Бывший депутат умер в соликамской тюрьме

В колонии умер бывший помощник Собчака Юрий Шутов. Он был приговорен к пожизненному сроку за пять убийств. Одни считают, что наказание было заслуженным, другие уверены: Шутов пострадал за борьбу с коррупцией.

В соликамской тюрьме умер бывший помощник Анатолия Собчака и экс-парламентарий ЗакСа Петербурга Юрий Шутов. Политический деятель был приговорен к пожизненному заключению за ряд преступлений, в том числе и пять убийств. Одни считают, что наказание было заслуженным, другие до сих пор уверены: дело было сфабриковано, а Шутов пострадал за борьбу с коррупцией.

Политика не стало 13 декабря, но в СМИ информация появилась только сегодня. Во ФСИН РФ факт подтвердили. «Юрий Шутов умер естественной смертью в колонии Пермского края «Белый лебедь». Тело передано родственникам», - сообщили в пресс-службе. Заключенного похоронят на родине, в Петербурге.

Новость о смерти политика всколыхнула Северную столицу — в свое время пристальное внимание общественности вызвали судебные слушания по его делу.

Юрий Шутов еще в бытность первым замначальника Центрального статистического управления по городу и области был обвинен в поджоге одного из кабинетов Смольного и хищении госимущества. Чиновника посадили на пять лет, однако в 1986 году выпустили по амнистии.

После этого Шутов некоторое время был помощником председателя Ленсовета Анатолия Собчака, но был уволен «за неэффективность работы».

В 1991 году в «Огоньке» появилась статья Марка Григорьева «Пожар в штабе революции или дело о поджоге Смольного». В ней Шутова представили как «борца с режимом», автор утверждал, что уголовное дело было сфабриковано. Следователь Валентина Корнилова обратилась в суд — она считала, что факты в материале изложены тенденциозно. Журналист был готов провести расследование и даже дать опровержение в случае, если он был не прав. Однако до этого не дошло: автор статьи погиб при пожаре в гостинице «Ленинград».

Прошел еще год, и Шутов стал фигурантом по делу банды бывшего офицера-афганца Айрата Гимранова, которую подозревали в вымогательстве и уничтожении чужой собственности. Но политику снова повезло — сначала его отпустили под подписку о невыезде, а через 4 года и вовсе оправдали за недостаточностью улик.

Ветеран военных конфликтов, журналист, писатель, экс-депутат ЗакСа Петербурга Сергей Гуляев вспоминает, что познакомился с Юрием Шутовым в 1993 году, когда тот находился под арестом по очередному делу. "Я работал в программе "600 секунд", и мы активно боролись за освобождение писателя-патриота Шутова. Он тогда написал книгу "Собчачье сердце", в которой прошелся по Анатолию Собчаку и его команде того периода, когда работал помощником председателя Ленсовета", - вспоминает Гуляев.

По словам журналиста, в тот раз Шутову удалось освободиться во многом благодаря программе "600 секунд", выступавшей в его поддержку. Вскоре после освобождения политику проломили голову молотком на пороге собственной квартиры - искали рукопись книги. Но найти ее не удалось. Книга вскоре была опубликована несколькими изданиями огромными тиражами. А Шутов несколько месяцев провел в клинике нейрохирургии ВМА, где ему установили титановую пластину в череп.

Политик отчаянно боролся за свое место под солнцем - неоднократно пытался стать депутатом Госдумы и даже губернатором Петербурга. Из этого ничего не вышло, тем не менее в 1996 году он занял должность председателя Петербургской и областной постоянно действующей комиссии Госдумы РФ по анализу итогов приватизации и ответственности должностных лиц за ее негативные результаты.

"В 1996 году после победы Яковлева над Собчаком Шутов, который был в команде Яковлева, почувствовал что "схватил бога за бороду". Он начал заниматься расследованиями деятельности команды Собчака в рамках комиссии Госдумы по коррупции — собирал документы, делал разоблачения... И я думаю, это стоило ему жизни и свободы, - говорит Гуляев. - Он был современным графом Калиостро. Пытался охватить все - был участником разборок авторитетных людей города, и представителем Госдумы, и предпринимателем, и писателем. Вокруг его имени тянулся шлейф легенд, небылиц, но и реальных дел. В 1998 году его избрали депутатом ЗакСа, он совсем оторвался от земли и пустился во все тяжкие, "дергая за усы" самых высокопоставленных чиновников, что, собственно, и стоило ему свободы».

Ровно через два месяца новоизбранный депутат был арестован. Политика подозревали в причастности к убийству политических деятелей и бизнесменов.

Следственные материалы по делу заняли 65 томов. Следствие велось 2,5 года, на рассмотрение дела ушло 4,5 года. Особенность процесса состояла в том, что он проходил в изоляторе «Кресты». Впрочем, ограничение свободы не помешало Шутову баллотироваться в ЗакС. И он стал единственным человеком, выигравшим выборы в городской парламент, находясь в тюрьме.

