Снежный ком уперся в концепцию

Петербург в решении проблем «снежной безопасности» отстал не только от своих скандинавских соседей, но и от Москвы. Прошедшие две зимы продемонстрировали небывалую уязвимость города в этом вопросе, а подготовка к новому сезону напоминает "латание дыр".


© Фото Наталии Буш

Петербургу необходимо создать Концепцию содержания улично-дорожной сети (УДС) города в зимний период, на основе которой можно будет регулировать вопросы уборки и утилизации снега, считают экологи. Сегодняшнее положение дел таково, что город на Неве в решении проблем «снежной безопасности» отстал не только от своих скандинавских соседей, но и от Москвы. Прошедшие две зимы продемонстрировали небывалую уязвимость Петербурга перед данной "формой атмосферных осадков". Подготовка города к сезону во многом соответствует практике "латания дыр".

По мнению сопредседателя Союза общественных экологических организаций Андрея Фролова, с точки зрения экологии грамотная уборка снега является одним из общих моментов регулирования состояния окружающей среды. Решения администрации города о ликвидации снега и наледи с улично-дорожной сети должны опираться на положения хорошо проработанной концепции, которая бы учитывала тот факт, что снег не просто является «бедствием, от которого надо избавиться, а еще и природным ресурсом». Программа должна быть одобрена горожанами, после чего основные ее положения требуется закрепить на уровне законодательных актов Петербурга.

Пока работы над подобным стратегическим трактатом в городе не ведется. Службы комитета по благоустройству, занимающиеся содержанием и обслуживанием УДС, в своей деятельности руководствуются СНиПами, дорожными стандартами и соответствующим ведомственным регламентом. Так, технология работы в зимний период подразумевает обязательную обработку дорог противогололедными материалами для обеспечения безопасности движения автомобилей и пешеходов, устранения скользкости.

Как сообщил начальник управления по комплексной уборке и содержанию дорог Комитета Александр Качкин, в Петербурге для борьбы с гололедом применяется исключительно техническая соль (хлорид натрия), которая безопасна в малых дозах, но иногда почему-то рассыпается в неограниченных количествах.

«Мы иногда грешим этим. Чтобы не возить снег, а попытаться растопить его на дороге, вместо положенных 30 граммов на квадратный метод высыпаем 170 граммов, а то и больше, в итоге получается каша», - признался Качкин.

Главный технолог канализования ГУП «Водоканал Санкт-Петербург» Ольга Рублевская сообщила, что в зиму 2010-11 годов в городе было использовано 180 тыс. реагентов (технической соли). В этом году кроме хлорида натрия будет применяться еще и антигололедный реагент «бионорд», в равных количествах содержащий хлориды натрия, кальция и магния, а также планируется использовать еще хлорид кальция. При этом распыление на дорогах данных материалов не должно негативно сказаться на очистке сточных вод.

Интересно, что прежде профильный комитет не спешил экспериментировать, не утруждая себя применением даже тех реагентов, которые показали свою эффективность. Начальник научно-исследовательского комплекса «Экология и промышленная безопасность» ФГУП РНЦ Борис Ласкин вспоминает, что в 2005 году институт выступил с предложением усовершенствовать систему борьбы с гололедом. После нескольких лет переговоров с Комитетом по благоустройству удалось заключить договор. Институт взял на себя обеспечение раствором хлористого кальция, а город предоставлял технику и две небольших улицы в Московском районе, на которых и ставился опыт.

«Эксперимент продемонстрировал целесообразность использования данного материала, который имел преимущества по сравнению с песко-соляною смесью. Но на этом все и прекратилось. Мы сделали соответствующий отчет и описания, но получили только объяснения устного характера», - говорит Ласкин.

Не согласен Ласкин и с последними городскими закупками, а именно с приобретением канадских мобильных снегоплавильных установок.

«Я пришел в дикое изумление. У нас тепловая мощность канализационного потока в несколько раз больше той мощности, которая необходима для плавки снега. Вопрос о том, где взять тепло для плавки, стоять не должен», - поделился Ласкин своим изумлением.

По его мнению, необходимо идти по московскому пути. В столице сегодня действуют уже 48 стационарных пунктов плавки снега, совмещенных с канализационными стоками.

В Петербурге на данный момент действует только один такой объект, расположенный по адресу Рижский проспект, 43. Впрочем, как пообещал Александр Качкин, к 2013 году их будет уже 18. Соответствующее решение было принято губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко. При этом 7 стационарных снегоплавильных камер будет закуплено уже в 2012 году.

«Мы уже определили места. «Водоканал» будет подрядчиком, он будет строить и, наверное, эксплуатировать эти камеры, а мы будем за деньги возить наш снег», - сообщил он.

При этом, по словам представителя комитета, от мобильных установок город отказываться не намерен, поскольку в Петербурге существуют места, где поставить стационарную камеру просто не возможно.

Опроверг Качкин и обвинения в том, что город сбрасывает снег в реки и каналы. По его словам, от практики сброса в акваторию службы отказались еще в 1993 году.

Подготовка Петербурга к зиме, календарный старт которой будет дан уже через несколько дней, действительно напоминает хаос. Глядя на то, как городские службы в спешном порядке закупают снегоуборочную технику, рассуждают о безопасности того или иного реагента для обуви, а также выясняют, где лучше плавить снег, становится понятно, что концепция «борьбы со снегом» не такая уж и сумасбродная вещь.

Однако сколько подобного рода стратегий и программ уже рождалось в смольнинских кабинетах, утверждалось на заседаниях правительства, потом актуализировалось и откладывалось в долгий ящик. «Имя им легион». Учитывая, что снег в Петербурге стал политическим фактором, на данной концепции смогут погреть руки те, кто привык за местной зимой наблюдать исключительно за бархатом штор.

Александр Калинин