«Заначка» от жены дорого обошлась Кержакову

Приостановлено расследование уголовного дела о хищении более 300 млн рублей у футболиста «Зенита» Александра Кержакова. А вскоре оно и вовсе может быть закрыто. При этом самому спортсмену грозит дело за ложный донос.

Главное следственное управление ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу приостановило расследование уголовного дела о хищении более 300 млн рублей у футболиста «Зенита» Александра Кержакова. А вскоре оно и вовсе может быть закрыто. При этом самому спортсмену грозит дело за ложный донос.

Как сообщил «Росбалту» источник в правоохранительных органах, расследование приостановлено с формулировкой «из-за невозможности установить лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности». «С момента возбуждения дела был проведен весь комплекс необходимых мероприятий, - рассказал собеседник агентства. - В частности, прошли очные ставки Александра Кержакова с обслуживавшим его сотрудником «Газпромбанка» (сейчас он уже уволен) Владимиром Багаевым, очная ставка Кержакова и Сурина (бизнесмен, на счета которого были переведены деньги Кержакова – «Росбалт»). Была проведена экспертиза заявлений спортсмена в банк на перевод денег на счета Сурина. Однако 100-процентной ясности в деле не появилось, поэтому расследование пока приостановлено. Для принятия окончательного решения необходимы оригиналы договоров займа между Кержаковым и Суриным, но они у следствия отсутствуют».

В свою очередь собеседник «Росбалта», знакомый с ситуацией, рассказал, что Михаил Сурин ранее опасался передавать оригиналы договоров в ГСУ, так как это крайне важные документы, показывающие абсолютную законность получения им более 300 млн рублей. «Было решено сначала провести собственную экспертизу договоров в одном из государственных учреждений, - отметил собеседник агентства. - Она была завершена 29 августа и показала, что подписи Кержакова на договорах подлинные, он абсолютно добровольно сам решил передать эту сумму Сурину. В принципе, теперь можно ставить вопрос о закрытии уголовного дела. Не исключено, что Сурин также обратится с заявлением о возбуждении дела на Кержакова за ложный донос. Ведь его репутации был нанесен серьезный вред».

Зачем известный футболист решил без всяких процентов сроком на четырнадцать лет дать 329 млн рублей в долг мало известному ему предпринимателю Сурину, на очной ставке объяснил Владимир Багаев. По данным источника «Росбалта», знакомого с ситуацией, Багаев рассказал, что как сотрудник так называемого VIP-отдела банка он занимался обслуживанием Александра Кержакова, с которым у него сложились доверительные отношения. Александр даже представил Багаеву свою супругу. По словам источника, сотрудник банка заявил на очной ставке, что как-то Кержаков рассказал ему: сейчас у него идет бракоразводный процесс, и он не хотел бы, чтобы крупная сумма денег, находящаяся на его счете, фигурировала в материалах при разделе имущества. Игрок «Зенита» передал сотруднику банка список счетов, на которые необходимо было перевести деньги со счета в «Газпромбанке». Среди них был и счет Михаила Сурина, на который, по заявлениям Кержакова, было перечислено 307 млн рублей.

Сам футболист возразил на это, что одобрял перевод только 110 млн рублей, а остальная сумма ушла на счет Сурина без его ведома. Когда у Кержакова поинтересовались, как он мог не заметить списания со счета почти 200 млн рублей, он выдвинул следующую версию: деньги переводились траншами по 20-30 млн рублей, он не разобрался в ситуации и думал, что снимают средства в счет все тех же одобренных им 110 млн рублей. И только позже он понял, что на самом деле Сурину ушла сумма почти в три раза больше. Впрочем, потом Кержаков изменил показания и стал придерживаться другой версии: он отследил перевод 110 млн рублей,  а о переводе еще 200 млн рублей игрок «Зенита» вообще ничего не знал.

ГСУ ГУ МВД РФ по Санкт-Петербургу провело экспертизу всех заявлений Кержакова в банк, одобрявших перечисление денег. Она показала, что на части из них стоит его подпись. Однако по некоторым заявлениям специалисты не смогли дать однозначного заключения, что они подписаны Кержаковым. Экспертиза также установила, что на этих, поставленных под сомнение, заявлениях в банк за футболиста не расписывался Багаев. Стоят ли на них автографы все-таки Кержакова или другого лица, пока с точностью не установлено.

Игрок «Зенита» также признал только один договор займа с Суриным (на 110 млн рублей) и заявил, что три других договора он не подписывал. Экспертиза, проведенная  по заказу бизнесмена, такие утверждения футболиста опровергла. Однако следователи хотят провести еще и собственную экспертизу оригиналов договоров.

Напомним, что в начале 2013 года Александр Кержаков и его адвокат Игорь Решетников обратились с заявлением в правоохранительные органы. В нем они указали, что в период с 20 февраля 2011 года по 10 октября 2012 года у футболиста похитили 329 млн рублей, из них 307 млн рублей были переведены со счета Кержакова в «Газпромбанке», а 21 млн 500 рублей он передал наличными «неизвестным лицам» в дополнительном офисе банка. Позже выяснилось, что эти деньги оказались у бизнесмена Михаила Сурина. Последний заявил, что у него находятся четыре договора займа с Кержаковым на всю полученную им сумму.

По версии футболиста, общие знакомые как-то свели его с гендиректором ООО «Модуль» Михаилом Суриным, который возводил нефтеперерабатывающий завод в Воронежской области. Кержакову поступило предложение принять участие в этом проекте, вложить 100 млн рублей и стать совладельцем предприятия. Он лично выезжал на объект, проверил информацию в Интернете, после чего дал свое согласие. Игрок «Зенита» перечислил 110 млн рублей со своего счета в «Газпромбанке», а документально свои отношения с Суриным почему-то оформил в качестве договора займа. Остальные средства, как уверял футболист, он не перечислял. По его мнению, вообще вся сумма, ушедшая Сурину, была похищена.

ГСУ ГУ МВД по Санкт-Петербургу возбудило по данному факту уголовное дело по статье 159 УК РФ (мошенничество).

В свою очередь оппоненты Кержакова высказали «Росбалту» мнение, что футболист «прятал» деньги, чтобы не делить их при разводе с женой, а договора займа он заключил, потому что до поры не хотел официально «светиться» как совладелец строящегося НПЗ. Иначе бы половина этого его актива тоже бы перешла к жене при разделе имущества. Потом Кержаков решил вернуть деньги назад, но стал требовать их не у Сурина, у которого были договора займа,  а у «Газпромбанка».

Получить комментарии у адвоката Кержакова Игоря Решетникова «Росбалту» не удалось - он не подходил к телефону. Ранее защитник заявлял СМИ, что, по его мнению, менеджер «Газпромбанка» связался с теми, кому переводились деньги, сам расписывался в платежных документах от имени Кержакова, а сотни миллионов рублей перечислялись без ведома клиента.

Впрочем, пока следователям не удалось найти никаких доказательств знакомства Багаева и Сурина.

Александр Шварев