Церковь проиграла битву за музей

Музей Арктики и Антарктики не передадут единоверческому приходу. Такое заявление сделал Росгидромет. Но РПЦ так просто не сдается.


Росгидромет подыскивает нового директора музея © Фото с сайта музея Арктики и Антарктики

Вопрос с передачей здания музея в ведение РПЦ снят с повестки лишь до той поры, пока у государства нет денег. И пока церковь в очередной раз не заявит о своих претензиях.

Рассказ о взаимоотношении Музея Арктики и Антарктики с РПЦ требует небольшого экскурса в историю. Здание Никольского храма на Марата, 24А до революции служило нуждам единоверческого прихода церкви. В 1933 году новая власть отдала строение Всесоюзному Арктическому институту. Была произведена значительная реконструкция, и с 1937 года там работает музей. Никаких признаков имущества церковного назначения внутри уже нет – гостей встречает огромное чучело медведя и множество экспозиций про жизнь за полярным кругом.

Однако с 90-х годов православный единоверческий приход Никольской церкви, члены которого были вынуждены совершать свои обряды в маленькой часовне рядом с храмом, решил вернуться на свою историческую «родину». Начались бесконечные суды за право на здание. Полярник и ученый Виктор Боярский был назначен директором музея в 1992 году, так что застал самый горячий период существования учреждения.

«В течение семи лет мы боролись с разным успехом. И вот в 2007 году по решению Арбитражного суда получили здание в пользование без охранных обязательств. Теперь изъять его можно было только в том случае, если бы мы его не использовали или использовали не по назначению. Стали почивать на лаврах, удалось даже провести некоторую реставрацию. Но в 2010 году был принят закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в частной или муниципальной собственности, и началась вторая волна реституции», - рассказывал Боярский.

Приход подал в Росимущество заявку на возвращение здания в ведение РПЦ. Ведомство в ответ предложило музею переехать в крошечный зал Арктического и Антарктического НИИ на Васильевском острове. В самом НИИ эту перспективу встретили без энтузиазма, да и разместить там 50 тыс. экспонатов (и еще 30 тыс. из вспомогательного фонда) не представлялось возможным.

Дело осложнялось тем, что с 1998 года музей формально является подведомственным учреждением Росгидромета. То есть полностью зависит от решений его руководства. Однако отношения действующего начальства Росгидромета с руководством музея не сложились. Боярский сообщил, что на совместных совещаниях его уверяли, что для ведомства музей является непрофильным активом. Поэтому от него вполне можно избавиться, дав приходу то, что он просит. При этом позиция директора, всячески отстаивавшего здание на Марата, вызывала раздражение. В 2014 году ему предлагали уволиться по собственному желанию. По указанию «сверху» в музее начались проверки, в январе 2015 Росгидромет подал на Боярского в суд о нанесении учреждению ущерба в виде упущенной выгоды на сумму 1,2 млн рублей. По словам директора, с тех пор не прошло ни одного заседания по существу.

Стоит отметить, что единоверческий приход, наделавший столько шума, состоит всего из нескольких десятков человек. Так что религиозная организация вряд ли бы смогла взять на себя охранные обязательства по содержанию храма. В 2014 Росимущество отказало приходу в притязаниях на здание. Однако вопрос переезда музея остался открытым. Активно обсуждались варианты того, куда все-таки можно поместить экспозицию в том случае, если церковь вновь подаст заявку.

В какой-то момент к вопросу активно подключились власти Петербурга. Губернатор Георгий Полтавченко заявил, что музей необходимо взять на баланс города. Чиновники даже ездили в Кронштадт – осматривать подходящие территории бывшего морского завода. При этом сам Боярский предлагал в качестве альтернативы создание «Полярно-морского Эрмитажа» на месте верфей на Ново-Адмиралтейском острове. Однако городские власти быстро поняли, что все эти переезды влетят в копеечку. А если включить сюда содержание ледокола «Арктика», который должен был стать частью экспозиции, то никакого местного бюджета не хватит.

