Куда вырулит Мосгордума

Новый состав столичного парламента более соответствует плюралистичной московской публике, считают эксперты, не надеясь, однако, на большие перемены.


© Фото Леонида Смирнова, ИА «Росбалт»

По итогам выборов 8 сентября столичный парламент вместо абсолютного большинства «Единой России» получил незначительное большинство ее членов, вынужденных назваться «самовыдвиженцами» ввиду низкого рейтинга партии. И солидное меньшинство (20 из 45) «легальных оппозиционеров» в виде членов КПРФ, ЛДПР и СР. И висящий в воздухе вопрос «Что дальше?». Политологи, с которыми побеседовал «Росбалт», полагают, что изменения будут очень скромными, но некоторая «позитивная подвижка» есть.

«Мосгордума изменится в тех пределах, которые были заданы властями как абсолютно непреодолимые, — высказывает мнение профессор факультета политических наук Европейского университета в Санкт-Петербурге Григорий Голосов. — Они поставили перед собой цель: не допустить перехода МГД под контроль оппозиции. Эта цель достигнута. И не ведением избирательной кампании, как было бы в условиях демократии, а в результате снятия значительного количества оппозиционных кандидатов с выборов».

При этом, по прогнозу политолога, «легальные оппозиционеры» станут «более активно осуществлять контрольные функции городского парламента, чем раньше, привлекать внимание общественности к тем или иным проблемам, пользуясь думской трибуной, и выступать с законодательными инициативами».

«Даже если эти инициативы не будут вести к принятию законов, они все-таки будут важны с точки зрения формирования политической повестки дня в городе, — предположил Голосов. — И не исключено, что какие-то инициативы будут даже приниматься правящим большинством, а качество законодательства в Москве улучшится».

Кое-что касается и «самовыдвиженцев» из «ЕР». «Уровень лояльности у депутатов, которые формально прошли как независимые, их уровень обязательств перед партией уже другой, — считает эксперт. — Но этот аспект актуализируется только в том случае, если начнутся какие-то серьезные политические проблемы в Москве или — скорее — даже в России в целом. Правда, тогда и единороссы в целом, независимо от того, как они избрались, будут вести себя очень по-разному». 

«Потенциально позитивными» считает результаты выборов и президент Центра политических технологий Борис Макаренко. «Состав, который получился, более соответствует очень разной, плюралистичной московской публике, чем два предыдущих, где не было ни «Яблока», ни «Справедливой России», которые все эти годы имели электорат, достаточный для преодоления 5-процентного барьера», — напомнил эксперт.

Особо выделил Макаренко следующий вопрос: в МГД избрано немало коммунистов. Среди них уже проверенные вице-спикер Николай Губенко, Елена Шувалова и Леонид Зюганов. Но есть и немало новых лиц, которые получили примерно по 40% голосов (а некоторые коммунисты, которые заняли вторые места в своих районах, получили по 30%).

«Столько коммунистического электората в Москве нет (и не было последние четверть века), — подчеркнул политолог. — Коммунисты победили за счет антивластного голосования. Поскольку они партия № 2, их кандидаты часто становились точками притяжения для всех, кто хотел голосовать против власти. Хотя эти избиратели к коммунизму никакого отношения не имели».

«Как поведут себя эти депутаты в МГД? — ставит вопрос эксперт. — Будут реализовывать партийную узкую программу или попытаются задуматься, как сохранить симпатии москвичей, из числа тех, кто идей компартии не разделяет, но голосовал за них? Это одна из интриг».

«Я по наивности считаю, что парламент плюралистичный, в котором звучат разные точки зрения, и с власти можно спросить, скорее на пользу горожанам», — заключил Макаренко.

«Радикальных изменений не произойдет, — полагает независимый политолог Дмитрий Орешкин. — Да, 20 человек «альтернативных» прошло,  но с ними договорятся. Во-первых, 20 депутатов — это меньше половины. Во-вторых, далеко не все «условные оппозиционеры» таковыми являются. Губенко, Шувалова не первый раз в МГД. Они вполне встроились в действующую систему приоритетов, они не будут ссориться с вертикалью власти. Там нет ни одного серьезного возмутителя спокойствия. Митрохин и Бунимович, при всем к ним уважении, не будут брать на себя разоблачительные функции Навального или Яшина».

Орешкин высоко оценил профессионализм столичных руководителей. «Московская вертикаль представлена очень неглупыми людьми, которые не хотят ссориться с Москвой, — рассказал эксперт. —  Собянин — очень удачный менеджер. После «болотных событий» он запретил самый эффективный способ формирования нужных результатов выборов — «ночной фальсификат». Во времена Лужкова и Чурова брали первичные протоколы и ночью их исправляли. Но в 2011 году Москва вскипела. И после этого ночных фальсификатов в Москве (и только в ней!) не было».

