Апрашка ждет отмашки

После решения Смольного не продлевать контракт с "Главстрой СПб" на реконструкцию квартала "Апраксин двор" в центре города возник очередной лакомый кусок. "Росбалт" опросил представителей общественности: как они видят развитие Апрашки, одного из символов Петербурга?


© Фото Марины Бойцовой

После решения Смольного не продлевать контракт с «Главстрой СПб» Олега Дерипаски на реконструкцию квартала «Апраксин двор» в центральной части города возник очередной лакомый кусок. Перед администрацией Петербурга вновь стоит вопрос: что делать с Апрашкой? Если продавать, вернее отдавать инвестору, то какому? А что там этот «денежный мешок» собирается себе сфантазировать? Как на подобное творчество отреагируют горожане? Выполнит ли в итоге свои обязательства инвестор?

«Концепция развития Апраксина двора в ее нынешнем виде не нацелена на решение задач развития этой территории», - так объяснила пресс-служба Смольного решение администрации не продлевать контракт с «Главстроем». Таким образом, по сути город вернулся к ситуации 2008 года. В центре есть территория в 12 га, которую требуется удачно вписать в пространство. Квартал имеет не самую лучшую, а говоря начистоту - отвратительную репутацию. «Не ходи в Апраксин двор, там вокруг на воре вор», - предупреждает современный фольклор горожанина от посещения «бермудской барахолки», на которой режут сумки и очищают карманы. Опять же статус «нехорошего места» был подтвержден недавним визитом силовиков в местный молельный дом, сопровождавшийся массовыми задержаниями мусульман.

Пока власти самого северного мегаполиса молчат и не дают старт очередному конкурсу по развитию данной территории, «Росбалт» опросил представителей петербургской общественности: как они видят развитие данного квартала, какие задачи город может решить, дав Апрашке новую жизнь?

Директор Российской академии архитектуры и строительных наук, историк архитектуры, кандидат искусствоведения Борис Кириков считает, что на этой территории «абсолютно ничего не надо делать», а только навести на ней порядок. Единственным разумным решением является сохранение торговой функции двора. Здесь могут быть в небольшом количестве и офисы, и склады, но они все равно должны быть заточены под коммерцию.

«Апраксин двор надо оставить таким, как он есть. Во-первых, потому что это замечательно организованная и структурированная торговая зона, а во-вторых, потому что это памятник архитектуры, истории и культуры. Мне кажется нецелесообразным переделывать Александринский театр под завод, а Публичную библиотеку - под общежитие. Это традиционный центр петербургской торговли, значит, эта функция должна здесь сохраниться», - рассказал Кириков.

По мнению директора бюро межевания городских территорий НИИ генплана, архитектора Павла Никонова, у будущего Апраксина двора есть только два варианта. Первый предполагает организацию на этом пространстве так называемого «Города мастеров» - обособленного квартала, в котором бы разместились ремесленники, т.е. люди, занимающиеся ручным, малосерийным производством, которые могли бы на месте реализовывать свой товар.

Второй вариант, который называет зодчий, — это уничтожение двора. «Если дома просто отреставрировать и при этом не наделить их соответствующей функцией, это все равно, что их уничтожить. То, что собирался делать «Главстрой», - это уничтожение Апраксина двора. «Город мастеров» - проектный вопрос. В Петербурге хватит ремесленников на три-четыре таких города. Я не исключаю, что какая-то часть комплекса может быть разбавлена обычной торговлей, сферой услуг. Это не противоречит самой идее. Главное, чтобы общее впечатление от этого места было, как от места мастеров», - считает Никонов.

Архитектор напоминает, что в городе на Неве уже есть много примеров неудачной реставрации исторических объектов — Круглый рынок на Мойке, дом Лобанова-Ростовского и Дом Чичерина, которые после проведенных работ превратились в «куклу, набитую совершенно чуждой им функцией».

Схожих взглядов придерживается и председатель РОО «Охтинская дуга» Елена Малышева. Уничтожать здания двора, даже те корпуса, которые были построены в XX веке, она считает не допустимым. Апраксин двор формировался на протяжении двух веков, в итоге превратился в уникальный архитектурный ансамбль, который не встретить в Европе.

Апраксин двор и рынок - понятия равнозначные, но это не только торговые ряды, выходящие на Садовую улицу. Территорию имеет смысл развивать как комплексное пространство. Новую жизнь в квартал могли бы вдохнуть учащаяся молодежь и студенты, полагает эксперт. Большинство зданий, в которых в советское время располагались детские кружки, секции и студии, сегодня превращены в бизнес-центры либо попросту снесены. Поэтому корпуса «Апрашки» можно было бы отдать творческим и самодеятельным коллективам.

«Прежде существовали студенческие строительные отряды. У нас в городе множество творческих вузов — Академия художеств, Университет технологии и дизайна, Мухинское училище, Университет культуры. Почему бы не привлечь к восстановлению обучающуюся в них молодежь? Тем, кто на бесплатной основе примет участие в этих работах, можно было бы снизить арендную плату. Почему бы здесь не разместить молодежное ателье по пошиву модной одежды или обуви, галерею, в которой бы студенты выставляли свои картины, сцену, на которой бы молодые актеры пробовали свои силы? Пусть студенты в кружках преподают школьникам. А если какому-нибудь нумизматическому обществу предложить часть помещений, неужели оно не согласится участвовать в реставрации? У нас в городе обязательно найдутся энтузиасты», - считает Малышева.

«Я не спорю, город должен развиваться, но воссоздание старого в его исторической среде обитания — это как раз и есть развитие города», - добавляет она.

Петербургский историк-краевед, автор книг "Легенды и мифы Санкт-Петербурга", "История Санкт-Петербурга в преданиях и легендах" Наум Синдаловский отмечает, что вместе с Гостиным двором и Никольскими рядами Апраксин двор играет ключевую роль в поддержании исторический статуса Садовой как торговой улицы. При этом Апраксин двор необходимо рассматривать в двух частях. Во-первых, это наружные корпуса, которые сами по себе являются архитектурными памятниками. Такой тип торговых помещений, окруженных крытыми галереями, был характерен для раннего Петербурга, а впоследствии распространился по всей России. Эти корпуса однозначно необходимо сохранить. Во-вторых, существует внутреннее содержание - на протяжении истории Апраксина двора оно менялось: лавки на открытом воздухе заменялись различного типа и назначения павильонами.

«Современные градостроители имеют право придать внутреннему рынку новое содержание. Не обязательно там должна вестись торговля. Сейчас принято совмещать торговые и развлекательные функции. Торговля может сохранить историческую память об этой территории, а развлекательная составляющая придала бы новый импульс для развития. Почему бы не сделать пассаж, окруженный историческими фасадами?» - размышляет историк-краевед.

Он убежден, что с пространством Апрашки необходимо что-то делать - консервировать его нельзя. "Нужно оглядываться на историю, но этот историзм не должен быть очень консервативным. В Петербурге охранительная тенденция многому мешает. Что бы ни делалось, первое, что кричит город, — это «нет». Такого не должно быть. Город — живой организм, а он, как известно, изменяется», - подчеркивает Синдаловский.

Все опрошенные "Росбалтом" эксперты при различии мнений сходятся в том, что Апраксин двор является одним из символов Петербурга, который надо сохранить. Что немаловажно, символом не растиражированным на открытках, календарях и прочей сувенирной продукции. Вряд ли реконструированную Апрашку будут увековечивать на подобных безделушках. Главное, чтобы после всех проведенных работ сам двор не превратился в большой несуразный "магнитик", приделанный к телу города.

Александр Калинин