«Счастье, что мы тонули не в России»

Спасшиеся на «Коста Конкордии» туристы из России сейчас говорят чудовищные вроде бы слова: они совершенно искренне убеждены, что при подобной катастрофе у родных берегов их бы уже не было на этом свете.


© 1tv.ru

Спасшиеся на «Коста Конкордии» туристы из России сейчас говорят чудовищные вроде бы слова: они совершенно искренне убеждены, что при подобной катастрофе у родных берегов их бы уже не было на этом свете.

Петербуржец Сергей Алфимов путешествовал на «Конкордии» с семьей — женой, 15-летним сыном Никитой, 18-летней дочкой Даниэллой и семьей своего брата. Они выжили чудом. Сейчас, на третий день после возвращения, вся семья болеет: последствия стресса, переохлаждения. Супруга Сергея даже попала в больницу, семья брата слегла с воспалением легких. Сам Сергей держится, но осознание того, что могло произойти, придет позже.

Фото Марины Бойцовой

Алфимов в деталях рассказал «Росбалту», что творилось на «Конкордии» в ту страшную пятницу, 13 января.

О доблести, мешках для трупов и WC

«Я, наверное, был единственным из 4 тысяч пассажиров «Конкордии», который не хотел ехать в этот круиз. Но семья уговорила. Из этого путешествия я вынес несколько новых для себя ощущений. Первое — это страх, который, как выяснилось, ощущается и физически: он приводит к сильнейшему обезвоживанию. И неизвестно, что сильнее — первое или второе. И еще одно ощущение: невероятная мобилизация всех внутренних сил организма, подстегиваемая страхом за семью. В этом состоянии можно сделать то, что в обычном состоянии в принципе сделать невозможно», - говорит Сергей.

Алфимов — профессиональный фотограф, поэтому его взгляд «выцарапывает» все самое острое, интересное. Он говорит, что сделал в этом путешествии много открытий. Например - как меняются люди в критической ситуации.

«Я лично видел нашего туриста, профессионального спасателя. Он спасал людей, сколько было сил, а потом сорвался с высоты 4-го этажа, упал в воду, потерял сознание. Его жена сутки считала его погибшим. А его подобрал итальянский рыбак на своей лодочке, привез на берег, вызвал скорую, - рассказывает Сергей. - И я видел, как бежал с корабля, сбивая с ног женщин и детей, персонал лайнера. Официанты, горничные бежали первыми».

Сами туристы, как могли, поддерживали друг друга. Хотя были и такие, кто пытался залезть в спасательную шлюпку с чемоданом — при том, что там людям места не хватало.

«Островок с населением 400 человек принял несколько тысяч пострадавших. И как вели себя итальянцы: они снимали с себя одежду, ящиками приносили необходимое. Чтобы согреть людей, их закутывали в такие специальные блестящие желтые мешки. Я только потом узнал, что это — мешки для трупов. Вот так и ходили люди по острову — в трупных мешках. Зато согревались. Поразило еще, как все было организовано с гигиеной: такой крошечный остров с одной школой и церковью не рассчитан на то, что в туалет отправятся несколько тысяч человек. Очереди были безумные, и все же там всегда была чистота, вода, мыло, туалетная бумага, - рассказывает Сергей. - Зато, когда мы уже приехали спустя сутки в российское консульство, там в туалете не было бумаги вообще. Ее так и не принесли даже после наших многочисленных просьб». Потом уже кто-то из русских написал итальянцам через Интернет: простите, что загадили ваш чудный остров...

Сергей рассказывает, что на острове работали три кафе. В первом пострадавшим наливали кофе за 3 евро, во второй цена «3» была перечеркнута, и наливали за 2. А в третьей всех поили вообще бесплатно. Три крохотных мини-отеля кормили всех абсолютно без каких-либо денег. В полицейском участке, куда разместили часть россиян, давали телефоны, компьютеры, предоставляли факсы, постоянно спрашивали, в чем нуждаются люди.

