Стратегия "Русского марша"

Власти запретили националистам шествие в Петербурге 4 ноября, а актвистам "Стратегии 31" отказали в согласовании акции у Гостиного Двора 31 октября. В северной столице все труднее высказывать альтернативную Смольному точку зрения, заявляют оппозиционеры.

Власти запретили националистам шествие в Петербурге 4 ноября, а актвистам "Стратегии 31" отказали в согласовании акции у Гостиного Двора 31 октября. В северной столице все труднее высказывать альтернативную Смольному точку зрения, заявляют оппозиционеры. Почему акции нацболов, либералов и борцов с нелегальной иммиграцией городское правительство приравняло к гей-парадам, выяснял корреспондент "Росбалта".

"Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование" - эта выдержка из 31 статьи Конституции РФ в последнее время стала едва ли не самой обсуждаемой юридической нормой в стране, объединив вокруг себя силы, которые существуют, казалось бы, на разных полюсах российского общества. И если к сплаву нацболов и либералов, давно уже выступающих вместе против действующей власти, все привыкли, то возможное появление в рядах сторонников "Стратегии 31" людей, открыто заявляющих о своих националистических убеждениях, еще недавно выглядело утопией.

Слова о том, что такое возможно, поясняет глава питерского отделения РНДС Андрей Пивоваров, впервые прозвучали на "Рarty 31", куда организаторы "Стратегии" пригласили лидеров городских общественных организаций. Среди прочих на сцену поднялся и представитель ДПНИ, который признался, что рассматривает возможность присоединиться к "стратегам" и будет агитировать за это своих соратников.

"У нас гражданская, а не политическая акция, - говорит Пивоваров, - и прийти туда может любой гражданин, любых взглядов, конечно, без политической атрибутики".

Причина, вынудившая националистов заявить о желании присоединиться к "Стратегии 31", в том, что они могут лишиться возможности проводить свои акции в Петербурге. Прежде всего, речь идет о "Русском марше", который отделения ДПНИ и им сочувствующие уже несколько лет проводят 4 ноября по всей стране. В прошлом году националистов северной столицы "задвинули" в Полюстровский парк, куда по словам их представителя Андрея Кузнецова, людей свозили на автобусах, а охраняли силами внутренних войск. В этом году им опять запретили проводить свою акцию в центре Санкт-Петербурга, предложив альтернативный вариант, но на этот раз ДПНИ отказывается проводить "Русский марш" на задворках города.

"Я могу сказать, что у меня был разговор с одним высоким начальником, не буду называть его имя, - утверждает Кузнецов, - и он пояснил, что главная проблема марша в том, что он русский".

По словам националиста, в ДПНИ-Петербург еще ждут ответ из одного района города, но без особого оптимизма, а потому планируют присоединиться 31 октября к оппозиционерам, выступающим  в поддержку 31 статьи Конститутции, гарантирующей в России свободу шествий и собраний.

"Мы будем ставить этот вопрос на голосование, - говорит Кузнецов. - Я буду голосовать "за".

Власть подавляет гражданское общество и становится авторитарной, убеждена активистка ЛГБТ-организации "Равноправие" Мария Ефременкова. По ее словам, с 1993 года, когда была отменена 121 статья уголовного кодекса, в которой прописывалась ответственность за мужеложество, со стороны власти не было позитивных изменений в отношении к гей-сообщества.

"В отличии от других заявителей митингов и шествий, - говорит Ефременкова, - городская власть ни разу не предложила нам альтернативный вариант для проведения акций".

Возможно, поэтому в риторике секс-меньшинств появились политические требования к правительству: прекратить травлю, дать равные права или уйти в отставку.

"Власти запрещают гей-парады, потому что если они разрешат нам проводить свои акции, - убеждена Ефременкова, - то им придется разрешить это и всем остальным, а к подобной либерализации чиновники не готовы".

Право на проведение своих акций в городе секс-меньшинства теперь добиваются через суд, а пока принимают участие в митингах "Стратегии 31", приходя к Гостиному двору "без символики", поясняет Ефременкова.

"Смольный не то чтобы не разрешает общественные акции и митинги, - поясняет лидер ОГФ в Петербурге Ольга Курносова, - а попросту не согласовывает их".

Для этого городские власти находят массу причин, говорит Курносова, в последний раз ее организации не согласовали проведение митинга на Дворцовой площади 31 августа по причине ремонта здания Генерального штаба.

"Хотя это не мешает проводить там марафон "Женская десятка", - возмущена лидер ОГФ.

Организаторам "Стратегии 31" отказывают в проведении митинга у Гостиного двора, поясняет Андрей Пивоваров, потому что это, якобы, помешает проходу людей в метро. "Несогласные" нашли выход немного перенести место проведения митинга вдоль Гостиного двора — на площадку напротив центрального портика универмага, о чем уведомили Смольный.

Но ответ им, по большому счету, и не важен, поскольку в любом случае оппозиционеры настроены 31 октября в 18:00 собраться у Гостиного двора.

"Отступать некуда", - говорит Пивоваров. И к этим словам в Санкт-Петербурге готовы присоединиться все больше общественных организаций.

Константин Петров