Главная цель - получить тело сына

По решению суда гражданку Таджикистана Зарину Юнусову, чей пятимесячный ребенок умер в больнице Петербурга после рейда сотрудников УФМС, выдворят из России. Не помогло даже ходатайство почетного консула республики.


© Фото Александра Калинина

21-летней гражданке Таджикистана Зарине Юнусовой, чей пятимесячный сын умер в больнице Петербурга, придется покинуть Россию в течение пяти дней. Адвокаты женщины пытались обжаловать это решение через Горсуд, но потерпели фиаско. Теперь, если Юнусова добровольно не уедет, ее вновь задержат сотрудники УФМС, доставят в центр временного содержания мигрантов и выдворят из страны.

Представители миграционной службы пришли в квартиру дома №5/11 по Лермонтовскому проспекту 13 октября. Они забрали находившихся там Зарину Юнусову вместе с пятимесячным сыном Умарали и несовершеннолетним братом мужа Далером. Их всех увезли в отделение полиции, после чего ребенка на “скорой” доставили в больницу, а женщину — в Октябрьский районный суд за нелегальное пребывание в стране. Суд постановил, что Зарина Назарова должна покинуть Россию в течение 15 суток. Ребенка родителям обещали вернуть утром. Но в ночь на 14-е малыш скончался в детской больнице им. Цимбалова — по данным судмедэкспертов, от цитомегаловирусной инфекции.

Адвокаты семьи обжаловали решение о выдворении Юнусовой через Петербургский городской суд. Заседание состоялось 12 ноября.

По факту смерти ребенка возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). По делу Юнусова проходит как потерпевшая. Что стоит отметить особо — единственная потерпевшая. Даже отец Умарали — Рустам Назаров таковым по бумагам не значится. На этот факт попыталась обратить особое внимание защита Юнусовой, которая состояла сразу из четырех адвокатов.

Однако ходатайство о том, что молодая мама проходит потерпевшей по уголовному делу, которое сейчас находится в стадии предварительного расследования, было отклонено. Его не стали приобщать к материалам. Факт имеющегося уголовного дела суд посчитал «общеизвестным». При этом было приобщено ходатайство почетного консула Республики Таджикистан в Петербурге, который просил считать случай Зарины Юнусовой исключительным и просил ее не выдворять.

Адвокаты делали акцент на том, что решение Октябрьского районного суда о выдворении Юнусовой было принято с существенными нарушениями. Несмотря на то, что ей 21 год, Юнусова не умеет ни читать, ни писать ни по-таджикски, ни по-русски. Однако предоставленный ей в суде переводчик от некоего ЧП «Сафаров» тоже не обладал большими лингвистическими познаниями. Он хоть и значился специалистом в таджикском, узбекском и татарских языках, но не мог понять, что ему говорила Юнусова. Она разговаривала на таджикском «литературном диалекте фарси», а переводчик - на диалекте таджиков, проживающих в Узбекистане. «Я ему говорила: «Я тебя не понимаю». А что он мне говорил в ответ, я не знаю», - рассказала она в Горсуде через аттестованного переводчика Каримову. Юнусова призналась, что была очень напугана, а поэтому просто «перерисовала» в протокол тот текст объяснительных показаний, который ей предоставил переводчик. Что за значки она выводила, молодая неграмотная мама не знала.

Были претензии и к составленному акту о выявлении подкинутого или потерявшегося ребенка. Адвокаты указывали на то, что семья не бросала пятимесячного Умарали. Все время малыш находился с Зариной. Не признать мать в женщине, которой пришлось грудью кормить свое дитя в отделе полиции, было проблематично. К тому же бабушка умершего малыша Мехринисо Назарова приносила в отдел документы, подтверждающие родство.

Юнусова через переводчика главным образом сообщала именно о моменте расставания с сыном: «Я не отдавала ребенка добровольного. Его у меня забрали. Мне даже не дали надеть на него шапочку. Его молча у меня забрала женщина».

Зарина заявила, что совершенно не понимала происходившее в Октябрьском суде: «Я испугалась, думала только о ребенке».

