"Свобода не извне, а внутри нас"

"Свобода не извне, а внутри нас"

Тот, кто слышал и видел Эвелину Петрову - тот не забудет этого никогда. Она впадает в экстаз, орет петухом, кудахчет курочкой, она гневается, гулит, продолжая музыкальные краски аккордеона в иных пространствах, она переводит звуковые гармонии в литературу и кино, в моноспектакль, в русское народное кабаре.

Тот, кто слышал и видел Эвелину Петрову - тот не забудет этого никогда. Выходит к стулу высокая барышня с аккордеоном, и начинает такое творить… Внешность ее мерцающая - то ли фотомодель с гладкими правильными чертами лица, гладкими волосами и хорошим крепким ростом, то ли интеллектуалка с несколько снесенной крышей и синими чулками, спрятанными под длинной юбкой, то ли деревенская дурашка, кликуша, чудиха. Виртуозная игра на странном инструменте аккордеоне, который то ли гармошка, то ли орган, то ли фортепьяно. Но этим мало кого удивишь - сейчас много виртуозов. А Эвелина поражает наповал. Она впадает в экстаз, она орет петухом, кудахчет курочкой, она гневается, гулит, продолжая музыкальные краски аккордеона в иных пространствах, она переводит звуковые гармонии в литературу и кино, в моноспектакль, в русское народное кабаре, в акт русалочьего воя, в оргию французской клошарки…

Когда говоришь «Эвелина Петрова», то петербургские любители искусства гурмански причмокивают «оооо!». Наверное, Питер давно ждал такой несуразной девушки с аккордеоном, которой удается соединить в своем музыкальном выплеске несоединимое - древнюю деревенскую языческую стихию и утонченную изломанность питерского андеграунда, филигранность мастерства и спонтанные бури. В мире питерской культуры, пронизанной холодной сдержанностью, сонливым лакированным гламуром, мертвым перепевом антиквариата, творчество Эвелины Петровой изумляет, обжигает огнем, теплотой матушки-земли, завораживает неизведанными чувствами, будоражит аналитический аппарат.

С 2004 года у Эвелины прошло множество выступлений в клубах и на фестивалях в Европе, вышли в Лондоне диски, но славы талантливому музыканту хотелось бы побольше. Вот Москва Эвелину еще мало знает, последний раз там выступала 6 лет назад.

Эвелина Петрова из Кингисеппа. Училась в местной музыкальной школе игре на аккордеоне с 12 лет. Почему на аккордеоне? Потому что на другие инструменты не брали, места были заняты, а на аккордеон никто не шел. Бабушка заставляла заниматься. А потом возникло серьезное увлечение, было музыкальное училище имени Мусоргского в Петербурге. Поступила не сразу, со второго раза. Было опьянение от большого города, свобода от родителей, от учителей. Повезло. Особую память оставила Татьяна Георгиевна Кузнецова, которая учила не только мастерству, но и жить, учила любить музыку. Курс был удивительный, дружный. К сожалению, из бывших однокурсников мало кто работает по специальности.

Потом Эвелина Петрова поступила в Театральную академию, училась на курсе Театра музыкальных импровизаций у Вячеслава Гайворонского. Правда, курс через полтора года развалился, хотя все начиналось очень серьезно. Основу давали фундаментальную, в Театре импровизаций учились очень интересные творческие личности. Половина музыкального авангардного экспериментаторского Петербурга считает Вячеслава Гайворонского своим учителем. Однокурсник Саша Маноцков ныне стал известным московским композитором, активно участвующим в самых модных театральных постановках, не отстает от него и Лаврентий Мганга. «С нами занимались Абрам Юсфин, Рада Корякина… Но в какой-то момент я поняла, что надо выбирать: либо музыка, либо театр. Все больше я понимала, что свобода не извне, а внутри нас. И я решила продолжить музыкальное образование. С пятого раза поступила в консерваторию»,- рассказывает Эвелина. В консерватории кроме музыки любила заниматься плаванием на занятиях физкультурой. Вышла замуж за Славу Гайворонского, вместе прожили 7 лет. Когда поженились, Эвелине было 22, Славе - 49. Он был скорее учителем, инициатором идей, вдохновителем. «Я получила мощный творческий и духовный рост от него», - признается она. Играли дуэтом. Создавали программы. Были поездки в Европу, выступления в клубах.

Потом у Эвелины «вырос свой голос», как она говорит. Она почувствовала, что не может этому голосу изменить. Продолжали играть в паре, но это загоняло ее в сковывающие рамки. Эвелина стала пробовать играть с другими музыкантами, с Владимиром Волковым, с Виктором Соболенко. Началась ревность. Разрыв был тяжелый.

Эвелина Петрова начала писать свою музыку, создавать новые формы. Любила придумать историю, сюжет, разложить музыку на роли, выделить главное и побочное, выстроить некие отношения между людьми. Все это выливалось в определенную форму, внутри которой была возможна импровизация. Форма эта была жестко-гибкой, четко были заданы ее начало и конец, развитие сюжета, остальное вокруг этого костяка варьировалось. В 1999 году Эвелина Петрова была названа «открытием года».

Так за год Эвелина Петрова создала свой проект «Годовой круг», состоящий из 12 песен на фольклорные сюжеты. Рождение проекта было связано с воспоминаниями о детстве у бабушки в деревне. Это была советская колхозная деревня, в которой не сохранилось ни преданий, ни старинных песен, ни обрядов, ни костюмов. Но в ней сохранился древний дух деревни, сохранилась теплота сердец, говорок, манера общения старушек между собой. Все это вдохновило Эвелину. Диск был записан в Лондоне, Эвелина стала активно одна выступать в Европе. В 2007 году в «Upsid down» Эвелина записала диск с лондонским скрипачем Александром Баланеску. Но наиболее популярным является совместный диск с Виктором Соболенко «Северное танго», хотя сама Эвелина не считает эту работу своей самое большой удачей. Просто слушатели все же предпочитают не новаторство, а музыку узнаваемую, яркое исполнение.

Многим запомнился совместный спектакль Эвелины Петровой с Таней Хабаровой «Укрощение бабочки». Неподражаемая актриса театра DEREVO, победительница престижного Эдинбургского театрального фестиваля Татьяна Хабарова удивительно совпала своим темпераментом, оригинальностью, предельной раскованностью, способностью к безудержной импровизации с петербургской аккордеонисткой. В «Укрощении бабочки» две женщины уводили зрителя за собой в пространства традиционной и современной культуры, русской и восточной мифологии…

Творчество Эвелины Петровой слушатели воспринимают наиболее восторженно в Финляндии. Они слушают так, будто это их родная шаманская музыка. В Голландии Эвелине эмоционально рукоплещут. В Англии слушают отстранено, в полной тишине, но видно, что впитывают услышанное как губка. В Петербурге Эвелина Петрова отсается все же известной в узких кругах. Почему-то в Петербурге аккордеон - это кадриль и полька, новаторский славянский джаз народные массы пока плохо понимают.

Ирина Дудина

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.