Пассажиров опознают, досмотрят и просветят нейтронами

По программе «Безопасность на транспорте» будет потрачено еще 46 млрд рублей. Какое оборудование на эти деньги закупят, и как сократить число жертв ДТП, рассказали эксперты и депутаты.

Депутаты Госдумы, чиновники и силовики на специальном форуме в Петербурге рассказали о том, на что будут потрачены очередные 46 млрд рублей в рамках второго этапа реализации федеральной программы «Безопасность на транспорте», рассчитанной до 2019 года.

Напомним, что предыдущую программу безопасности на транспорте приняли в 2010 году после взрывов в московском метро. Она действовала три года, до конца 2013-го, и на ее реализацию ушло почти 47 млрд рублей. При этом эффективность программы вызвала вопросы у специалистов – за время ее действия именно на транспортных узлах в России произошло несколько терактов, включая взрыв в аэропорту «Домодедово» и три взрыва в Волгограде.

У входа в гостиницу, в которой сейчас проходит петербургский форум, демонстрируется поврежденный гранатами и расстрелянный из автоматов бронированный джип. По словам молодого человека, который как раз размечал пулевые пробоины специальными наклейками с указанием использованного оружия, условные пассажиры этого автомобиля выжили лишь благодаря особым триплексам и усиленному кузову.  

Фото Евгения Зубарева

Однако бронирование как вариант обеспечения безопасности не может применяться в массовом порядке, поэтому в конференц-зале гостиницы спикеры говорили о том, что для предотвращения терактов следует повышать строгость досмотров в России до авиационного уровня. Также будут значительно расширены зоны досмотра, а право обыска получат сотрудники частных и государственных транспортных предприятий, а не только полицейские, как раньше. 

Впрочем, ведущий спикер форума, председатель подкомитета Госдумы по транспортной безопасности Александр Старовойтов, попытался успокоить общественность, сообщив, что личный досмотр остается исключительной мерой. «Закон не предполагает, что подразделения транспортной безопасности обладают правом личного досмотра физических лиц. Организация досмотра возлагается на субъект транспортной инфраструктуры, который будет обеспечивать подразделения транспортной безопасности устройствами, обеспечивающими обнаружение оружия, взрывчатых веществ и других опасных грузов. В случае идентификации запрещенных предметов об этом информируются сотрудники транспортной полиции, которые на месте вправе осуществить личный досмотр пассажира в соответствии с законом «О полиции», то есть с составлением протокола и понятыми. При этом отказ пассажира от осмотра является основанием для расторжения договора о перевозке в одностороннем порядке», - объяснил технологию досмотров депутат Старовойтов.

Фото Евгения Зубарева

На практике досмотры пассажиров уже сейчас выполняются персоналом транспортных компаний – в том же метрополитене сотрудники Службы движения обязаны выполнять норматив по числу досмотров за смену, произвольно выбирая приглянувшихся им пассажиров из толпы. Поскольку пассажиры, как правило, торопятся, они предпочитают вывернуть карманы и раскрыть сумки перед служащим и бежать к поезду, чем ждать прибытия полицейского, который действительно имеет право на подобное действие.

Выступавший после депутата Старовойтова прокурор Северо-Западной транспортной прокуратуры Алексей Короп огласил доклад о надзоре за исполнением законодательства в сфере транспортной безопасности. Выяснилось, что прокуратура жестоко карает как частные, так и государственные компании даже за формальные нарушения, связанные, к примеру, с неверно проведенным инструктажем персонала или даже не установленным в детском садике металлоискателе.

«К объектам транспортной инфраструктуры прокуроры иногда относят, к примеру, детсады и поликлиники, стоящие на балансе РЖД. На эти объекты требовали распространить действия по транспортной безопасности, включая досмотровый режим и оценки уязвимости», - возмутился депутат Старовойтов. Он также заявил, что не понимает претензий силовиков к транспортным предприятиям, на руководство которых сейчас пытаются возложить ответственность за антитеррористическую безопасность объектов.

«Как гражданская транспортная компания может защитить себя от теракта, как можно возлагать вину на гражданских лиц за теракт? Например, у нас распространены случаи обстрела пассажирских автобусов из пневматики. Ничто не мешает злоумышленникам стрелять по автобусам и из другого оружия, например автомата Калашникова. И что, вину за такие обстрелы надо возлагать на водителя или руководство компании?» - удивился глава подкомитета по транспортной безопасности.

