«Мы не можем развернуть скатерть-самобранку»

Российское овощеводство "сидит на европейской игле", а турецкие помидоры напичканы химикатами. О том, что ждет аграрную отрасль, рассказал доктор биологических наук Михаил Архипов.


© Фото из личного архива Михаила Архипова

После выставления Западу продовольственных санкций у Петербурга остается возможность себя прокормить. Другое дело, что без помощи соседей из Ленинградской и Вологодской областей, Карелии и Калининграда городу не обойтись. О том, что ждет аграрную отрасль страны и 47 региона в частности, «Росбалту» рассказал заместитель председателя Северо-Западного центра междисциплинарных исследований по проблемам производства продовольствия Федерального агентства по научным организациям, доктор биологических наук, профессор Михаил Архипов.

- Михаил Вадимович, после того как Россия ввела запрет на импорт европейских продуктов, заговорили о том, что местные аграрии наконец-то получат поддержку.

- Дело в том, что доля сельского хозяйства в ВВП России составляет примерно 1%, в других странах этот показатель колеблется от 12% до 25%. В один момент заменить импортные продукты на отечественные не получится - это просто нереальная задача. В сельскохозяйственную отрасль вкладывались минимальные средства.

Однако хорошо, что отношение к отечественному производителю меняется. Если раньше замглавы Министерства экономического развития и торговли Андрей Клепач говорил, что мы все продукты купим на нефтедоллары, то теперь возникло понимание, что в сельское хозяйство требуется вкладывать средства именно для тех, кто производит продукцию на местах.

Безусловно, людей интересует, будет ли голод. Я считаю, что серьезного дефицита продуктов в ближайшее время не предвидется. Говорится об импортозамещении за счет тех стран, которых не коснулись санкции. Будут увеличены закупки из Белоруссии, Аргентины, Бразилии. Но дело в том, что после запрета на поставку лосося в РФ, норвежцы, например, стали поставлять рыбу в Белоруссию. Она все равно пойдет к нам, но только под другими этикетками.

- При этом вы не слишком радостно говорите о возможных вложениях в отечественное сельское хозяйство.

- Деньги-то вложат, но когда они еще дойдут по назначению! Основная задача — политическая. Необходимо обратить внимание на аграриев, на тех людей, которые нас кормят. Их надо уважать, им надо говорить "спасибо". Надо вернуть уважение к крестьянину-кормильцу. Вопрос продовольственной безопасности — ключевой вопрос, зависящий именно от аграриев. В то же время тех, кто курировал и продолжает курировать у нас эту отрасль, аграриями назвать нельзя.

- И что вы предлагаете?

- Собрать экспертный совет. В него должны войти именно предметники, ученые-аграрии. Такой совет и должен дать ответ на вопрос, сколько «своего» мы можем дать и как быстро. Должна быть сделана квалифицированная оценка того состояния, в котором мы сегодня находимся. Просто взять и посчитать, без всяких политических амбиций. Если мы вложим такую-то сумму, то сколько мы получим на выходе. Цифры должны предоставлять именно те, кто производит и перерабатывает сельхозпродукцию в России, а не агрохолдинги, которые по дешевке скупают продукцию на Западе.

- Но у нас уже есть государственная программа развития сельского хозяйства до 2020 года.

- Да, но предварительное финансирование программы было заявлено в размере 2,5 трлн рублей, а в прошлом году эту сумму сократили до 1,4 трлн. Практически на 100% урезано финансирование прикладной науки. Мы урезали тех, кто нас кормит, под разговоры о том, что все продукты дешевле купить за рубежом. Все, что сегодня произошло, это следствие нашей недостаточно продуманной политики в области сельского хозяйства.

К тому же, например, недавно в Киеве было совещание по проблемам производства зерна. На нем присутствовали представители Казахстана. Так вот казахи предложили программу развития зернового хозяйства до 2050 года. Мы же, такое впечатление, в 2020 году собираемся в гроб лечь, поскольку не знаем, по какому фарватеру дальше идти. Стратегия, в которой были бы предусмотрены средства на развитие собственной сельхозпродукции сегодня, завтра и послезавтра, отсутствует.

В любой цивилизованной стране, которая обеспокоена вопросом своей продовольственной независимости, зерно находится под контролем президента. У нас в свое время был ЦК по сельскому хозяйству. У Горбачева был советник по аграрному вопросу. Ни у Ельцина, ни у Путина, ни у Медведева такого советника не оказалось. Были советники по экономике, но не эксперты по АПК. Сегодня это Глазьев, но он не аграрий. Сельское хозяйство же имеет свою специфику. Для того, чтобы нам получить урожай, нужны агрономы, земледельцы, специалисты в области защиты растений, механизаторы, специалисты по организации экономики аграрного производства. У нас отсутствует комплексный, профессиональный и системный подход к организации выращивания продукции, ее переработки, сохранности, реализации.