«В 2005 году я навещал его в "Крестах". Он был прикован к инвалидному креслу - после очередного заседания суда, когда ему изменили меру пресечения на не связанную с лишением свободы, следователи сделали все, чтобы он не вышел оттуда. В ходе потасовки в ожидании нового постановления об аресте ему повредили позвоночник прикладом автомата, - говорит Гуляев. - Помню, что когда его привезли в инвалидном кресле в комнату для свиданий, у него в руках был большой пакет бумаг. Я спросил, что это, а он сказал, что это будущая книга о коррупции во времена Собчака. Я говорю: "Ты с ума сошел, сожги ее или съешь, иначе ты отсюда никогда не выйдешь". Но он продолжал отстаивать свою правоту, боролся со следователями, с судом, с общественным мнением. Если бы его не осудили, его переизбрали бы и в третий раз - он был харизматичной личностью".

В 2006 году суд приговорил политика к пожизненному лишению свободы. Шутов был признан виновным в организации и руководстве бандой, пяти убийствах, двух покушениях на убийство, похищениях, ограблениях, разбойных нападениях, вымогательствах и кражах.

С момента вынесения приговора прошло восемь лет, однако личность политика до сих пор вызывает противоречивые оценки экспертов.

"Шутов - неоднозначная личность. В его деле был и явный политический заказ. Однако это не исключает того, что многое из того, что ему инкриминировалось, могло быть на самом деле. Он был далеко не рядовым членом авторитетного Петербурга и в его окружении были разные люди", - считает Гуляев.

Журналист не уверен, что Шутов умер своей смертью. "Даже не вставая с постели в "Крестах", он постоянно занимался спортом, отжимался, у него было накачанное тело. Здоровьем он обладал недюжинным, поэтому возникают сомнения в том, что он умер естественной смертью", - заключает он.

«Я отрицательно оцениваю деятельность Шутова, поскольку он имел прямое отношение к криминальному миру, а это было взаимосвязано с его политической деятельностью. Насколько я могу судить, обвинение ему предъявили справедливо — все, что ему инкриминировали, имело место. И вряд ли это был политический заказ», - считает депутат петербургского ЗакСа Борис Вишневский.

Остается загадкой, как Шутову удавалось строить политическую карьеру, скрывая свою «криминальную сущность».

«Что касается его избрания депутатом, то, когда идет предвыборная кампания, все закрыто и замотано. Поэтому никто ничего подобного не предполагал. Шутов проработал полтора года, потом начали поступать сигналы из прокуратуры с предложением выдать его для допроса. Я был за то, чтобы выдать его следствию. Но часть депутатов была против, приходилось с ними договариваться", — вспоминает экс-начальник ГУВД Петербурга Аркадий Крамарев. Он уверен: наличие такого парламентария в ЗакСе - «ужас, позор для депутатского корпуса».

Между тем член Совета Федерации Вадим Тюльпанов говорит, что Шутов в период работы в ЗакСе запомнился ему как человек позитивный. «Он рассказывал анекдоты, был душой компании», - вспоминает Тюльпанов. И добавляет: о том, что у политика была судимость, он в то время не знал.

В свою очередь журналист, публицист и экс-депутат Госдумы Александр Невзоров считает Шутова "прелюбопытнейшим персонажем, исключительно обаятельным и литературно одаренным. "Он, конечно, был вполне способен играть более весомую роль, нежели ту, что он получил в качестве заключенного. Но он немножечко переоценил свои силы, когда встал на силовой путь решения многих проблем, которые уже так не решаются. Ему просто немножко не хватило мощи и как следствие он оказался за решеткой, что вполне закономерно, - говорит Невзоров. - Шутов - один из любопытнейших персонажей в новейшей истории. Он не влиял на эту историю и не сделал ничего такого, о чем можно было бы говорить, как о свершеннии. Тем не менее это была фигура яркая, сочная и вполне себе даже достойная если не учебников, но тем не менее мемуаров и воспоминаний".

Несмотря на это, сомнений в том, что Шутов был виновен, у Невзорова нет.

"Я думаю, еще только 20-я часть (того, в чем он был виновен - «Росбалт») послужила причиной его заточения. Он был человеком масштабным и никогда на одиночные правонарушения не шел. Шел, так по полной программе. Но, с моей точки зрения, это его никак не компрометировало. Он же не обирал бедных, сирых, вдовых. Поймите, это для нас с вами убийство. А на самом деле это их разборки. Есть мир бизнеса, политики - у них другие правила", - говорит Невзоров.

Журналист считает, что Шутов был в чистом виде человеком политики, но "не выдержал в силовой борьбе, которая в тот момент была очень популярна - борьбе со всякими подрываниями, взрываниями, стреляниями друг в друга". "Нашелся тот, кто подрывает, стреляет и взрывает лучше. Всего-навсего", - подчеркивает он.

Антонида Пашинина


Ранее на тему ЕСПЧ выявил нарушение прав члена банды экс-депутата петербургского ЗакСа Шутова