Список ЮНЕСКО теряет ценность?

Петербургские градозащитники подвели собственные итоги работы 36-й сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, которая проходила в городе на Неве в течение двух недель. Результаты эти, мягко говоря, не обрадовали.


Петербургские градозащитники подвели собственные итоги работы 36-й сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, которая проходила в городе на Неве в течение двух недель - с 22 июня по 6 июля. Результаты эти, мягко говоря, не обрадовали. Отсутствие в повестке «петербургского вопроса» и ряд заявлений председателя петербургской сессии позволили говорить о том, что отечественные власти просто напросто не хотят решать вопросы сохранения культурного наследия.

Наибольшую критику работа, «кипевшая» в течение двух недель в Таврическом дворце, вызвала у председателя петербургского отделения ВООПИиК Александра Марголиса. Он хоть и оговаривается, что решения, выработанные на ней, пока не опубликованы, и их еще предстоит с максимальной корректностью перевести на русский язык и проанализировать, но тот факт, что из обсуждения выпал «петербургский вопрос», говорит о многом. Получается, что власти не заинтересованы в сотрудничестве с общественными организациями, занимающимися культурным наследием, не желают привлекать их к обсуждению насущных вопросов.

«Мы не видим не только протянутой руки, наоборот, наша протянутая рука натыкается на стену», - констатирует Марголис.

Памятуя о броских лозунгах, которые встречались на страницах печати, освещавшей жизнь Таврического дворца, градозащитники отмечают, что на Комитете город на Неве был разгромлен даже не ЮНЕСКО (об этом читайте здесь), а собственным федеральным правительством и его представителями в ЮНЕСКО. Не малую роль в этом процессе, по мнению Марголиса, сыграла «дежурная по квартире» Элеонора Митрофанова. Он предлагает просто проследить за карьерой сестры депутата-справедливоросса Алексея Митрофанова. Элеонора - выпускница МГИМО, по специальности экономист-международник, действительный член международной академии менеджмента, член правления Ассоциации международного морского права, доктор экономических наук, автор целого ряда сочинений в области международных транспортных связей, в прошлом депутат Госдумы, входящий в Комитет по бюджету, налогам, банкам и финансам. "Какое отношение она имеет к к охране культурного наследия?" - задаются вопросом специалисты.

Уже на открытии Комитета на подходе к прессе Митрофанова, отвечая на один из вопросов, посвященных городу на Неве, заметила, что она не достаточно знакома с Петербургом. Впоследствии эту фразу в разных формах она повторяла не раз.

Петербуржцы не могли оставить без внимания и высказывание Митрофановой о том, что она не видит угрозы культурному наследию города в 500-метровом небоскребе «Лахта центр», более того, по ее словам, это здание «должно украсить» фасад Петербурга. Позже отмечалось, что это было «личное оценочное мнение» непосредственно Митрофановой, а не ЮНЕСКО, но, как говорится, осадок остался.

«Я уверен, что правительство совершенно не заинтересовано в том, чтобы «петербургский вопрос» был решен. ЮНЕСКО - это машина, которая работает по определенным правилам и алгоритмам. Есть ежегодный конкретный рубеж — это февраль. Если материалы, которые предполагается вынести на очередную сессию, не представлены в надлежащем комплекте к этому сроку, то вопрос обречен быть снятым с повестки сессии. Я утверждаю, что федеральные органы охраны памятников, а в данном случае это Министерство Культуры и в определенной степени МИД, сделали все для того, чтобы в феврале материалы по Петербургу в штаб-квартиру ЮНЕСКО не поступили. Они с этой задачей блистательно справились», - говорит Марголис.

«Такая эффективная кампания саботажа «петербургского вопроса» на 36-й сессии напрямую связана с замыслом реконструкции исторического центра Петербурга. Эта программа замышлялась на каком-то очень высоком уровне и согласовывалась заранее», - склонен считать Марголис.

По словам директора Центра экспертиз ЭКОМ Александра Карпова, питерская сессия продемонстрировала, что Список всемирного наследия ЮНЕСКО теряет свою ценность. Попадание в него того или иного объекта культурного наследия практически ничего не значит. Стала абсолютно видна его девальвация. Если раньше счет шел на десятки объектов, то сегодня вместе с кандидатами он идет на тысячи.

«Какой был смысл исходного списка. Условно говоря, мы должны были определиться, какие объекты мы погрузим на космический корабль, когда мы окончательно разорим нашу Землю и решимся ее покинуть. Сегодня на корабль уже ничего не влезает. Получается, что должны быть объекты как первой, так и второй категории. Кроме этого, список, в который можно попасть, но из которого невозможно выйти, не ценится. Та же позиция госпожи Митрофановой по поводу небоскреба в Севилье, испортившего город. Она говорит: "А давайте мы вернем Севилью из черного списка в белый, что, мол, теперь делать?" При такой позиции Список всемирного наследия теряет какую либо ценность», - считает Карпов.

Впрочем в прошедшем мероприятии градозащитники видят и положительные моменты. Как никак, но в течение двух недель деятели, занимающиеся культурным наследием в разных странах, находились в Петербурге. Многие из них прибыли в город на Неве впервые. У них есть и глаза, и уши, а следовательно более или менее адекватное представление о том, что происходит в Петербурге, они получили. Кулуарные беседы отечественных градозащитников с делегатами позволяют надеяться на то, что «заморочить голову» на предмет того, что в Северной столице России все прекрасно, будет уже сложнее.

Александр Калинин