"Ощущаю, что буду жить вечно"

В 72 года Борис Иванов не бросает своей любимой работы - он выращивает кристаллы для оптики. При этом успевает заниматься научной деятельностью, спортом, а его главное увлечение - бальные танцы.


© Фото из личного архива Бориса Иванова

В 72 года Борис Иванов не бросает своей любимой работы - он выращивает кристаллы для оптики. При этом успевает заниматься научной деятельностью, спортом, а его главное увлечение - бальные танцы. В рамках проекта "Лучшая половина жизни" Борис Иванов рассказал "Росбалту" о том, как после длительного перерыва продолжил занятия танцами, как принимал участие в съемках фильма "Война и мир", и как близкие относятся к его увлечению.

- Как вы открыли для себя мир бальных танцев?

- В юности я участвовал в студенческих танцевальных вечерах. Тогда были очень популярны такие танцы, как чарльстон, твист, шейк. Шли годы, у меня появилась семья, дети - я прекратил заниматься танцами, стало не до того. Вернулся к этому увлечению лет 10 назад. А произошло это после моего визита на бал потомков одного из дворянских собраний.

Наверное, многие знают, что в этом году исполняется 25 лет Петербургскому Дворянскому Собранию, сотрудничающему с Великой Княгиней Марией Владимировной (это общественная неправительственная организация, которую создали потомки российских дворян. Она является второй по численности в России после Московской). В 2005 году я попал на бал, организованный потомками дворян, и увидел, как жутко они танцуют. Участники бала пытались воспроизводить традиционные танцы, были одеты в длинные платья, костюмы, – кто во что горазд. Но танцевали ужасно. Со временем они поняли, что надо эту ситуацию исправлять - и организовали группы изучения танцев.

Сам я тоже присоединился к такой группе. Довольно долго занимался по отечественной программе танцев: это были бальные танцы по книжкам, изданным в 50-70х годах. Там их всего два десятка, но очень красивых, церемониальных. Потом я занялся реконструкторскими танцам.

- Расскажите поподробнее о реконструкторских танцах.

- У них есть два направления. Во-первых, это так называемые "социальные танцы" - они предназначены для широких масс. Созданы на основе классических старинных, но техника шагов и фигур у них довольно простая. Автором многих таких танцев является итальянец Фабио Моллика.

Во-вторых, это старинные танцы, восстановленные как можно ближе к оригиналу по архивным публикациям. Они требуют специальной техники исполнения. Эти танцы включаются в программы реконструкторских мероприятий – балов, фестивалей, постановок – с соответствующим дресс-кодом и обстановкой.

Существует также немало танцев, промежуточных между этими двумя группами. И, конечно, существуют и широко используются на балах современные танцы – стандарт, латина, отечественная программа. 

Я уже втянулся в эти реконструкторские танцы, но иногда хожу и на бальные вечера попроще. В одно время в Морском корпусе Петра Великого каждый месяц проходили большие балы. Там была отечественная программа - фигурный вальс, полонез-мазурка, стандарт - танго, фокстрот, вальс, квикстеп и латина - румба, ча-ча-ча, мамба, сальса. Очень красивые танцы исполнялись в великолепном большом зале. Сейчас, к сожалению, этого нет. Но балы проходят в других залах, например, в культурном центре "Троицкий" идут раз в два месяца. 

- Вы обучали искусству танца других людей?

- Совершенно этим не занимаюсь и стараюсь никому не делать замечаний.

- Участвуете в конкурсах или показательных выступлениях?

- Иногда я принимаю участие в показательных выступлениях, иногда поклонников танца приглашают поучаствовать в корпоративах за вознаграждение. А в феврале я участвовал в танцевальной массовке для фильма "Война и мир", который снимала телекомпания BBC. Мы исполняли вальс в шикарном громадном зале Екатерининского дворца в Пушкине, что произвело на меня очень большое впечатление! 

- А ваши родные и близкие как относятся к этому увлечению?

- Дети и супруга отрицательно относятся к моим увлечениям танцами – считают, что это несолидно, несерьезно. Супруга вообще думает, что я занимаюсь амурами и еще бог знает чем. Но я не отказываюсь от своего увлечения и получаю настоящее удовольствие от каждого прожитого дня.

- Несмотря на возраст, вы продолжаете работать. Насколько важную часть в вашей жизни занимает профессия?

- По образованию я геолог, буквально после института был направлен в оптический институт и там всю жизнь работал. Я кристаллограф, занимаюсь наукой, но диссертацию так и не защитил. Тем не менее, у меня около сотни научных публикаций в журналах по кристаллографии, геологических журналах. Мне нравится моя работа. Я выращиваю кристаллы для оптики. У вас есть фотоаппарат? Я не сомневаюсь, что в его объективе находится кристалл, наподобие тех, которые я выращиваю. Создавать кристаллы – это искусство, никогда не знаешь, что вырастет, не факт, что получится в том количестве и качестве, как было запланировано. Это творческая работа. 

Не собираюсь увольняться – работаю и, если здоровье будет позволять, буду работать дальше. К тому же, я спортом немножко занимаюсь, танцами, лыжами.

- Многие люди в возрасте не только танцевать боятся, но и вообще стараются не делать лишних движений - мол, одно, другое болит. Как вам удается активно заниматься танцами?
 
- Я всю жизнь старался по мере возможностей, целесообразности и желаний как-то двигаться – в юности занимался туризмом, ходил в весьма сложные походы; потом занялся горными лыжами. Это увлечение не бросаю до сих пор - я катаюсь на горных лыжах уже около 50 лет. Считаю это одним из самых интересных и эмоциональных видов спорта, недаром в последние десятилетия он приобрел такую массовость, несмотря на сложность, травмоопасность и высокую стоимость.
 
А в танцах я обнаружил дополнение к физической нагрузке, которое крайне необходимо в моем возрасте, чтобы чувствовать себя здоровым. Есть движение, есть необходимость «шевелить мозгами» и, главное, это интересно!
 
- Получается, танцы продлевают молодость?
 
- Да, они продлевают жизнь и молодость, позволяют ощущать жизнь в более ярких красках и активных действиях. Человек, который занимается танцами, становится более энергичным, уверенным в себе­, жизнерадостным. Я знаю одного танцора у нас в Питере – Игоря Александровича Любовского. Ему сейчас уже 94 или 95 лет, а он продолжает танцевать и систематически ходит на занятия! Я с ним последний раз «пересекся» на студенческом Покровском бале в честь Дня Победы и очень был рад его здоровому жизнерадостному виду! Считаю его для себя примером танцевального долголетия.
 
- Каково ваше жизненное кредо?
   
- Быть в согласии с собой, ощущать, что жить буду вечно; считаю также, что жизнь – это движение, и в чисто физическом аспекте, и в умственном, и стараюсь этому соответствовать.
 
Беседовала Ирина Нечаеа
 
Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга.

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Бабушки за ролики

Как устроиться на работу после 50

Генетически модифицированные люди будут бессмертны и опасны?