«Допускай!» и «Отпускай!»: дождь не смыл протест на Сахарова

В столице прошел масштабный митинг в поддержку незарегистрированных независимых кандидатов в Мосгордуму.


© Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

На проспекте Сахарова в субботу было тесно. Толпа заполнила не только широкую магистраль, но и все возможные площадки перед зданиями. Некоторые молодые люди обеспечили себе выгодные точки обзора, вскарабкавшись на крыши привезенных туалетных будок. Со сцены число присутствующих оценили в 47 тысяч, «Белый счетчик» насчитал 49,9 тысяч, а ГУВД — 20 тысяч человек.

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Лозунг дня состоял из двух глаголов повелительного наклонения: «Допускай!» и «Отпускай!», бейджики с этой надписью выдавали и журналистам. В смысле — «Допускай» незарегистрированных независимых кандидатов на выборы в Московскую городскую думу и «Отпускай» задержанных и арестованных из числа оных кандидатов и их сторонников.

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Погода, испытывающая этим летом Москву на крепость, в целом не помешала явке. Да, холодновато и пасмурно, но не было ливня: только мелкая изморось. На присутствующих «сверкало» немало полиэтиленовых дождевиков.

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Вначале возникло еще одно препятствие: очень плохо работал микрофон, из-за чего оказалось смято выступление первого оратора Александра Соловьева, молодого человека, представленного со сцены как «единственного оставшегося на свободе независимого кандидата после митинга 20 июля».

Соловьев, однако, воспринял это с юмором. «Вот и все, что я хотел сказать о войне во Вьетнаме», — усмехнулся он, когда микрофон на пару секунд включился. Из его речи удалось услышать только «Самое главное — не дать им себя запугать», после чего звук опять пропал. «Первый блин комом», — заключил молодой оратор и удалился.

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

«Микрофон будет работать!» скандировал ведущий Илья Азар в такт лозунгу «Россия будет свободной!»: самоирония — сильная черта демократии. Правда, его соведущая Эльвира Вихарева уже серьезно высказала версию, что власти включили специальную глушилку, которая подавляет звукоусиление. Но тут как раз микрофон и наладили.

Второй оратор оказался и самым проникновенным: это был журналист Леонид Парфенов. «Мне, как и всем, дела не было до Мосгордумы. Но нынешняя кампания выявила такое количество вранья и порожденного им насилия, что дело стало не в Мосгордуме!» — воскликнул он. Парфенов возмутился «всей этой катавасией с подписями — у одних они заведомо хорошие, но нельзя проверить, так ли они хороши, у других — заведомо плохие, но нельзя выяснить, чем они плохи».

Напомнив об арестованном студенте Высшей школы экономики и блогере Егоре Жукове, журналист спросил: «Как теперь восстановить эту гармонию между прогрессивными науками и лояльностью?» А по поводу других вузов заметил: « До какого срама надо дойти, чтобы русский ректор бежал впереди полиции наказывать своих студентов!»

Фото ИА Александры Полукеевой, «Росбалт»

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Также Парфенов напомнил о скандале вокруг выступления музыкантов на митинге и продекламировал куплет из песни рэпера Face: «Я юморист, пошутил не так, и ты попал в блэк-лист». Сам рэпер, как выяснилось, находился тут же, в ожидании выхода на сцену.

«Если бы Дима мог вас всех видеть, он был бы счастлив, — сказала Валерия Гудкова, жена арестованного незарегистрированного кандидата Дмитрия Гудкова. — Он должен был стоять здесь, но его арестовали на 30 суток. Да, сегодня я вернусь в пустой дом, а наш сын встретил свои шесть лет без папы». Как напомнила женщина, ее муж выступает «за то, чтобы социальные лифты ехали не в спальни чиновников».

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

«Доверяем мы таким правоохранительным органам? Такому Следственному комитету?!», — гневно вопрошал главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов. Публика отвечала грозным «Нет!» «А когда надо тушить пожары в Сибири, помогать пострадавшим от наводнения, где это государство? Нет его!», — обличал Смирнов.

