Искусство в бумажных трусах

В Северной столице снова подняли вопрос о дозволенном в искусстве. В этот раз нападкам подверглась выставка европейских художников. Сначала на изображенные обнаженные тела надели трусы, а потом экспозицию и вовсе закрыли.


© Фото wikimedia.org

В Петербурге набирает обороты новый скандал, который в очередной раз подвергает подрывает имидж города как культурной столицы России. Еще свежа в памяти прокурорская проверка Эрмитажа по жалобам горожан, нашедших признаки экстремизма на выставке братьев Чепмен, еще говорят об атаке «борцов за нравственность» на Музей Владимира Набокова, а в Северной столице снова подняли вопрос о дозволенном в искусстве. В этот раз нападкам подверглась выставка европейских художников.

На днях в Петербурге открылся IX фестиваль рисованных историй «Бумфест», и одной из площадок его проведения стал Музей Набокова, который действует при факультете филологии и искусств СПбГУ. Зал музея-квартиры писателя был отдан под экспозицию художников Доминика Гобле и Кая Пфайфера, но выставка проработала всего три дня. По одной из версий, поводом для закрытия послужили работы с изображениями обнаженных тел, в основном мужских. Согласно аннотации, эти работы Гобле и Пфайфера повествуют о разведенной женщине, которая проводит время на сайте знакомств, публикует информацию о себе и читает объявления мужчин.

Как рассказал «Росбалту» основатель "Бумфеста" Дмитрий Яковлев, о том, что у выставки могут возникнуть проблемы из-за "обнаженки", сотрудники музея предупреждали его еще на этапе монтажных работ. Поэтому было принято решение пойти на компромисс: обнаженных героев европейских художников облачили в бумажные трусы.

"Гости на открытии выставки даже подумали, что так и должно быть. Сами художники, наверное, тоже не были готовы к такому исходу, ведь был найден этот вариант с трусами. Естественно, перед открытием экспозиции мы обсуждали ее с музеем, обещали, что не будет ни открытой эротики, ни порнографии. А обнаженные тела... Так они повсюду нас окружают даже в городе", — пояснил Яковлев.

Демонтаж, по словам организаторов, проводили непосредственно представители музея Владимира Набокова. Искать новую площадку для выставки не планируется: экспозиция достаточно сложная, она была встроена во внутреннее пространство музея. Таким образом, работы в ближайшее время будут отправлены в Брюссель Доминику Гобле и в Берлин Каю Пфайферу.

По словам Яковлева, это первый случай закрытия выставки за семилетнюю историю "Бумфеста". При этом у организаторов фестиваля есть опыт организации более сложных проектов и в смысловом плане, и по графическому наполнению. Например, художники Антон Николаев и Виктория Ломаско издали иллюстрированную комиксами книгу "Запретное искусство", посвященную нашумевшему делу организаторов выставки под аналогичным названием. В 2010 году Андрея Ерофеева и Юрия Самодурова осудили за «разжигание религиозной розни», которое в их выставке, проходившей в 2007 году в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова, нашли сначала члены движения «Народный собор», а затем следствие и суд.

Представители площадки говорят о том, что их нельзя винить в закрытии выставки европейских художников. Директор Музея Набокова Татьяна Пономарева назвала версию о том, что причиной стали изображения обнаженных тел, ложью, но за дополнительными комментариями посоветовала обратиться в пресс-службу Санкт-Петербургского государственного университета. Там в свою очередь сообщили, что вуз «не принимал решения о закрытии выставки». Мол, СПбГУ еще до начала мероприятия отказался от участия в фестивале "Бумфест", поскольку организаторы предложили разместить в залах Музея Набокова иллюстрации к художественному произведению, но привезли совершенно другие картины, никак не связанные с профилем музея. Университет пошел навстречу организаторам и предоставил возможность провести в рамках фестиваля показ работ художников Доминика Гобле и Кая Пфайфера. После этого в соответствии с планом картины покинули помещения музея.

Опрошенные «Росбалтом» эксперты считают, что ситуация, связанная с прекращением работы выставки, еще раз подтверждает, что на культурном петербургском фронте не все благополучно. А самоцензура в виде появления бумажных трусов показывает страх как организаторов культурных мероприятий, и самих деятелей искусства.

Писатель и публицист Александр Мелихов не удивлен, что в Петербурге регулярно появляются новости о закрытии той или иной выставки. Культура — это сфера вечной борьбы, и всегда будут сторонники запретов, которые в последнее время ведут себя очень напористо. Но никуда не денутся их противники.

«Сторонники либерализма сейчас взывают к государству. Но мы прекрасно помним, что еще недавно они требовали от государства не вмешиваться и уйти из искусства. Оно наконец ушло. И как только либералы оказались предоставлены сами себе, стало очевидно, что они не могут защитить свои ценности. Значит, надо идти на риск. Значит, нужно продемонстрировать, что именно тебе дорого и ценно», - полагает Мелихов.

Писатель не считает, что все сводится к спору о границах дозволенного в искусстве. Однако общей формулы, которая бы устанавливала эти границы, не существует. Не видит он и морального авторитета, который бы мог решать, что дозволять, а что нет.

«Поэт, литературовед Владислав Ходасевич пытался провести границу между эротикой и порнографией. Он считал, что эротическое искусство отличается от порнографии вовсе не степенью обнажения, а целями. Цель порнографии — сексуальное возбуждение, цель искусства — душевное потрясение. Но и этот критерий работать не может. Примитивный человек даже Венеру Милосскую сочтет порнографией. Так было, есть и будет. Пусть каждый отстаивает свою точку зрения: и тот, кто считает, что это пошло и отвратительно, и тот, кто называет это искусством», - поделился своим видением ситуации Мелихов.

Жители города на Неве не всегда приветствуют обнаженную натуру. Так, писатель, историк, автор знаменитых "Легенд и мифов Санкт-Петербурга" Наум Синдаловский напомнил, что статую Венеры Таврической в Летнем саду какое-то время охранял часовой. Петербуржцы называли мраморную Венеру «срамной девкой» и плевались в ее сторону.

Историк признался, что в 70-е годы и сам столкнулся с чудачествами ленинградцев. Однажды, гуляя в Павловском парке, он натолкнулся на скульптуру Аполлона, одетую в трусы. Нынешнюю историю с бумажными трусами он также раскритиковал и заметил, что «подобные подвывания деятелей культуры до добра не доведут». «Нельзя опускаться до уровня хулиганов, нельзя разговаривать с ним на их языке. Думаю, что депутат Милонов, читая подобные новости, пляшет от радости. Произошедшее одного порядка с историей Мефистофеля, сбитого с дома Лишневского», - заявил Синдаловский.

Искусствовед Станислав Коган напомнил, что история уже знает примеры внесения правок в законченные предметы искусства. Например, скульптурам эпохи эллинизма, изображавшим обнаженных, просто отбивали причинные места. «В данном случае я не думаю, что имело место какое-то беснование, но проводить коррекцию художественного произведения — непоследовательно и глупо, - уверен Коган. - Я не берусь судить, что именно двигало теми, кто принимал это решение. Но и художники, и организаторы должны как при игре в шахматах предвидеть развитие партии на несколько ходов вперед».

Александр Калинин


Ранее на тему Юбилейный «Бумфест» в Петербурге посетит американский художник Gary Baseman

Комикс-выставку с «обнаженкой» закрыли в Музее Набокова

Религиозные активисты все же пожаловались прокурору на анатомическую выставку