Колбасный цех МС Вспышкина

Ди-джея Вспышкина прославили рейв-пати радио «Рекорд», собиравшие десятки тысяч колбасеров на дискотеках «Колбасный цех». Вспышкин являет собой некую победу духа - над возрастом, над рабством, над «общепринятым», обывательским.

Ди-джея Вспышкина прославили рейв-пати радио «Рекорд», собиравшие десятки тысяч колбасеров на дискотеках «Колбасный цех», возрастом от 12 до 30 лет. Когда этот мускулистый старик в оранжевых брюках и с натуральной  белой бородой идет по городу, то жители Петербурга¸ да и не только его, расплываются в блаженной улыбке и требуют у него автографа. Популярность у петербуржца Вспышкина  выше, чем у Аллы Пугачевой, особенно в среде молодежи. Вспышкин являет собой некую победу духа - над возрастом, над рабством, над «общепринятым», обывательским. 

Любимая фраза Вспышкина: «Чем нам хуже, тем мы должны быть лучше!». Или: «Не бойся быть дураком, а бойся быть мудаком и тем паче жлобом!»

Монолог Вспышкина

В детстве мама водила меня на Невский проспект в «Сосисочную» от мясокобмината, угощала. Теперь я вот с «Колбасным цехом» колбасюсь.

У меня бабушка была замечательная, волосатая, как я, только не телом, а головой. Красивая. А мать на корабле родилась, от первого ее мужа. Бабушка второй раз замуж вышла и родила 10 детей. Моя мать сбежала из семьи и попросилась в детский дом. Этот детский дом назывался «Розовая дача», его каждый день посещал Киров, пока его не убили.

Хулиганом быть в детстве – это хорошо. Часто из хулиганов вырастают порядочные и умные люди. У нас в доме паренек один жил - он перебил все окна на лестнице. Его выгнали из школы, а в новой школе его полюбила завуч. И он стал хорошо учиться, пошел в медицинскую академию. Сейчас работает на скорой помощи, семья у него хорошая, сын растет. А еще у меня родственник один был. Он, будучи подростком до войны, сбросил мента со второго этажа. А потом ничего, выровнялся. Работал на киностудии, был директором нескольких картин, мухи пальцем не обидел. Жизнь - коварная штука. Еще одного хулигана помню у нас в коммуналке. Ему было лет 8, он издевался над животными - любил мазать скипидаром попку котенку. Мы всей коммуналкой его в  стенгазете осмеяли. А его мать за него заступалась. Вырос, великолепный человек теперь.

Я пил до 12 лет. Помню, едем мы с мальчишками по Невскому на трамвае на подножке, одной рукой держимся за поручень, в другой руке - 800-граммовая бутылка дешевого портвейна. А в 12 лет я бросил пить. Надоело. Курение и пьянство в наше время-  это было не так страшно, как наркотики сегодня.  То, что делают люди, когда курят и пьют, - это хулиганство, а под воздействием  наркотиков они совершают ужасы, ничего общего с хулиганством не имеющие.

У нас, беспризорных ленинградских пацанов, было принято биться «стенка о стенку». Это называлось «драка за справедливость». Особенно много шпаны было в саду имени Бабушкина.

Потом я организовал в своем дворе клуб «Монолит». Это был первый фитнес-клуб в России. Тогда страна зализывала раны, ей ничего не нужно было, не до фитнеса. А мы отремонтировали подвал, у нас тренеры по культуризму работали, весь день шли тренировки. Мы сделали своими руками теннисный корт, но на нем строители хотели возвести стену. Была долгая борьба. Корреспондент Васильева из «Ленинградской правды»  написала разгромную статью против наших врагов, корт отстояли. Я тогда дома почти не жил. У меня свет нагорал на 10 копеек в месяц. В нашем клубе я создал музыкальную группу «Кочевники». Мы выступали в шелковых рубашках, шелковых брюках. Но от русских шапочек отказались.

Давным-давно, в сталинские времена, без суда и следствия Вспышкин был заключен в неволю и только год спустя, после смерти Сталина, вернулся домой.

