бесспорно, надо. Вопрос в том, что мы делаем главной целью изучения предметов. Мы правда учим тригонометрию, чтобы знать, чему равен sin2X + 3X? Или эти знания — не самоцель, и школа должна научить мыслить», — считает Болотов.

Вице-президент корпорации «Российский учебник» Андрей Галиев согласился, что всероссийские проверочные работы в нынешнем виде не мерят качество образования. «Это контроль ради контроля», — считает он.

Сначала, по словам Галиева, нужно определиться — чему и зачем учить, и только потом — как померить результаты. Но в стране до сих пор нет стратегии развития образования — ни как документа, ни как общей концепции, на которой сошлось общество. «В результате, в проектах новых образовательных стандартов мы опять возвращаемся к измерению скорости чтения, хотя физиологи подтверждают, что никакой связи между скоростью и осмысленностью нет. Есть просто параметр, который очень легко мерить. Но если мы будем отвлекать педагогов на такие вот показатели, ничего хорошего не получится», — считает эксперт.
В первую очередь нужно определиться с ролью педагога, и дальше именно на его работе зациклить все измерения, предлагает Галиев. «Понятно, что какая-то доля детей всегда остается невовлеченной. Но этот маркер мог бы показать, правильно ли выстроен образовательный процесс», — отметил он.

Адамский в свою очередь вообще считает, что систему внутриведомственной оценки качества нужно отсечь как загнивающую и обнулить, потому что она ведет в тупик. По его мнению, институтом оценки результата и качества в образовании должен быть учитель. «Он задает правила и нормы. Его ответственность и компетенции выступают гарантией результата», — пояснил эксперт.

Структура трудоустройства после вузов и школы, уровень подростковой преступности — все это тоже определяет уровень работы школы как общественного института, добавил Галиев. Но все эти метрики находятся за пределами образовательной системы.

Но чиновники предпочитают оставить критерии, которые можно измерить. «У нас есть ФГОС, значит, нужно заботится о том, чтобы система выдавала продукцию в соответствии со стандартами. От государственных гарантий качества мы не откажемся. Для нашей страны это не характерно. Это и есть общественный консенсус. Если есть гарантия, должен быть и контроль», — резюмировал директор Федерального института оценки качества образования Сергей Станченко.
Анна Семенец


Ранее на тему Эксперты обсудили перспективу адекватной оценки результатов отечественного образования в рамках Московского международного салона образования

Участники Московского международного салона образования обсудили барьеры и перспективы оценки качества условий образовательной деятельности в регионах

Почти половина россиян работают не по специальности