Россию ждет миграционный бунт?

Ужесточив требования к порядку пребывания иностранных граждан на территории России, власти оказались не готовы к практической реализации новых норм. Более того, как показывает опыт Петербурга, есть риск перечеркнуть все прежние усилия.


© Фото Анны Семенц

Вступившие в силу с первого января нового года изменения в миграционном законодательстве призваны ужесточить требования к порядку пребывания иностранных граждан на территории России. Но события в Кургане, где мигранты штурмом взяли местное отделение ФМС, свидетельствуют, что к практической реализации этих норм власти оказались не готовы. Запретив «резиновые квартиры» и закрыв въезд иностранцам, ранее нарушившим миграционное законодательство, депутаты недостаточно внимания уделили вопросу о том, как все это должно работать в действительности. Помочь в поиске решений, по всей видимости, может опыт Петербурга, который намного дальше других регионов продвинулся в части создания эффективной системы контроля над миграционными потоками.

Петербургский «Единый миграционный центр» (ЕМЦ), открывшийся в 2010 году, - это первый и пока единственный в России проект создания той самой цивилизованной системы регулирования трудовой миграции, о которой сегодня говорится с самых высоких трибун. Если посмотреть на работу центра с позиции простого обывателя, приходится признать, что она в значительной мере отвечает на ключевые претензии, которые общество предъявляет к гастарбайтерам. Иностранные граждане не просто обращаются ЕМЦ за разрешением на работу или патентом, но и проходят обязательное тестирование на знание русского языка, полноценное медицинское освидетельствование в расположенном здесь же медицинском центре, а кроме того их фотографии и отпечатки пальце вносятся в единую информационную базу, которая доступна правоохранительным органам.

В день центр принимает до 3000 человек, и одна из главных претензий горожан к его работе – это огромные очереди приезжих на улице Красного Текстильщика. Зато все процессы максимально автоматизированы, информация вносится в компьютер, и на каждого мигранта заводится, по сути, целое досье, где есть все данные, включая информацию о прививках и результаты анализов. Как отмечают в петербургском УФМС, это позволило ликвидировать рынок торговли поддельными медицинскими заключениями и снизить риски устройства на работу иностранных рабочих с опасными заболеваниями.

В этой благостной картине есть один существенный изъян. В Единый центр обращаются только те, кто планирует работать легально и получает разрешения на работу в пределах установленной для региона годовой квоты на привлечение иностранной рабочей силы. Таковых, согласно данным комитета по труду и занятости населения Петербурга, порядка 250 тысяч человек. Еще около полумиллиона приезжих трудятся в городе нелегально. Казалось бы, на этом фоне смешно говорить о каких-то достижениях. Но не следует забывать, что регулирование официальной миграции и борьба с нелегальной - две разные, хотя и связанные друг с другом задачи.

Например, в Москве доля лиц, прошедших медицинское обследование, в общем числе обратившихся за разрешениями на работу составляет лишь порядка 20-30%. В Петербурге еще недавно дело обстояло немногим лучше, но всего за три года удалось добиться практически 100% охвата. В этом смысле накопленный петербургским УФМС в сотрудничестве с другими органами власти опыт уникален. Уже озвучивались предложения использовать его для создания аналогичных центров в Москве и Подмосковье, а также других крупных городах, куда в основном стремятся приезжие из ближнего зарубежья. Однако этому пока мешает несовершенство действующего законодательства, а также волюнтаризм отдельных чиновников, которые пытаются «рулить» миграционной сферой в соответствии со своими представлениями.

Прежде всего, согласно существующим нормам, разрешение на работу может быть оформлено без медицинского освидетельствования, а получение патента вообще не требует предоставление данных о состоянии здоровья. Заслуга УФМС и единого медицинского центра как раз в том, что им удалось на практике сделать эту норму обязательной. Кстати, в законе вообще отсутствует требование о необходимости приобретения мигрантом полиса медицинского страхования. Хотя это совсем нелишне. Как показал недавний инцидент с массовым отравлением рабочих в Пулково, 97 человек из 250 попавших в больницу были оформлены через Миграционный центр и имели медицинскую страховку, что позволило городу возместить расходы их на лечение. Ведение единой информационной базы – это вообще чисто питерское ноу-хау, которое законом не предусмотрено, несмотря на очевидную полезность такого нововведения.

Однако многие активно обсуждаемые сегодня законотворческие инициативы по изменению миграционной политики не только не устраняют существующие пробелы, но и фактически перечеркивают многолетние усилия местного УФМС. Как, например, предложение проводить медицинское освидетельствование мигрантов на территории страны исхода – качество заключений в этом случае нетрудно представить. Или попытки ввести запрет на трудоустройство в компании, не имеющие квот на привлечение рабочей силы, хотя опыт Москвы показывает, что это приводит лишь к появлению недобросовестных посредников. Как это часто бывает, позитивные изменения происходят не благодаря, а вопреки общей тенденции, и легко приносятся в жертву сиюминутным интересам.

Глеб Иванов


Ранее на тему Мигранты смогут сдавать экзамен по русскому языку бесконечно

Квоты на мигрантов можно будет корректировать в течение года

Россия любит ушами