Начо Дуато: «Я – гражданин Петербурга»

Испанский хореограф Начо Дуато готовится к премьере балета "Прелюдия" на сцене Михайловского театра. Мастер немногословен и чрезвычайно занят. Однако «Росбалту» удалось получить его согласие на эксклюзивное интервью.

Всемирно известный испанский хореограф Начо Дуато начал новую жизнь в Петербурге. На сцене Михайловского театра он уже поставил три одноактных балета. 14 июня состоится премьера «Прелюдии», где отражаются первые впечатления Начо Дуато от жизни в новой стране. Мастер немногословен и чрезвычайно занят. Однако «Росбалту» удалось получить его согласие на эксклюзивное интервью.


- Начо, нынешний год объявлен перекрестным Годом России и Испании. Ждете чего-то особого от этого межнационального события?

- Я знаю только о тех мероприятиях, которые проходят в России. Так, я был в Эрмитаже на открытии выставки из мадридского музея Прадо, куда приезжали король и королева Испании. Знаю также, что труппа Национального театра танца Испании, которую я много лет возглавлял, в этом году будет гастролировать в Москве.

Для развития отношений двух стран нынешний перекрестный год - очень важное событие. К слову, организовать выставку такого уровня, как делает Прадо в Эрмитаже, привезти 60 картин-шедевров, это так дорого и трудоемко! Поэтому, думаю, если бы не перекрестный год, такое было бы просто невозможно.

Что касается меня, то хорошо, что я начал работать в Михайловском театре в этом знаковом году.

- Каковы ваши первые впечатления от жизни в России?

- Мне нравится быть в России, в Петербурге. Как можно не полюбить Санкт-Петербург?!

- У вас уже появилось любимое место в Северной столице?

- Михайловский театр – вот мое любимое место. Свободного времени совсем немного – его хватает только на сон, а так я работаю семь дней в неделю.

Но есть вещи, которые видишь сразу. Невский – это, конечно, фантастика. Невероятно красивы и здания, и площади. Люблю Казанский собор, часто прихожу туда, ставлю свечки – я не религиозен, но мне нравится атмосфера. В Казанском не только очень красиво, но тихо и спокойно.

- В вашем премьерном спектакле Nuns Dimittis артисты танцуют под колокольный звон. Как появилась такая идея? И что сами чувствуете, когда звучит колокол?

- Я увидел колокола в Михайловском театре, надо сказать, раньше их использовали только в опере. А я решил при помощи колокольного звона соединить две части балетного спектакля. Однако звоном колоколов я не хотел придать балету какой-то религиозный смысл. Это просто особая музыка, чистая абстракция.

Сейчас у меня есть много видеозаписей, где звучат колокола, – из разных мест России. Первое время, когда я жил в отеле, то слышал колокольный звон каждое утро. Кстати, именно из Казанского собора.

1_427_90

Сцена из спектакля Nuns Dimittis

- Ваши первые премьеры в Михайловском театре состоялись. Остались ли довольны результатом?

- Да, я доволен. Танцовщики очень хорошо отозвались на все мои идеи. У нас было полное взаимопонимание.

- Однако в одном интервью вы признались, что в эмоциональном плане дистанция между вами и артистами существует. Как удалось наладить отношения с российской труппой?

- Переводчик присутствует на всех наших репетициях, но проблемы, конечно, возникали. Нельзя все перевести. Бывает, артисты не сразу понимали, что я хотел сказать. Но они видели, как я двигаюсь. И в результате все получалось просто превосходно. Это ведь не драматический театр, а балет. Язык танца универсален.

Более того, я не люблю много разговаривать на репетициях. Я просто даю какой-то образ, идею и смотрю, как они ее подхватывают.

- Вы требовательный?

- Да. Когда я в студии, не теряю времени – постоянно работаю и создаю новые хореографические тексты.

