"Перспективы на революцию нет"

Петербург революционен латентно, подавленно и хронически. То есть революция бродит в умах как вирус: температуры не дает, но покой отравляет. Так считает героиня проекта "Росбалта" "Петербургский авангард" писатель и публицист Татьяна Москвина.


© Фото Ирины Дудиной

"Росбалт" продолжает проект "Петербургский авангард", посвященный петербуржцам, которые находятся впереди, в авангарде культуры и искусства. В прошлом году в данный топ-список попали яркие деятели арт-сцены Петербурга, чьи достижения выходят за рамки города, часто находя признание в Европе, минуя всероссийскую известность.

В Петербурге сегодня одна из самых заметных женщин - Татьяна Москвина. Газеты «Пульс» в свое время с ее колонками ждал весь город, потом передавал друг другу, зачитывал до дыр и смаковал факты по телефону. Суждения Татьяны о нашей жизни всегда поражают точностью попадания. Блог Татьяны Москвиной похож на бурлящий котел. Во времена Валентины Матвиенко порой казалось, что все острые вопросы, которые народ хотел бы задать власти, попадают почему-то к Татьяне Москвиной, и почему-то она кипит и бросается огненными головешками на мздоимство, чванство и тупость слуг народа,  хотя это следовало бы делать не Татьяне Владимировне, а Валентине Ивановне. Но не только слуги народа в виде власти попадали под раздачу бешеного, правдолюбивого темперамента Татьяны, но и общие наши народные особенности - чванство автомобилистов, дорвавшихся до внедорожников и топчущих общественные газоны, мужской инфантилизм и трусость, женское интриганство и глупая жалостливость.

В общем, если кто-то исследует едко и метко души наших современников - так это Москвина, и это большая редкость в нашем коммерциализированном обществе, где в погоне за чистоганом народ теряет всякий человеческий облик. К тому же Татьяна - гениальный мастер слова: если скажет, так сразит наповал. И что самое отрадное, наповал она валит мерзости и зло, всяческую ядовитую пыль лжи, подтачивающую Россию во всех сферах.

Потом Татьяну Москвину Петербург узнал в качестве интересного писателя, а также и  яркого драматурга, в чьих пьесах появляются персонажи узнаваемые, а не какие-то удивительные убийцы и извращенцы, из которых состоит наше население, если о нем судить по пьесам «Современной драмы» или передачам ТВ. Особенно отличным получился спектакль «Жар», поставленный по пьесам и рассказам Татьяны Москвиной Романом Смирновым в «Театре на Литейном». Афоризмы Москвиной-публициста попали в уста персонажам спектакля, что сделало «Жар» особо жарким.

Татьяна Москвина родилась в Ленинграде. Работала библиотекарем, бойцом пожарной охраны, лаборантом-обеспыливателем в Историческом архиве. В 1982 году закончила театроведческий факультет ЛГИТМиКа, затем аспирантуру. Защитила диссертацию по  драматургии А.Н.Островского. С 1984 года статьи Татьяны Москвиной насыщают питерские, а теперь уже и всероссийские  газеты и журналы рецензиями, отзывами, откликами и огненной публицистикой. В начале нулевых  Москвина работала обозревателем на радио «Эхо Москвы - Эхо Петербурга», телеобозревателем на РТР-Петербург, с 2004 по 2006 годов - обозревателем канала СТС. Яркой является работа Москвиной на радио.   

Книги публицистики Татьяны Москвиной «Похвала плохому шоколаду», «Люблю и ненавижу», «Всем стоять!», «Вред любви очевиден»», «Энциклопедия русской жизни»  расходились как горячие пирожки. Роман Москвиной «Смерть это все мужчины»  вышел  в  финал конкурса «Национальный бестселлер». Татьяна Москвина - дважды лауреат премии «Золотое перо Санкт-Петербурга» лауреат премии «Топ-50» журнала «Собака ру» и лауреат актерской премии «Фигаро» («Пером и шпагой»).

- Татьяна, «Росбалт» решил выдвинуть вас на премию «Петербургский авангард». Призом и талисманом премии является хрустальная белая ворона в черную крапинку. Вы чувствуете себя белой вороной?

- Да, а так же белым волком и белым тигром. Заметна в траве и лесу. Главное тут — не обзавестись до кучи белой горячкой.

- И насколько вы себя чувствуете авангардисткой в публицистике, в которой вы себя блестяще проявляете?

- Авангард? Передовой отряд? Да, возможно. Только мне публицистику сейчас печатать негде — даже «Пульса» моего уже нет. Но я многое сказала впервые — взять  хотя бы мою статью «Недобрый Путин» 2000 года (из сборника «Энциклопедия русской жизни»). Это ж мороз по коже... Только это не столько авангард, сколько интуиция.

- Петербург был когда-то родиной мирового авангардного искусства. Насколько он сегодня авангарден и в чем это проявляется?

- Провинция авангардной быть не может, а Петербург стал провинцией, и это неотменимый факт. Но какие-то рудименты столичного форса он себе оставил — родовые пятна великой империи. На этих пятнах и растет некая поросль художественной смелости, стремящаяся к Мировому океану. У нас могут появляться «люди ниоткуда», люди небывалые. Может, это своего рода авангард - только неизвестно чего.

- Петербург называют колыбелью трех революций. Революция и авангард - это понятия для вас близкие? Насколько сегодня Петербург революционен?

- Петербург революционен латентно, подавленно. Хронически. А хроническая болезнь редко, но обостряется. То есть перспективы на революцию нет. Но она бродит в умах как вирус. Температуры не дает, но покой отравляет.

- Что вы думаете о прибавляющемся каждый год количестве премий в Петербурге? Каких премий и в каких областях городу не хватает?

- Я думаю, все премии вредны, но денежные вреднее всего. Я за стипендии молодым и старым, а премий должно быть очень мало. Но когда тебе что-то дают, в теле появляется приятное тепло — и такому неизбалованному человеку как я, становится радостно на мгновение. Значит, эти премии что-то как-то компенсируют кому-то — недостаток душевных витаминов, что ли. А когда деньги дают, все сердятся, почему не мне. Впрочем, все и так сердятся...

- Кто у нас сегодня самая большая «белая ворона» в городе?

- Друг мой, режиссер Роман Смирнов. Актер Алексей Девотченко. Художница Ира Дудина. Певица Татиана Долгополова... А вообще ландшафт в сравнении с 80-ми годами сильно посерел и поскучнел.

- А кого вы сегодня считаете самым большим авангардистом в Петербурге? В России? В мире?

- Некоторое время «авангардом» в кино был Ларс фон Триер, но теперь он классик. Интересна по-прежнему Ариан Мнушкин, которая много лет делает свой уникальный театр в Винсенском лесу — там у нее актеры из всех стран мира, живут коммуной, грызут овощи и выдумывают несусветные представления. Вообще-то я довольно равнодушна к этой теме — кто там авангард-неавангард... «Кто меня поставил разбирать между ними?»

Беседовала Ирина Дудина

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.