Заметим, что в кулуарах форума некоторые участники высказывали недоумение по поводу односторонней трактовки транспортной безопасности как исключительно антитеррористической. Поскольку, например, в ходе всех терактов в 2013 году на объектах транспорта в России погибли 39 человек, а в ходе одних лишь автомобильных ДТП – 27 тысяч. 

«Мы пытаемся изменить ситуацию с тяжкими ДТП в Петербурге, внедряя современные системы управления светофорами, датчики движения, а также технологию «Черта безопасности», позволяющую обозначать пешеходные переходы светодиодной подсветкой. Ежегодно таким образом реконструируется 10% светофорных постов в городе», - рассказал «Росбалту» один из участников форума, начальник отдела эксплуатации Дирекции по организации дорожного движения СПб (ДОДД) Дмитрий Лагутин.

Фото Евгения Зубарева

Впрочем, стенд ДОДД смотрелся на форуме одиноко – на фоне множества десятков вариаций досмотровых систем, способных извлечь из пассажира максимум информации за минимальное время.

Так, новейшая отечественная разработка, ТС-СКАН, позволяет в автоматическом режиме не только просвечивать сумки рентгеном, но и анализировать состав всех веществ, содержащихся в багаже, двумя разными физическими методами.

«Это, без преувеличения, самая современная досмотровая установка в мире - она автоматически сканирует багаж и выявляет наличие взрывчатых веществ без участия оператора всего за 30 секунд. При этом помимо стандартного рентгена используется метод нейтронного анализа, который позволяет с высокой надежностью проверять любые объекты (в том числе неразборные или в виде порошков) без какого-либо разрушения или разборки и обнаруживать взрывчатые вещества вне зависимости от вида, формы и мер маскировки. Разработка сделана под контролем ФСБ и будет использоваться в том числе и этой службой», - рассказал «Росбалту» инженер Андрей Бескрестнов.

Фото Евгения Зубарева

Другие инженеры предлагают системы опознания пассажиров в режиме реального времени – такие модули, как ожидают разработчики и продавцы, будут активно востребованы структурами МВД и ФМС. 

«Наша программа проводит сравнение лиц из базы в миллион изображений всего за секунду, а в случае обнаружения объекта тут же передает информацию всем заинтересованным организациям. Такая система уже установлена в Ставрополе и некоторых других городах России. Разработка и элементная база отечественные, только алгоритм распознавания взят у немецких коллег», - пояснили специалисты, на месте демонстрируя процесс выявления потенциального злодея из потока лиц в толпе. 

Фото Евгения Зубарева

Заметим, что законодатель возлагает ответственность за установку всех этих замечательных приборов в первую очередь на владельцев транспортной инфраструктуры, хотя и при частичном финансовом содействии государства, которое выделяет на эти цели свыше миллиарда долларов. 

Однако повышенными расходами на «железо» дело не ограничится – генерал полиции Александр Бревнов на петербургском форуме заявил, что в связи с террористической угрозой на объектах транспорта правительству России предложено увеличить штат транспортной полиции на 9600 человек. 

Напомним, что совсем недавно, в ходе реформы МВД, подразделения транспортной полиции России были резко сокращены, а 20 УВД на железнодорожном, водном и воздушном транспорте вообще расформированы.   

И это не единственный парадокс антитеррористической программы. Так, декан факультета авиационного менеджмента Санкт-Петербургского университета гражданской авиации профессор Николай Никулин, выступая на форуме, рассказал, что государство неожиданно прекратило финансировать подготовку специалистов по профилю «управление безопасностью и эффективностью функционирования воздушного транспорта». «Ранее мы ежегодно набирали в группы по 20 инженеров по безопасности, которые были очень востребованы. Сейчас мы выпускаем лишь двух-трех таких специалистов, причем за свой счет. Как это сочетается с декларируемыми усилиями по наведению порядка на транспорте?» - удивился профессор.  

Впрочем, о самом удивительном транспортном парадоксе рассказал генерал полиции Александр Бревнов. «Согласно нашим опросам, наибольший страх перед террористическими актами россияне испытывают в метро – 47%, на втором месте пассажиры поездов - 13%, а 12% волнуются по этому поводу в самолетах», - пояснил заместитель начальника ГУ на транспорте МВД России.  

Тот факт, что в реальности большинство россиян гибнет в банальных ДТП, никого, похоже, не пугает.  

Евгений Зубарев


Ранее на тему Зачем вооружать ФМС

Численность иностранных командиров воздушных судов не должна превышать 200 человек в год

Отказ водителя от прохождения теста на алкоголь после ДТП обернется тюрьмой