Онкобольные дети мешают судьям?

Онкобольные дети мешают судьям?

Ряд уникальных отделений петербургской горбольницы, расположенных на элитной территории, в ближайшее время могут закрыться. Больных раком детей и ветеранов войны "расформируют" ради удобства судей ВС и ВАС.


© Фото Марины Бойцовой

Уникальное отделение онкогематологии и еще ряд отделений петербургской горбольницы №31 в ближайшее время могут прекратить свое существование. Больных раком детей и ветеранов войны «расформируют» ради удобства судей Верховного и Высшего арбитражного судов.

Родители онкобольных детей, а также малышей с различными кардиологическими заболеваниями, ветераны Великой Отечественной, инвалиды-блокадники, тяжелейшие больные рассеянным склерозом и пациенты Центра трансплантации почки готовы решительно на любые меры, чтобы дать своим близким и родным шанс выжить. Но самое чудовищное, что этот шанс на спасение у людей отбирает не болезнь, и даже не традиционная для России нехватка средств на лечение, а судьи. Причем судьи самого высшего ранга. По слухам, Горбольницу №31 планируется расформировать ради нужд судей Верховного и Высшего арбитражного судов - на элитных территориях Крестовского острова хотят разместить учреждения их — судей — медицинского обеспечения.

Фото Марины Бойцовой


«Мы, родители детей, находящихся на лечении в отделении детской онкологии и гематологии больницы №31 в Санкт-Петербурге, обращаемся к за помощью... Решением Управления делами президента больницу собираются закрыть. При этом судьбами больных никто не обеспокоен. Очевидно, предполагается, что больные сами о себе позаботятся и получат места в других лечебных учреждениях Петербурга. Или Москвы. Тогда как известно, что получить место всегда не просто, а наше лечение нельзя прерывать ни на один день, - пишут в своем письме президенту Владимиру Путину родители больных детишек. - В настоящее время на лечении находятся 40 человек, из них на интенсивной терапии 25. С рядом диагнозов до Москвы можно не доехать. А получить адекватное лечение в прочих больницах Санкт-Петербурга не всегда возможно».

Впрочем строки даже такого отчаянного, пропитанного болью письма не в силах описать то, что на самом деле чувствуют несчастные люди, оказавшиеся в дважды чудовищной ситуации.

«Мы находимся здесь на лечении с середины сентября, - рассказывает корреспонденту «Росбалта» Галина Петрова, бабушка 13-летней Ксении, у которой страшный диагноз — медуллобластома головного мозга. - Нашей девочке здесь сделана операция, предстоит сложное лечение, и только здесь сложилось то, чего нельзя найти больше нигде: здесь уникальный коллектив врачей-профессионалов высочайшего класса, новейшее оборудование, операционные настоящего космического уровня. Здесь ребенок «ведется» с первых минут поступления и до выздоровления, процент которого благодаря усилиям медиков достигает 80%. Но нам нельзя прерывать лечение ни на день и менять его на другое, иначе это грозит гибелью. И больше нигде ничего подобного нам предложить не могут».

Фото Марины Бойцовой

Галина Петрова

Дело в том, что только в 31-й больнице лечат любую детскую онкологию и многие виды взрослых онкозаболеваний, причем сюда едут и петербуржцы, и жители Северо-Запада. Это стало возможным не только благодаря самоотверженности и опыту удивительных докторов, но и стараниям благотворительных организаций и отдельных бизнесменов, которые на собственные средства помогают лечить и даже развлекать больных детей.

«Мы требуем оставить больницу людям, а не чиновникам! - еле сдерживаются блокадница Нонна Кравченко и ветеран Великой Отечественной Александр Тупицын. - Мы сюда специально приезжаем из других районов Петербурга, потому что только здесь нам могут оказать всю необходимую помощь, не гоняя по поликлиникам и кабинетам. В своем районе мы стояли в очереди на МРТ почти 5 месяцев, а здесь все сделано по уму, здесь прекрасные доктора и техника, о которой мы раньше даже не слышали!».

Фото Марины Бойцовой

Александр Тупицын


Казус судьбы: недавно в больницу было поставлено дорогостоящее оборудование, приобретенное после ряда благотворительных концертов с участием зарубежных артистов, на которых был замечен и Владимир Путин. И вот теперь — вольно или невольно — стараниями его подчиненных у больных это все и отбирают.