Адвокаты Юнусовой хотели допросить сотрудника отдела по делам несовершеннолетних УМВД РФ по Адмиралтейскому району Алексееву и переводчика из ЧП «Сафаров», но они не посетили заседание. Единственным допрошенным стал один из сотрудников УФМС по Адмиралтейскому району Панахов. Он участвовал в мероприятиях по доставке Юнусовой в 1-й отдел полиции.

Панахов сообщил, что действовал исключительно в рамках своих должностных обязанностей и инструкций. По его словам, распоряжение проверить «нежилое помещение» (именно на этом словосочетании он делал акцент) в доме 5/11 по Лермонтовскому проспекту поступило из администрации Адмиралтейского района. Факт изъятия ребенка у Юнусовой представитель УФМС отрицал, поясняя, что только доставил членов семьи в полицию, потому что ни у Юнусовой, ни у ее сына не было документов.

Защита считает, что отказ в жалобе на выдворение связан с желанием развалить уголовное дело по факту гибели младенца. Без единственной потерпевшей это будет сделать довольно просто.

При этом адвокат Ольга Цейтлина не исключила того, что жалобу на решение Горсуда о выдворении Юнусовой подадут в Европейский суд по правам человека. По ее словам, в ходе производства по делу было нарушено несколько норм европейской конвенции по правам человека. Речь идет о праве на жизнь и праве на уважение семейной жизни. Таким образом, Юнусову задержали, доставили в полицию и разлучили с ребенком незаконно. «А если право на жизнь нарушено, то надо провести расследование. Оно сейчас и происходит. Мы должны дождаться его завершения», — рассказала адвокат, заявив, что в деле присутствуют исключительные обстоятельства.

Цейтлина напомнила, что Юнусова не просто имеет право, а обязана являться на судебные заседания по уголовному делу о смерти Умарали: «Получается, у нас кодекс об административных правонарушениях превалирует над правами потерпевшей. Юнусова — мать, обязана следить за ходом расследования».

Журналист, член Совета по правам человека при президенте РФ Максим Шевченко назвал решение Горсуда "позорным", отметив, что оно противоречит всем принципам человеческой морали. Журналиста возмутил тот факт, что до сих пор не допрошена сотрудник отдела по делам несовершеннолетних Алексеева. «Я не понимаю, почему ее скрывают. И от адвокатов, и от следователей. То есть должностное лицо, которое мы подозреваем в совершении преступления, скрывается. Теперь мы можем предполагать все, что угодно. У меня вопрос: мы живем в правовом государстве или в государстве, в котором МВД может делать все, что угодно, в котором им плевать на уголовный кодекс», — недоумевает Шевченко.

Журналист уверен, что сегодня все русские патриоты и даже националисты солидарны с таджикской семьей. Никто уже не говорит о том, какой национальности был погибший младенец Умарали. «Решение суда вопиющее, позорное. Оно не имеет человеческих, моральных оправданий. Считаю, что ряд ведомств у нас занимается просто уголовным преступлением», — заявил Максим Шевченко.

При этом семья умершего Умарали приняла решение покинуть Петербург самостоятельно, но только после завершения всех тяжб. Отец малыша Рустам Назаров признался, что живет в Северной столице с 2002 года и даже планировал получить российское гражданство. Теперь он думает только о возвращении в Душанбе. «После того, что случилось, мне не хочется здесь жить. Как только все дела по ребенку будут закончены, я уеду», — заявил Назаров.

Свидетельство о смерти Умарали Назарова должны выдать 29 ноября. После этого Рустам намерен сразу же вывезти тело своего сына из Петербурга в Таджикистан. Ни бабушка умершего ребенка, ни его отец не рассуждают о перспективах дальнейшего судебного разбирательства, хотя с большим разочарованием восприняли решение суда. Они говорят, что главная цель сейчас — получить тело Умарали.

Александр Калинин


Ранее на тему Родственники таджикского мальчика Умарали Назарова: дело о гибели ребенка пытаются замять власти Таджикистана

Отец погибшего таджикского младенца подал ходатайство о признании себя потерпевшим

Мать таджикского мальчика, погибшего в Петербурге, депортирована из России