"Россия - это кентавр"

Государство может ввести дифференцированные курсы валюты. Скажем, "Роснефть" будет покупать доллары за 40 рублей, а россиянин, который собирается в Египет, - за 150. Это приведет к катастрофе, считает профессор ВШЭ Андрей Заостровцев.


© Фото из личного архива Андрея Заостровцева

О том, стоит ли россиянам покупать доллары и евро, чем грозит падение цен на нефть и почему ограничения на обмен валюты приведут к катастрофе, рассуждает профессор Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге Андрей Заостровцев.

— Россияне продолжают активно скупать американскую и европейскую валюту. Впрочем, некоторые эксперты полагают, что суетиться уже поздно. Есть даже мнение, что рубль «выкарабкается», поскольку достиг конечной точки. Как вы считаете, есть еще смысл бежать в обменники?

— Рубль ежедневно ставит новые рекорды. Это каждый ощущает на себе. К примеру, я совсем недавно покупал евро за 51 рубль 40 копеек. Вчера в том же месте его уже продавали за 52,4, а сегодня – за 52,65. На мой взгляд, ослабление рубля — это долговременная тенденция. И связана она, в первую очередь, с падением цен на нефть. Если цена нефти и дальше будет сохраняться на уровне $80 за баррель или около этой цифры, рубль будет постоянно ослабевать.

Напомню, что наш бюджет на 2015 год сверстан из расчета $100 за баррель. Несколько месяцев назад, когда нефть стоила $110, эта цена казалась явно заниженной. А сегодня кажется высокой. С начала октября Центробанк потратил уже более $6 млрд на поддержку рубля. С учетом тающих резервов ЦБ РФ (а их сейчас примерно на $100 млрд меньше, чем было перед кризисом 2008-2009 годов), это довольно большая сумма. Но на ситуацию эта интервенция никак не повлияла.

Заметим, что сейчас ранее определявшие колебания курса факторы, как, например, налоговый период, ничего не меняют. Горка оказалась более крутой, а склон — более скользким, чем ожидали те, кто говорит о грядущем отскоке рубля. Конечно, это не значит, что доллар и евро не могут упасть на 20, 30 или 50 копеек. Такое движение в обратную сторону временно возможно. Но при условии сохранения финансовых санкций и маловероятности значительного повышения цен на нефть общая тенденция курса рубля к понижению будет продолжаться.

— Можно ли спрогнозировать, сколько месяцев или лет будет сохраняться такая ситуация?

— Тут невозможно что-либо предсказать. Я предпочитаю не экстраполировать тенденции ближайших дней и недель на будущее. В будущем могут поменяться правила игры. Не исключено, что кое-что из предложений Глазьева (советник президента по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев. — «Росбалт») власть попытается воплотить в жизнь. Если продолжится столь масштабное бегство капиталов, то власть не удержится от мер по обязательной продаже валютной выручки. Это не поможет, а усилит давление на рубль в сторону понижения. Придется предпринять что-то еще...

— Что делать россиянам — вкладывать ли деньги в евро или доллары?

— Начнем с того, что нынешнюю ситуацию можно было предвидеть. Без всяких «крымов» было понятно, что не может быть вечного счастья. Действительно, на протяжении ряда лет все было хорошо, с небольшим перерывом в 2008-2009 году, который мы не особо почувствовали благодаря Кудринским резервам. Если вы год назад вложили деньги в доллары, то могли на этом сейчас заработать...

Средний класс может и ныне действовать по схеме: заработал - в валюту и тут же в банк под высокие проценты…. Но не факт, что валютные вклады потом не упразднят... Не исключено, что наше любимое государство однажды скажет: «Не пора ли перевести вам эти доллары и евро в рубли?». И переведут за нас по особому «глазьевскому курсу». Объяснят тем, что за инвалюту не отвечают, несут ответственность за рубли, причем только до 700 тыс. (вклады до 700 тыс. рублей застрахованы государством. - «Росбалт»)... Сегодня нельзя рассчитывать на то, что такая или ей подобная мера - лишь нездоровая фантазия. Конфисковали же пенсионные накопления граждан за два года.

