Линии петербургской Moнoлизы

Елизавета Костягина не готова плыть по течению: не имея музыкального образования, она стала популярным рок-исполнителем, записала песни со Светланой Сургановой и Владимиром Шахриным, а теперь гастролирует по стране.


© Фото из личного архива Елизаветы Костягиной

"Плыть не по теченью дней, а по реке одной, что назову своей. Мне с приходом темноты, в объятьях тесноты давно не видно снов. Мне вводили внутривенно: надо жить обыкновенно. Кто спокоен и податлив, будет абсолютно счастлив", - поет солистка петербургского коллектива «MONOЛИЗА» Елизавета Костягина. Она-то уж точно не готова плыть по течению: приехав из Норильска, не имея музыкального образования, она стала солисткой группы, которая была признана «Открытием года» по версии журнала «Петербургский музыкант», номинировалась на премию за достижения в области рок-н-ролла «Чартова Дюжина», а к настоящему дню выпустила уже третий альбом и постоянно дает концерты по всей стране. В начале октября «MONOЛИЗА» представила альбом «Линии», а сейчас находится где-то между Новосибирском и Петербургом в ожидании очередного выступления в городе на Неве, которое пройдет 9 ноября.

В рамках проекта «Петербургский авангард» Елизавета Костягина рассказала ИА «Росбалт» о своем участии в социальном проекте по борьбе с ВИЧ, о том, из каких линий состоит их новая пластинка, а также как известный российский музыкант Светлана Сурганова повлияла на ее творчество.

Фото из личного архива Елизаветы Костягиной

История «MONOЛИЗЫ» началась в 2007 году. При этом еще за пару лет до создания группы Елизавета и не думала связывать свою жизнь с музыкой. Однако случилось знакомство со Светланой Сургановой, которая и стала одним из «мотиваторов» и помощников Лизы на этом пути.

Костягина рассказывает, что как-то проспорила Светлане и должна была исполнить песню своего сочинения. Но так как песен не было, пришлось за пару дней написать композицию «В последний раз». Так все и началось.

«Лет в 13 лет, когда училась играть на гитаре, я написала пару песен. Но они были «для себя». А осознанно, по-настоящему, музыкой начала заниматься с 2006 года. Впрочем, и раньше была к этому склонность — мы переделывали песни, когда играли в КВН», - вспоминает музыкант.

Теперь Светлана и Елизавета близкие друзья. Поклонники их часто сравнивают и даже проводят параллели. «Я не вижу особого сходства между творчеством нашей группы и творчеством Сургановой, - отмечает Лиза. - Но уже есть сложившиеся стереотипы, от которых бесполезно сейчас открещиваться. Наверное, существует какое-то влияние друг на друга. Да и в личных качествах мы похожи. Изначально нас объединила любовь к спорту: Света играет в настольный теннис, а я ее постепенно приучаю к бадминтону. Ну и, соответственно, нас связывает музыка».

За годы дружбы были у музыкантов и совместные проекты: в репертуар «Сургановой и Оркестра» входят две песни, написанные при участии Костягиной, а в альбом «MONOЛИЗЫ» «Навсегда» вошла баллада «Осенью», исполненная Елизаветой и Светланой совместно.

Собственно, сегодня Сурганова для питерской группы — друг, товарищ и критик. Она одна из первых прослушивала материал для альбома, она и вынесла вердикт на его презентации: «Мне очень понравилось то, что я услышала, понравилось, как Лиза спрогрессировала в плане вокала. Она стала заметно интереснее, увереннее, лучше петь. Музыканты создают очень интересные, креативные, классные, стильные аранжировки. Получился очень упругий, хорошо сбалансированный саунд».

Фото из личного архива Елизаветы Костягиной

Вообще, новый альбом группы начал писаться еще в 2012 году. Тогда в рамках социального проекта по борьбе с ВИЧ сложился дуэт — Лиза Костягина и лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин. Они записали песню «Линии», а в съемках клипа принял участие фронтмен группы «Пилот» Илья Чёрт. Композиция быстро добралась до первого места и пять недель возглавляла хит-парад «Чартова дюжина» на «Нашем радио».

«Песня была написана именно об этой проблеме. Тогда у меня были какие-то личные к этому побуждения. В итоге сейчас часть средств, полученных с продажи альбома «Линии», перечисляются в фонд по поддержке людей с ВИЧ», - объясняет Елизавета.

Солистка рассказывает, что в новых композициях слышится все меньше хулиганства, и все больше серьезных, «взрослых» рассуждений. «Очень много песен с философским содержанием, пересечениями линий, разных судеб. По сравнению с остальными альбомами, в «Линиях» меньше юмора, песни более осознанные, может, кто-то назовет их более грустными», - поясняет она.

Сама Костягина заявляет, что в их стиле мало что осталось от рока в его общепринятом понимании: «Может быть, от него осталось содержание, а в стилистическом, музыкальном направлении все-таки очень много эклектики, электронных инструментов. С другой стороны - что понимать под русским роком. Это настолько сейчас растяжимое понятие, все очень относительно».

Фото из личного архива Елизаветы Костягиной

И все же русский рок в ней глубоко засел с раннего детства: «И «Кино», и «Чайф», и «Агата Кристи», и «Наутилус», и «Гражданская оборона»... Все это игралось на гитаре, и неотъемлемо легло в основу моего сознания при написании песен», - отмечает музыкант.

И поэтому неудивительно, что ее линия жизни и творчества строится здесь, в Петербурге, некогда столице русского рока. «У меня здесь дом, родители, я здесь училась. Я не выбираю город по принципу, где будет группа. Это, скорее, группа появилась там, где я. Скорее всего, у этого города есть особая душа, есть настроение, отличное от других городов».

У «MONOЛИЗЫ» впереди еще долгий путь, а как ориентир — успех ближайшей подруги Светланы Сургановой. И хоть, по словам Костягиной, ее совершенно устраивает то, чего команда достигла за период своего существования, высокие цели еще никому не вредили. И, судя по тому ритму, в котором работает петербургский коллектив, эти цели вполне достижимы.

Мария Бочко

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.