По Питеру я хожу, как по деревне. Из 5 млн жителей 2,5 миллиона меня знают, приветствуют, просят автограф, фотографируются со мной. Когда еду в метро, иногда весь встречный эскалатор начинает меня приветствовать криками и знаками. Но не все меня приветствуют. Одна бабка в Апрашке меня прокляла. Но я в проклятия не верю.

Однажды одна девушка-фотограф Аля попросила, чтобы я ей попозировал голым. Я согласился. Потом эти фото висели в Русском музее.

Недавно один английский дизайнер причесок пригласил меня участвовать в его шоу. Там по подиуму должны были ходить манекенщицы и манекенщики с его прическами, а потом я должен был выскочить в халатике, с прической, халатик скинуть, а там - в плавках, в кожаных украшениях с металлическими шипами. Я запретил трогать свои волосы,  у меня и так на голове и с бородой все в порядке. После репетиции меня подозвали его помощники, сунули мне 500 рублей. «Это от нашего хозяина. Но участвовать вы в шоу не будете. Не понравились вы ему», - сказали.

Были у нас гастроли в Израиле. Иду по пляжу Мертвого моря, мужики мне кричат: «Эй, Вспышкин! Дай автограф». В Таллине после выступления не спалось, в 6 утра иду по шоссе и слышу со строительных лесов: «Дай автограф, Вспышкин!». Потом по  радио эти работяги делились впечатлениями. Недавно иду по Питеру, с 14 этажа мужик кричит: «Как здоровье, Вспышкин!».

Задают на улице мне чаще всего три вопроса - как зовут, сколько  мне лет и телефон просят. Я обычно отвечаю: «Меньше 18 не дашь», тряся седой бородой. «А когда разденусь - больше 18-ти не дашь!». Имя свое я не имею право открывать. Говорю: «Зовут эМ Си». «Телефон не могу дать - у меня семья, им нужен покой». Один колбасер все же как-то умудрился мой телефон достать, однажды ночью в 3 часа звонит: «Вспышкин! У меня день рождения! Поздравь меня». Я ему отвечаю: «Чего, в три часа ночи родился, да?» «Да, в 3 часа, 18 лет мне исполнилось!». «В жизни раз бывает 18 лет», - пропел я ему строку из песни группы «Кочевники». - Желаю встретить хорошую девчонку!».

Еду как-то раз  в своем прикиде с женой и внучкой в метро. Я всегда в прикиде по улице хожу. Напротив сидят 2 старушки - лет по 90 каждой. Одна добрая, другая злая. Злая вышла, а добрая подошла ко мне: «Спасибо вам за то, что вы есть мостик между нами, стариками, и молодежью». Признание меня взволновало, я поблагодарил эту почтенную женщину за  ее признательность.

Идем с женой ночью в октябре, возвращаемся со дня рождения. Транспорт уже не ходит. На всех тормозах с взвизгом машина останавливается: «Вспышкин! Садись, подвезу!». Едем, а хозяин машины по мобильнику всем сообщает: «Я со Вспышкиным еду!». Ему никто не верит. Тогда Яша - так этого парня звали, стал  спрашивать – нет ли у меня фотоаппарата. У меня не было. Он стал к редким прохожим с этим вопросом приставать. Я ему говорю: «Не пугай людей! Это как спрашивать среди ночи дорогу к библиотеке». Заехали ко мне домой. Я вышел с фотоаппаратом, сфотографировался с Яшей. Но потом я потерял его телефон. Фотокарточки эти до сих пор у меня. Я очень переживал, что  не могу ему их отдать.

Я знаю, что очень популярен не только в Питере, но и в Москве. Разница между дискотеками в Питере и Москве - у нас колбасятся, у вас - тусуются. В Москву, как в Америку, люди съезжаются со всего мира попытать счастье. Я сочувствую коренным  москвичам,  они - аборигены, до них никому дела нет. Переварить нахлынувшую в Москву толпу трудно. В Москве все делают деньги, только в Питере возможно отдохнуть. Москва - это кошмар. Во время гастролей мы проехали нужный дом, чтобы вернуться обратно, потребовалось три с половиной часа.  Пробки, длинные прогоны, 6 рядов машин...