Поэтому я не могу вам советовать: «Переведите все в евро и доллары и радуйтесь, что ослабевает рубль. Может быть, благодаря этому ваши вклады вместе с процентами перекроют рост инфляции и вы спасете свои деньги». Это все действенно только при условии, что власть сохранит прежние правила игры.

— В правительстве рассматривается несколько сценариев развития экономики. Согласно "тотально негативному", курс доллара может достичь 48 рублей. Насколько это вероятно?

— Он уже в обменниках примерно 42 рубля. Не исключено, что при «поддержке» санкций и наших ответных мер в ближайшие полгода это произойдет.

— Какие ограничения на обмен валюты может ввести государство?

— Квоты на обмен. Скажем, вы сможете купить не больше $1-2 тыс. в месяц. Еще один вариант - система дифференцированных курсов. Понадобятся доллары "Роснефти" или "Оборонсервису" — они приобретут их у Центробанка за 40 рублей. А если вы захотите поехать в Египет, заплатите за каждый доллар этак рублей по 150. Причем, предположим, в пятницу министр экономического развития или председатель ЦБ РФ заявят: «Этого никогда не будет». А в 9 утра в понедельник вы обнаружите, что все, чего «никогда не будет», свершилось. Это нормально для нашего государства. Надо знать общество, в котором живешь. Конечно, в этом случае начнутся спекуляции с валютой. Но тут же за подобное введут очередную карательную статью в УК.

— Каковы будут последствия таких ограничений?

— В конечном счете это с большой вероятностью приведет к катастрофе. Ведь одно ограничение логически влечет за собой другие. Уже сейчас время от времени поднимают вопрос о "потолках" цен. А значит - ни стимулов, ни добровольных инвестиций, да и вообще вся сигнальная система обрушится. Но, когда это случится, никто не знает. Если ставить вопрос глобально, то нынешний российский социальный порядок в перспективе нежизнеспособен. Хотя гнить с ним можно долго. Ведь Куба гниет и Северная Корея тоже. Но для этого нужно перейти к тоталитарному режиму. Тогда будет не до доллара - по карточке хлеб бы вовремя получить.

— Что будет с экономикой, если цены на нефть опустятся еще ниже — до $60-70 за баррель?

— Во-первых, рубль будет продолжать падение. Инфляция ускорится. Ввели санкции, теперь везем мясо не из Польши, а, к примеру, из Аргентины. Возрастают издержки. А все расходы мы не в рублях оплачиваем; Аргентине они даром не нужны - ей доллары подавай. Да еще деньги вперед потребует как гарантию от наших рисков. И не столько политических: ни для кого не загадка, что в экономике России при такой цене на нефть массовых банкротств ждать надо. А доллар все дороже и кредиты тоже.

Во-вторых, возможности предприятий импортировать как оборудование, так и технологии, сократятся. И не в санкциях дело - не всех они касаются, - а в слабеющем день ото дня рубле.

В-третьих, возникнут серьезные проблемы с выплатой внешней задолженности. За четыре года — с 2010 до 2013 — работала очень удобная схема. Банки брали на Западе займы под маленькие проценты, переводили в рубли и здесь раздавали кредиты под высокие проценты. Таким образом, и с западными кредиторами рассчитывались, и еще неплохо зарабатывали. Пока рубль становился крепче, все это легко было сделать. А теперь - заработал рубли, поменял на доллары — и даже расплатиться с долгами может не хватить.

Наконец, федеральный бюджет. Формально для него пока нет проблем, но это ненадолго. Доллар растет - и увеличивается приток рублей в бюджет. Ведь приблизительно половина дохода обусловлена экспортом углеводородов. Но это - чисто бумажная сбалансированность.

В сложившейся ситуации неизбежен спад производства в наступающем году. А это значит, что уменьшится и приток доходов в бюджет. И если спад затянется, то уже никакие ухищрения не помогут сделать его бездефицитным.

— Стоит ли говорить о значительном секвестре бюджета, или недостаток средств удастся восполнить из Резервного фонда?