«Если что-то отбираете — дайте взамен что-то другое, но не когда-нибудь, а сейчас. Наши дети и старики ждать не могут, - говорит Олег Костин, папа 14-летнего Кирилла, у которого лимфобластный лейкоз. - Здесь у нас появилась надежда. Я считаю, что чиновники могут лечиться где угодно, и даже пару остановок на служебном авто проехать. А наши дети этого, увы, уже не могут».

Фото Марины Бойцовой

Семья Костиных


Впрочем сам персонал больницы старается быть максимально сдержанным в комментариях. Медики говорят, что пока окончательного решения не принято, и надеются на то, что здравый смысл восторжествует, и больных все-таки не выгонят на улицу.

«Мы надеемся на взвешенное и продуманное решение властей. И на то, что нашу больницу оставят в покое», - говорит заведующая детским онкологическим отделением больницы, доктор медицинских наук, профессор Маргарита Белогурова. На предоставленной «Росбалту» фотографии она сидит за одним столом с президентом России — как раз после этого благотворительного мероприятия онкобольные детишки смогли получить то самое спецоборудование, которое врачи и общественность буквально «выбивали» у чиновников и коммерсантов.

Фото предоставлено ДГБ №31

По словам врача, 31-я больница — это единственное учреждение на Северо-Западе, где созданы все условия для лечения онкологических заболеваний не только у детей, но и у взрослых. И даже обычное «переформатирование» учреждения грозит обернуться катастрофой.

Фото Марины Бойцовой

Маргарита Белогурова


«Поймите, ведь речь идет не о простом механическом переносе коек. Нужно переводить и все высокотехнологичное оборудование, персонал. Может быть, детей и «разберут» по другим больницам, взрослых тоже раскидают. Но невозможно раскидать высокие технологии. Получится, что всю нашу с трудом созданную за два десятка лет сложнейшую инфраструктуру надо умножать на два», - говорит детский врач.

Пациенты и врачи в один голос говорят, что все-таки надеются на здравый смысл властей, которые услышат их голоса. Однако пока журналистам поступает информация, увы, прямо противоположная.

«... Продолжить работу по формированию концепции размещения Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в городе Санкт-Петербурге... Министерству здравоохранения России совместно с администрацией Санкт-Петербурга в 2-недельный срок предложить варианты перебазирования больничного оборудования и изменения места работы медицинского персонала...», - черным по белому написано в имеющемся в распоряжении «Росбалта» документе — протоколе заседания межведомственной рабочей группы по обеспечению переезда Верховного Суда и Высшего Арбитражного суда за подписью управделами президента и председателя вышеназванной комиссии Владимира Кожина.

Любопытно, что этот документ датирован 13 декабря 2012 года. Напомним, предоставленный москвичами срок — две недели. И вот единственный имеющийся на сегодняшний день официальный документ со стороны Смольного:

«Представить информацию о возможности перебазирования отделений и служб СПб ГУЗ «Городская клиническая больница №31» в медицинские учреждения города … включая штатную инфраструктуру, финансово-экономическую составляющую по демонтажу, переносу и пуско-наладке медицинского оборудования...». Срок исполнения — 11 января 2013 года. И на данный момент других официальных комментариев нет.

Фото Марины Бойцовой

В кулуарах городские медицинские чиновники сами говорят о маразме ситуации. По их словам, это то же самое, как положить больного на жизнеспасающую операцию, начать ее, а потом взять и заменить операцию клизмой. Не скрывают они и того, каких гигантских средств из бюджета потребуют эти переезды-демонтажи, ведь новым «хозяевам», простите, западло будет лечиться там же, где лежали «простые смертные». Но самое главное: во имя чего это делается?

«У нас отобрали весь город, теперь отбирают последнее — надежду! - говорят родители детей, больных раком. - Нас убивают только ради того, чтобы какому-нибудь чиновнику или судье было удобно. Не хочется думать, какую смертность получит Петербург по болезням, которые сейчас здесь могут быть излечимы».

Впрочем, как говорят врачи и онкобольные, надежда умирает последней. И лучше них этого никто не понимает.

Видео из больницы и интервью с родственниками больных  и пациентами смотрите здесь.

Марина Бойцова

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.