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

По контрасту с его зычным голосом писательница Людмила Улицкая тихо и кратко прочла стихотворение, в котором были такие строки: «Мы пришли с открытыми лицами. А у вас Росгвардия и полиция. У вас великое воинство. А у нас человеческое достоинство. Мы ботаники и чайники. Вы гэбэшники и начальники».

«Мы не экстремисты и не преступники, хватит врать нам, что мы экстремисты и злодеи!», — заявил комик Данила Поперечный. И добавил: «Частая история, что людям угрожают увольнениями за то, что они выходят, заводят дела за то, что бросили бумажный стаканчик. Хватит нас запугивать!».

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

На сцене появились мать и сестра Анны Павликовой, подсудимой по резонансному «делу „Нового величия“. Настя Павликова держала на руках маленькую дочку. „Раньше моя семья жила в розовых очках, — сказала Настя. Но когда моя сестра стала политзаключенной, встретила 18-летие в СИЗО и провела там полгода, наши глаза открылись“. Анастасия предположила, что Аню отпустили под домашний арест благодаря демонстрациям в ее поддержку.

„Мы хотим, чтобы наши права соблюдались! Мы придем еще! Мы будем выходить столько, сколько потребуется, чтобы соблюдалась Конституция! Россия будет свободной!“, — сказала незарегистрированный кандидат Елена Русакова. 

Один из лидеров партии „Яблоко“ Сергей Митрохин выразил мнение, что „власть окончательно сбросила на только все маски, но и все фиговые листки“. И „именно гражданское общество становится единственной силой“, способной сдержать ее „от разрушительного воздействия на страну“.

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Митрохин заявил, что теперь „протест должен стать более организованным, ответственным, свободным от провокаций, и более политическим, формулировать конкретные требования“. „В 2011-12  годах все эти признаки отсутствовали, протест закончился ничем и ушел в песок“, — напомнил ветеран „Яблока“.

Помимо речей, состоялись выступления рэпера Face и группы IC3PEAK и „Кровосток“. В какой степени такие песни, как „Баю-бай, засыпай, мой ‚Калашников‘, ‚Я заливаю глаза керосином — пусть все горит!‘ или ‚Россия — это холодец‘, способствуют победе демократии и правового государства — вопрос  дискуссионный.

Фото Александры Полукеевой, «Росбалт»

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

‚Как эта группа называется?‘, — спросил у корреспондента ‚Росбалта‘ известный экономист, министр экономики в правительстве Гайдара Андрей Нечаев. Услышав, что это ‚Кровосток‘, Андрей Алексеевич усмехнулся: ‚Я еще Клавдию Шульженко помню‘.

Во время выступления Face выход на Садовое кольцо был перегорожен цепью ОМОНа. Это дало повод питерскому гостю, муниципальному депутату Андрею Пивоварову высказать со сцены опасение, что музыкантов попытаются задержать.

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Но задержан был другой человек: Борис Золотаревский — сотрудник штаба арестованного незарегистрированного кандидата Ивана Жданова. Он призвал со сцены после митинга не расходиться, а отправиться на метро на Ильинку и погулять у стен президентской администрации. И был тут же задержан и выведен под конвоем.

Митинг принял резолюцию, которая, в частности, содержала требования прекращения всех репрессий против независимых кандидатов и их сторонников, регистрации кандидатов и отмены необходимости сбора подписей в избирательном законе.

К 16 часам, когда согласованное время митинга подошло к концу,  полиция оцепила проспект Сахарова. Расходились, расходились, впрочем, все довольно мирно. Однако часть участников, последовав призыву Золотаревского, направилась к администрации президента РФ, откуда пришли известия о столкновениях и задержании 136 человек.

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Фото Александры Полукеевой, ИА «Росбалт»

Леонид Смирнов

 


Ранее на тему Яшин призвал Памфилову отложить выборы в Мосгордуму

Оппозиционеры готовят новый митинг в Москве

Шнуров о митинге в Москве: Нужно было звать Rammstein