— Сейчас закладывается дефицит в бюджет, он сравнительно небольшой. В силу спада невольно придется больше экономить. Что касается Резервного фонда, то претендентов на него много. В том числе и пострадавшие от санкций крупнейшие госкомпании. Можно также до конца выжать средства Фонда национального благосостояния, хотя он был создан для поддержки пенсионной системы. В общем, какие-то временные решения находятся. Но средств под рукой сравнительно немного, на год должно хватить, а что дальше?

— Какие статьи расходов попадут под сокращение?

— Как говорится, «в последнюю очередь — силовики, а в первую — слабаки пойдут под нож». Впрочем, та амбициозная программа вооружения, которая была принята, тоже не сможет быть выполнена в полном объеме. Конечно, можно резко сократить финансирование инфраструктурных проектов. Но любой такой проект — это одновременно личные доходы кого-либо из очень влиятельных персон. Поэтому, в первую очередь, пострадают многие социальные программы. В условиях все ускоряющейся инфляции для снижения их финансирования достаточно просто не индексировать расходы на них.

— А на Петербурге как это скажется?

— Петербург неотделим от России и ее проблем. Но петербургские бюджетники, может, на первых порах пострадают, меньше, чем некоторые федеральные. Хотя как знать… В кризисной обстановке сильно падает прибыль предприятий – главная налоговая база региональных бюджетов.

— В России одна за другой закрываются турфирмы. Есть ли вероятность того, что на турфирмах процесс не закончится, то есть начнется банкротство страховых компаний, а затем — банков?

— Это разные ситуации. Турбизнес и так был на грани рентабельности. Двух толчков в виде обесценивания рубля и ограничений на выезд силовиков из страны хватило для цепочки банкротств. Властям же банкротство этих фирм выгодно, так как снижает спрос на зарубежные поездки и, следовательно, на столь дефицитную ныне валюту. Страховые компании слишком крупны, чтобы в массе своей (отдельные исключения известны) прогореть из-за такой мелочи. Что касается банков, то крах турфирм их почти никак не трогает. У них другая проблема. Обрезан доступ к международной финансовой системе. И это очень серьезно. Это «обрезание» касается практически всех банков, а не только тех, что непосредственно под санкциями. Внешнее кредитование резко подорожало, а то и вовсе недоступно. Кто будет давать взаймы любым банкам из такой страны? Какие залоги потребуют? Контрольные пакеты акций? Но акции в России – это не собственность, а приглашение на войну… Про Евтушенкова все знают. Крупные банки рассчитывают на поддержку Центробанка, зарятся на его валютные резервы. В рамках же рублевой сферы они спокойно будут и дальше продолжать работу. Рублей Центробанк (в отличие от долларов и евро) выдаст сколько угодно.

— Пару месяцев назад эксперты говорили о рецессии. Сейчас можно констатировать, что Россия близка к кризису?

— Я уже говорил, что спад в будущем году почти неминуем. Но это не кризис 2008-2009 годов - тогда спад экономики произошел во всем мире, а сейчас затронул только Россию. В США, наоборот, увеличиваются темпы роста.

— Но ведь экономика циклична - за любым спадом должен быть подъем.

— Говорить о циклах можно было в 2008-2009-м годах. Сейчас в России происходит не просто спад, а обострение кризиса социального устройства. Причины — особенности страны плюс политика. Мы не можем сказать, как долго он продлится, это не преходящая болезнь, а хроническая. Мне кажется, пока существует Россия, будет и этот кризис.

— Вы имеете в виду, пока не произойдет смена власти?

— Нет, я имею в виду именно природу социального порядка страны. В России власть несменяемая, и поэтому смена власти в ней невозможна. Разве что вместе с гибелью этого порядка в целом. Если власть в западных цивилизациях – это всадник на лошади, то Россия – это кентавр. И если нашлась бы какая-то инопланетная сила, возжелавшая вдруг сменить власть в России, то ей для начала пришлось бы умертвить кентавра. И лишь потом взяться за строительство социума, где власть и собственность разделены, а граждане суверенны, равны и свободны как личности. Да и то без большой надежды на успех.

Беседовала Антонида Пашинина


Ранее на тему От падения рубля выигрывает правительство

Здесь не может быть вашей рекламы

Российские власти душат малый бизнес