Люблю ездить на метро. Люблю в глаза смотреть. Раньше в детстве не любил - был стеснительным. Помню, пришел сдавать экзамен - посреди комнаты стол, накрытый красной скатертью, 10 учителей сидят, сурово на меня смотрят своими 20 глазами. Я им сказал: «Вы на меня так не смотрите!». Они рассмеялись. А сейчас у людей в метро глаза добрые. У водителей мэрсэдэсов таких не увидишь. Вообще не люблю на Мерседесе ездить - укачивает. Машина большая, водитель жмет на тормоз - сам-то занят, а на заднем сидении человека выворачивает. У меня машина «Победа», ей 51 год. Теперь на штрафной стоянке стоит разбитая, хотел бы починить и ездить на ней. Колеса украли.

Год назад, когда пенсионерам устроили монетизацию льгот, я принимал участие в грандиозных митингах против ущемления прав стариков. Желал выразить свой протест против политики правительства своим присутствием. Потом увидел свое фото крупным планом в «Огоньке».

На дискотеки собирается по 60-100 тысяч человек. Иначе неуютно - как в сельском клубе. Пот идет, как у штангиста во время тренировки. Много наркодельцов шлындрает, пользуясь тем, что такая масса народа собирается в одном месте. Мне однажды сказали язвительно в метро: «Ты, Вспышкин, плохо на детей действуешь. Они ширяются на твоих дискотеках.». Я понимаю, что где скопления подростков, - там наркодельцы. Но проблема не в массах людей, а в том, что наркотики проникают в нашу страну, что милиция с наркоторговцами не борется. Охрана на дискотеках остается равнодушной к деятельности наркодилеров. Я три раза к Путину обращался с конструктивными предложениями, как спасти детей, и ни разу мне из его приемной не ответили. Мне есть, что сказать Путину по этому вопросу.
 
А 10 лет назад я был обычный пенсионер, хотя волосатый, бородатый и постоянно наращивающий свою мускулатуру  в фитнес-клубе, который сам же когда-то в давние послевоенные годы основал. А потом я стал необычайно популярен благодаря радиостанции «Рекорд» FM. Все  началось с дискотек «Колбасный цех» и «Вспышка», собиравших в залы до 50 000 участников,  с рекламы дискотек  по ТВ. Лицо у меня въедливое, и на  следующий день на улицах молодежь мне проходу не давала, требовала автограф и  сфотографироваться на память. Все это произошло в 2003 году. Правда, чуть раньше, я снялся голым в проекте Али Есипович, и мой огромный портрет вывесили в Русском музее. Во мне нет ничего плохого, и я могу позволить себе открыться до такого состояния. Когда я стал популярным, я стал ходить по улицам в сценическом образе и сеять позитив. То в костюме Супермена, то в виде ковбоя-металлиста, недавно, на Старый Новый год я ходил по Невскому  в шубке Деда Мороза. Особенно популярны мои шлягеры, разошедшиеся миллионными тиражами, «Раз пошел я на охоту, трамп-париру-рам» (и т.д., дальше о сексе с белкой). Еще популярна песня «Шишки падают в лесу. Я иду на колбасу. Валидол лежит в лукошке. Поколбасимся немножко». Сам я колбасу есть не очень люблю. Вот раньше, при Сталине, колбаса была отличная. Даже при Брежневе, когда туда туалетную бумагу клали - тоже вкусная. Сейчас колбаса плохая, жидкая, синтетическая какая-то.

За 10 лет в результате секса и любви, к которым я люблю призывать своих почитателей, у меня родились 5 внуков - 4 мальчика и 1 девочка, Вероника. Ей 10 лет и она учится в  школе №10. Своим лучшим поступком за 10 лет я считаю участие в митинге пенсионеров и блокадников против монетизации льгот. Ведь инфляция все съест, и это чистая афера чиновников. А к вспышке своей популярности  я шел долго, больше, чем 10 лет, моя борода и джаз, и «Битлз», и хеви-металл знавала. А диджействовал я уже в 50-е - я на патефонах пластинки Утесова сводил. У меня в группе «Кочевники» пятнадцатилетний Миша Боярский на гитаре играл. 

Записала Ирина Дудина