Не надо сосредотачиваться на вопросе о том, хватит нам продуктов или не хватит. Это задача государства. Политическое решение наверняка было просчитано. Но быстрой отдачи не будет. Сельское хозяйство — это долгоиграющая пластинка. Мы не можем развернуть скатерть-самобранку. Мы не можем взять и сказать: «Крестьяне, доставайте все, что у вас есть в загашнике, мы все у вас купим».

- Вы считаете, что точка не возврата еще не пройдена?

- Еще нет. Но все требует точных, правильных оценок. Чтобы их произвести, нужно понимать, что существует аграрная наука. Некоторые считают, что фундаментальная наука — это нанотехнологии. Но я уверен, что и нанотехнологи тоже едят. Нельзя считать ученых-аграриев изгоями, которые стоят за Большими академиками Большой науки.

gov39.ru

- Минсельхоз предложил исключить из санкций семена...

- Да, Дмитрий Медведев, заявил, что санкции не будут распространятся на ввозимые в Россию семена. Могу сказать одно: если будет введено эмбарго на ввоз семян овощей, то нас ждут большие проблемы. Наше овощеводство на 99% на голландской, датской и немецкой "игле", своих овощных семян у нас нет. Это маленький блок, но тем не менее.

Что касается санкций, то просто приведу один пример. У нас в овощеводстве и картофелеводстве до сих пор 70% продукции дают частные, личные, подсобные и крестьянские хозяйства. Государство, а точнее - крупные сельхозпредприятия, дают лишь 30% картофеля. В «продовольственной корзине» есть три блока: картофель и овощи, зерно и продукты его и переработки, а также мясо и рыба. В последние годы доля картофеля и овощей выросла - она превысила треть. То есть в этой корзине главными вдруг оказались овощи и картофель - то есть та продукция, в производство которой государство ничего не вкладывает.

- Что касается Санкт-Петербурга, то сколько у нас сегодня сельхозплощадей? При реализации очередного строительного проекта то и дело говорят о том, что здания возводятся на бывших землях сельхозфонда.

- В черте города находятся три крупных хозяйства: «Приневское», «Ручьи» и «Детскосельский». Земли, конечно, сократились и не увеличиваются. В тех же «Ручьях» были скандалы со строительной компанией. Многие земли вышли из употребления. Но чтобы компенсировать недостаток площадей, например, для прокормки стада, надо просто использовать высокоурожайные сорта. Дефицит площадей надо покрывать качеством.

В Ленинградской области по сравнению с Псковской или Вологодской областями количество свободных площадей не велико - они в основном освоены. Земли, на которых можно выращивать тот же картофель, есть, но кто заплатит за топливо, семена, удобрения? У нас 90% удобрений идет за рубеж.

А если у нас увеличится количество картошки, то где ее хранить? Большинство хранилищ находится в городе, но все эти склады под контролем частных компаний. Хотя ими должно управлять государство, а не частники. Тезис о том, что рынок все отрегулирует, к сожалению, оказался некорректным.

Фото Александра Калинина

- Петербург и Ленобласть могут себя сами прокормить?

- Нужно взаимодействие с соседями. По молоку - с Вологодской областью, по рыбной продукции - с Карелией и Калининградом. Разрабатывать региональные законы по продовольственной безопасности - глупость. Необходимо взаимодействие между субъектами. Без этого невозможна безопасность. В чем-то Петербург может быть обеспечен своим на 100%. Например, картофелем и овощами. Но, например, кофе у нас никак не вырастишь. По данным Росрезерва, запасов кофе в стране хватит на полгода. Надо выстраивать отношения по этому вопросу с Бразилией.

- Мы говорим о продовольственной безопасности, а как насчет продовольственной опасности?

- Действительно есть такие продукты, которые потенциально являются опасными. Мы должны вычленить, например, помидоры, которые идут из Турции, - там много вредителей. В течение вегетации их обрабатывают не три раза, а десять. Естественно, что доля качественной продукции там минимальная. Детям-аллергикам их есть нельзя.

- Как реагируют на происходящее торговые сети?

- Вся сегодняшняя паника идет на руку сетям. К нашему производителю это отношения не имеет. Сети скажут, что увеличат цены только на 5%, а затем обратно снизят. Но потом они опять будут договариваться с теми же зарубежными производителями. Деньги дадут им, а не нашим аграриям.

Эта задача требует специального рассмотрения на уровне высшего руководства страны. Президент отвечает за стабильность, а она связана с тем, что все мы должны быть накормлены. Пока же все по Высоцкому: «Все не так, ребята».

Беседовал Александр Калинин


Ранее на тему Чиновники готовы раздевать

Мантуров: Проект плана по импортозамещению в обрабатывающей промышленности внесен в правительство

Минус семга и сыр с плесенью