- Что ждет зрителей в балете «Прелюдия» - в  премьере, которую вы сейчас готовите?

- В новом спектакле будет звучать музыка трех композиторов – Георга Генделя, Людвига Ван Бетховена и Бенджамена Бриттена. Я создаю музыкальный ряд из музыки барокко, классики XIX века и современной музыки. Так же и в хореографии применяю элементы танцевальных стилей разных эпох. Я бы хотел показать, что классическое и современное не разделены, дистанция между ними едва уловима, одно вытекает из другого, современность следует за классикой, и поэтому я считаю возможным их соединять.

2_427_62

На репетиции в Михайловском театре

- Какое мнение у вас сложилось о российской театральной публике?

- Зрители всюду хороши. Но в России особенно любят танец - он часть вашей традиции.

Еще не так много прошло моих спектаклей в Михайловском театре. Но я слышу тишину в зале, чувствую пристальное внимание. Зритель ведет себя очень тихо, независимо от того, нравится ему или нет. Внимательно следит за хореографией, за каждым па. Для меня важна такая тишина в зале.

- Начо, в чем, по-вашему, принципиальное отличие российской и испанской школ танца?

- Это невозможно сравнить!

- Почему?

- Смотрите, еще 20-30 лет назад, когда я начинал работать, в Испании не было национального классического балета. В Испании вообще недостает балетной традиции. Там нет таких балетных школ, как в Париже или Лондоне. Да, есть испанские консерватории, год от года они становятся лучше. Но все равно уровень намного ниже. Понятно,  что в данном случае мы не говорим про фламенко.

- Несмотря на высокий уровень российской балетной школы, наверняка, как мэтр, замечаете в ней и слабые места?

- Я был на экзаменах в Академии русского балета им. Вагановой. Классическая подготовка у  студентов очень хорошая, а современные направления они знают мало. Думаю, что им необходимо развиваться и в этом смысле, осваивать современный танец. И даже если они собираются танцевать только классику, все равно нужно, чтобы с юного возраста они привыкали и к современной пластике.

- Взялись бы обучать их этому?

- Да, я хотел бы работать с российскими молодыми танцовщиками.

3_427_28

Начо Дуато

- Начо, вопрос, который можно считать традиционным в этот перекрестный Год: как вам кажется, что общего между русским и испанским народами?

- Сложно сказать… В Испании также есть фольклор, мы тоже любим музыку. Обе страны богаты историей: Россия и Испания – великие страны с исторической точки зрения. Испания насчитывает десятки веков величия и могущества. Стоит вспомнить «золотой век», когда испанцы распространили свое влияние вплоть до Америки.

Но все-таки, мне кажется, что у нас больше различий, чем сходства. У русских людей другой нрав, образ жизни, поведение. Но мне это нравится!

Кстати, я нигде не видел столько стилизованного испанского танца, как в русских балетах.  Он есть в «Лебединой Озере», «Дон Кихоте», «Пахите», в других известнейших балетах. Но это не значит, что мы настолько похожи.

- Вы живете в России с начала года. Чего вам не хватает здесь, что было в Испании? И наоборот – что хотелось бы перенести туда из России?

- Мне трудно сравнить две эти страны. Я родился в Испании, в Валенсии, а потом учился в Лондоне, жил в Париже, Стокгольме, Нью-Йорке… Десять лет работал в Голландии. Поэтому я не чувствую себя таким уж испанцем. И сейчас, признаться, не скучаю по Испании.

- Можно сказать, что вы – гражданин мира?

- Нет, сейчас я живу здесь, и я – гражданин Петербурга.

- Ваш «генеральный» план для Санкт-Петербурга?

- Трудиться в Михайловском театре, возглавлять его балетную труппу, развивать искусство балета. Я приехал сюда из Испании, чтобы работать изо всех сил, заниматься творчеством и радовать зрителей.

Беседовала Любовь Костерина

Фотографии предоставлены Михайловским театром