"В наше время Иисуса бы посадили"

Художественные перфомансы стали частью политической активности. Петр Павленский, зашивший себе рот в поддержку Pussy Riot, рассказал, почему современное искусство неотделимо от политики.


© Фото Марии Рахманиновой

Российское искусство все больше радикализируется. Еще несколько лет назад художники всячески чурались политики, а акции группы "Война" казались верхом дерзости. Теперь художественные перфомансы стали частью политической активности. Корреспондент "Росбалта" пообщался с художником Петром Павленским, зашившим себе рот в поддержку Pussy Riot, и узнал, почему современное искусство неотделимо от политики.


- Петр, во-первых, как ваше здоровье?

- Со мной все в порядке. Вчера в больнице мне помогли снять швы. А поскольку это были просто множественные проколы вокруг рта, то ничего такого страшного со мной не произошло. Я жив и здоров.

- Как на вас отреагировала полиция?

- Какие у меня сейчас отношения с полицией, пока до конца не совсем понятно. Например, вчера все складывалось хорошо, я стоял с зашитым ртом, не реагировал на требование полиции предъявить документы и проследовать за ними. Потом они вызвали "скорую", и меня увезли в больницу, где психиатр, естественно, признал меня психически совершенно здоровым. На этом мы попрощались, и я уехал из больницы. Но вечером какие-то люди в штатском приехали по адресу моей прописки, ходили, опрашивали соседей, пытались узнать, кто живет в интересующей их квартире. Кто это и откуда, я не знаю. Сам я с полицией связываться не планирую, хочу понаблюдать за ситуацией. Ничего противозаконного я не сделал. Моя акция никого не оскорбляла. Это было чистое художественное высказывание, обозначение существующего порядка вещей.

Акция была обращена к широкой общественности. Она указывала на проблемы в стране и обществе, связанные с православной  церковью. Существует конфликт: если православная церковь обозначает себя хранительницей и продолжательницей христианской культуры, то почему она так открыто выступает против фундаментальных христианских ценностей? И отказывается принимать во внимание тот факт, что христианская культура неотделима от деяний Иисуса Христа. Это противоречие церковь должна как-то решить, потому что иначе получается, что она не продолжает христианскую культуру, а является чем-то иным. Тогда она должна и обозначить себя как-то по-другому - что она является иной идеологической структурой. Это противоречие мешает ей функционировать как целостной системе, поэтому и возникает проблематика, например, связанная с Pussy Riot. Церковь не понимает, как на это реагировать. Взяв на себя роль идеологического аппарата, она сама не может разобраться в своей идеологии.

- Вы один готовили акцию или кто-то помогал?

- Акция была полностью самостоятельная.

- Даже рот вы сами себе зашивали?

- Да, сам.

- У вас в руках был плакат с надписью: "Акция Pussy Riot была переигрыванием знаменитой акции Иисуса Христа". Под "акцией Иисуса Христа" имеется в виду изгнание Иисусом торговцев из храма?

- Да. А для очевидности внизу плаката была дана ссылка на Евангелие от Матфея, где об этом идет речь. Можно немного пофантазировать и представить, что Иисус Христос как персонаж оказывается в нашем времени и начинает врываться в храмы, потому что он не согласен с какой-то системой или еще чем-то, и начинает там громить ларьки с церковной утварью. Что бы с ним тогда произошло? По библейской мифологии - после этого он просто дальше продолжил свои дела. А сейчас бы, я думаю, его бы в первую очередь посадили.

- Почему вы выбрали именно такую форму для свой акции - с зашиванием рта?

- Я зашил рот, чтобы показать, в какой ситуации находится современный художник в России. Все больше начинает преобладать запрет на гласность, ужесточается цензура, запрещается открытое высказывание в современном искусстве. Происходит тотальная кастрация всего. И акция Pussy Riot опять же с этим связана. Они просто высказались. А то, что произошло дальше, - это ритуал наказания. Их наказывают за то, что они открыли рот. И это уже касается всех, пусть и в разных масштабах.

- Раньше у вас уже были подобные акции с правозащитным и политическим подтекстом?

- В России сейчас не может быть не политического искусства. Там, где искусство не затрагивает политику, политика начинает активно вмешиваться в искусство. Не бывает аполитичного искусства. Просто некоторые вещи более явно обозначают политический характер, а другие - менее. Но эта акция, наверное, самая политическая. Другие акции поднимали политические вопросы косвенно. В частности, 9 мая этого года я открыл проект "Непобедимая победа". Он тоже был связан с идеологией, которая сейчас внушается людям и заставляет подменять реальные дела и поступки людей на поклонение абстрактным символам. В символе, конечно, нет ничего плохого, но когда символ становится важнее людей, их поступков и их жизней, это уже странно. В этом проекте тоже была критика церкви. Там был персонаж - протодьякон Петр, который персонифицировал церковный анахронизм и противоречия. Во всех его высказываниях и псевдоглубокомысленных размышлениях есть эти анахронизмы, которые высвечивают противоречия в церковной структуре.

- Вы сами верующий человек?

- Верующий как и во что? Я верю, что есть религия. В ней есть очень большое зерно истины. Это очень слаженная система. Если мы возьмем христианство, ислам, будизм, то это всегда многовековые традиции. Отрицать религию глупо - все на ней базируется. Но надо учесть, в каком веке она создавалась. В то время у любой религии было очень много функций. Помимо философских размышлений она несла в себе какие-то практические смыслы, например, контроль над обществом. Причем именно в то время и в той ситуации.

Беседовал Константин Петров

Видео акции можно посмотреть здесь