В правительстве РФ тем временем шли своим путем и подготовили документ о переезде музея в здание Росгидромета на 23-й линии Васильевского острова. Само же ведомство планировало съехать в помещение поменьше. По данным СМИ, стоимость переезда оценивалась примерно в 470 млн рублей. Но все это было в 2014 году, когда дыры в бюджетах еще не зияли так явно.

Теперь же позиция Росгидромета по поводу музея звучит даже несколько воинственно. В письме депутату ЗакСа Борису Вишневскому замруководителя учреждения Максим Яковенко пишет, что вопрос о переносе экспозиции «снят с повестки дня». При этом ссылается чиновник как раз на прежнее решение Росимущества. Более того, оказывается, что музей на самом деле очень дорог Росгидромету, и тот ни за что не готов отдавать кому-либо этот прежде считавшийся непрофильным актив.

«Научно-технические достижения и изыскания как основа конкурентоспособности требуют создания высокопрофессиональных экспозиций, поэтому поддержание музея должно быть подведомственно Росгидромету, который имеет соответствующую репутацию в мировом научном сообществе. Музей в подчинении Росгидромета сможет стать важнейшим элементом популяризации знаний среди граждан, будет способствовать формированию высокого имиджа российских исследователей и предметом гордости отечественной науки в области освоения полярных зон», - вот так заявил в своем письме Яковенко.

Дело в том, что Виктор Боярский с прошлого года начал активную кампанию по переводу музея в ведение Министерства культуры. Что выглядело вполне логичным. Однако эти попытки в Росгидромете были восприняты крайне отрицательно. В начале 2016 года с Боярским просто не продлили контракт. «Руководить музеем должен порядочный, инициативный и преданный делу музея как части Росгидромета человек», - заявил Яковенко.

Немного странные обвинения, учитывая, что Боярский руководил музеем в самые сложные годы и постоянно отбивался от различных нападок. Доходы от продажи билетов и экскурсий за прошлый год составили 12 млн рублей, посещаемость – 78 тыс. человек. При этом при зарплатном фонде в 10 млн музей в 2016 году получит субсидию лишь в размере 8,6 млн рублей. Так что нельзя сказать, что он сидит на шее у государства.

«Ни Яковенко, ни прежняя замруководителя Росгидромета Гангало ни разу в музее не были, несмотря на приглашения. Они даже не знают, в каком году он был создан и, по всей видимости, до самого последнего момента разделяли бытующее в руководстве Росгидромета мнение о том, что музей – это «склад пыльных пингвинов», - отмечает Боярский. Бывший директор уверяет, что ведомство сейчас преувеличивает свои заслуги перед музеем.

«В последние два года все делалось не благодаря им, а вопреки. И даже нынешнее заявление – исключительно конъюнктурное и единственно возможное в условиях, когда нет новой заявки РПЦ, ни денег в бюджете. Я не верю в столь резкие метаморфозы. Если РПЦ почувствует волю, снова пойдет в атаку, подаст новое заявление, то Росгидромет может вновь начать с усердием отстаивать интересы церкви», - уверен экс-директор.

Действительно, по закону церковь может подавать заявок столько, сколько она пожелает. Но пока «лишних» средств нет ни у кого, в том числе и у прихода. Ведь в случае возвращения в церковь единоверцы должны будут вернуть зданию прежний исторический облик. Что же касается Росгидромета, то выделение в нынешних условиях даже 500 млн на переезд (это самые скромные подсчеты) тоже пока не кажется реальным. Вероятно, в ближайшие несколько лет за судьбу музея можно не беспокоиться. Но только в силах депутатов Госдумы изменить закон так, чтобы претензии церкви на бывшее имущество не выглядели как бесконечный террор.

Сам Боярский временно устроился в музей заместителем директора по связям с общественностью. Покинуть привычную работу и родной кабинет у него пока нет сил. Росгидромет тем временем подыскивает нового директора культучреждения – более преданного.

Софья Мохова


Ранее на тему Дмитрий Гудков. А еще говорят, что в России церковь отделена от государства