«Да, выборы не такие, какими их я хотел бы видеть, — резюмировал Дмитрий Орешкин, — но все равно они работают в пользу москвичей». Эксперт напомнил, что даже в СССР перед выборами «власть стелила асфальт и чинила канализационные стояки».

А вот если бы действительно обстановка в стране была катастрофической, то, по замечанию Орешкина, «было бы, как на закате СССР», когда на первые свободные выборы граждане валили валом, «когда все начали искать и нашли Ельцина». «Сейчас не ищут», — считает политолог.

Эксперты оценили и концепцию «умного голосования», которую предложил Алексей Навальный.

«Цель, которую ставила стратегия «умного голосования» Навального,  достигнута, — полагает Григорий Голосов. — Представительство «ЕР» существенно сократилось. Иной цели и ставить было невозможно в таких условиях. Но понятно, что люди, которые прошли в МГД при помощи «умного голосования», не будут проводить ту политику, которую, вероятно, хотели бы проводить инициаторы «умного голосования». Однако в большей степени независимы от властей они будут».

«Что Навальный эффективно это отработал и сейчас попытается приписать себе все плоды победы, это очевидно, — отметил Борис Макаренко. — Но надо понимать, что «умное голосование» — не умное. Голосовать против власти, не зная, за что, «до основанья, а затем» — не так уж умно. Это стало возможным благодаря тому, что критические настроения находились на пике. Навальный просто пристроился к этому мощному общественному тренду впереди с флагом, хотя и не красным. Он оседлал волну, но не он ее поднял».

«Авторитет Навального не взлетел, но укрепился, — полагает Дмитрий Орешкин. — Он становится «демиургом второго уровня». У него нет никакой партии, но есть харизма, и существенная часть избирателей склонна ему верить. И никто, кроме Губенко, от этого списка Навального не отказался. Даже трепетное «Яблоко», для которого Навальный — «фашист, националист» и все такое, вежливо промолчало. Но я бы не сказал, что он «взлетел». Губенко, например, сказал, что он в гробу видел этот список. До выборов сказал! — и все равно избрался». 

Стоит ли опасаться некоего «коммунистического реванша» — такое беспокойство выразил ряд известных демократов. Политологи считают, что нет.

«Смешна идея, что «умное голосование» приведет к успеху КПРФ до такой степени, что она окажется правящей партией, — высказал мнение Григорий Голосов. — Покуда существует авторитарный режим, КПРФ всегда будет вторичным и слабым партнером правящих кругов. Если же произойдут существенные политические изменения, то на арену выйдут новые силы. И я далеко не уверен, что в конкуренции с ними КПРФ сможет достичь каких-то результатов. Она так же надоела избирателям, как и «ЕР». Просто сейчас она хоть какая-то альтернатива».

Эксперт напомнил, что «примерно так случилось с Коммунистической партией Украины: в 1990-е годы она, как и КПРФ, была сильнейшей партией». «Сейчас ее запретили, но она сошла на нет еще до запрета, — напомнил Голосов. — «Блок Юлии Тимошенко сыграл решающую роль в этом».

«Реванш — нет, — убежден Борис Макаренко. — КПРФ с КПСС, кроме символики, мало что общего имеет. Любой одномандатник изначально настроен на то, чтобы конструктивно работать с властью. Но то, что многие избраны голосами не только коммунистов, — сознают ли они это? КПРФ давно отстала от жизни».

И еще один вопрос, так сказать, «пикантного характера». Ну, хорошо, избрались многие единороссы как самовыдвиженцы. А как они дальше будут называть себя? До сих пор в МГД всегда была огромная фракция «ЕР», намного превосходящая все остальные. Как теперь? Они опять все соберутся в нее? А как это выглядеть будет в глазах общества?

«Может быть, они захотят создать эту фракцию или оформиться как депутатская группа «ЕР», к чему препятствий нет, — предположил Григорий Голосов. — Или даже как депутатская группа с иным названием, «Единая Москва», например. Это вопрос технический: большинство у них сохраняется».

«Партия власти в МГД будет, — констатировал Борис Макаренко. — Будет ли над ней висеть флаг «ЕР»? Думаю, что да. Будет ли она представлена как фракция «ЕР» или некая группа независимых одномандатников, сотрудничающих с мэрией — дело тактики».   

По прогнозу Дмитрия Орешкина, фракция «ЕР» будет, но, возможно, и небольшая — плюс «ее попутчики-симпатизанты». «Останутся самовыдвиженцами: зачем уж так свой имидж губить, — допускает политолог. — А голосовать будут так, как надо».

Леонид Смирнов


Ранее на тему Движение «Голос» сообщило об обысках у своих представителей

Прошедшие 8 сентября выборы в Мосгордуму признали состоявшимися

Координатору «Голоса» дали 5 суток ареста