«Фокусник перевернул зал»

«Сейчас я понимаю, что все в принципе поступали неправильно. И команда, и пассажиры. Между первым креном, случившимся около 21:45, и непосредственно катастрофой прошло около 40 минут. Мы поужинали, за ужином вспомнили о 100-летии «Титаника», посмеялись. Потом пошли в концертный зал — там иллюзионист показывал фокусы. Вдруг нас качнуло, шторки занавеса на сцене сместились как-то вбок. Все захлопали: решили, что это иллюзионист устроил такой трюк, так здорово повернул зал. А потом погас свет, фокусник исчез. Мы пошли в каюты, в это время по внутреннему радио на разных языках (в том числе и на русском) сообщили, что проблемы с электропитанием и неисправность устраняют. Я вышел на балкон, посмотрел: мы шли параллельно берегу, а потом вдруг судно дало резкий крен на другой борт. Застряли все лифты. Но стюарты продолжали весело болтать друг с другом. А потом вдруг прогремел выстрел из ракетницы. Я сказал, что это конец, мы надели спасательные жилеты и пошли на палубу», - вспоминает Алфимов.

По впечатлениям очевидца, команда не знала, как управляться со спасательными шлюпками, их постоянно заклинивало или они вместе с людьми буквально падали в воду с огромной высоты. Алфимовым мест в шлюпках не хватило, и они, повинуясь интуиции и командам какого-то итальянского офицера, пошли на корму. Там было около 200 человек. Потом они увидели, как матросы стали собирать длинную лестницу, с которой можно было спуститься в катера. Люди бросились туда и падали в воду в давке.

Очень быстро пришло много, более 20, спасательных катеров, прилетели вертолеты. Они освещали мощными прожекторами все пространство вокруг стремительно накреняющегося лайнера.

«В 2 часа ночи пошел страшный крен. Мы увидели, как луна вертикально уходит за горизонт. Я думал, что в этот момент нас окончательно затопит. Я стал следить за огоньками на берегу, чтобы по их положению понять — переворачиваемся мы или нет», - вспоминает турист. Затем, наконец, людей стали эвакуировать на спасательные катера. Но там оказалось не лучше, чем на лайнере.

«Когда сняли последнего, все зааплодировали, решили, что все закончилось. Но лодку сильно било о борт «Конкордии», она могла расколоться. Кроме того, волны и обезвоживание привели к сильнейшей морской болезни, - говорит Сергей. - У спасателей была вода в специальных пакетиках, они заставляли нас пить. Лишь в 3:45 мы ступили на землю».

Позор, Россия!

«Моя жена сказала потом: счастье, что мы тонули в Италии, а не в России!». И сейчас я готов с ней согласиться», - рассказывает Алфимов.

Первый представитель российского МИДа — третий помощник консульства РФ — прибыл к соотечественникам спустя 15 часов после трагедии, когда на острове оставались только русские — всех остальных свои «разобрали». Сказал, что ничего не знал. Ничего он не знал и дальше: на экстренной пресс-конференции молчал только он, всю информацию предоставляла итальянская сторона.

«Это они сейчас говорят, что все — в том числе и петербургские чиновники — готовы были помочь. Может, и готовы, но не помогали, - говорят очевидцы. - В посольстве с нас стали требовать по 5 евро за фотографии на справки. Кофе-автомат в дипмиссии тоже был платный. Когда мы попросили кофе, сотрудник консульства ухмыльнулся: «Ничего, я тоже пью кофе за свои деньги».

Затем измученных людей таскали за много километров в Рим только за справками. Причем сотрудники посольства требовали, чтобы туристы предоставляли копии своих загранпаспортов. Кто-то пытался связаться с Россией, попросить выслать эти копии, но выяснилось, что в посольстве практически недоступна никакая оргтехника: компьютеры, факсы и даже телефоны либо не работали, либо к ним не подпускали, ссылаясь на секретность.

«Мы требовали переводчика, юриста, но они появились только на 4-й день. Чтобы отправить людей на Родину, суетились все: представители «Коста крочьере», спасатели, полицейские, рядовые итальянцы. Прилетели представители российских турфирм, авиакомпании старались максимально рассадить пассажиров на ближайшие рейсы. Никакой реальной помощи не оказывали только дипломаты, - говорит Алфимов. - Нет, в личном общении они все — милые, приятные люди. Но, вероятно, они созданы для чего-то другого, но только не для оказания помощи соотечественникам».

По словам россиян, наши чиновники требуют, чтобы на третий день после пересечения границы Родины все пострадавшие обратились в органы ФМС за документами. Но мало кто из вернувшихся из ада способен это сделать в такие сроки.

Алфимов говорит, что будет подавать иск о компенсации морального и материального вреда: у него утонула дорогостоящая профессиональная аппаратура, несколько ноутбуков, все вещи, деньги. Он почти уверен, что итальянцы пойдут навстречу и туристы иски выиграют. Ведь они пострадали не в России.

Марина Бойцова