«В экономике потеряна управляемость»

Мы наблюдаем беспомощность Центрального банка в реализации его главной цели, считает советник президента России по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев.


Статистика свидетельствует о сохранении стагфляционной ловушки.

Какие меры нужно принять, чтобы страна вышла из кризиса, оправдан ли возврат к трехлетнему планированию бюджета и изменят ли что-то выборы в Госдуму, «Росбалту» рассказал советник президента России по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев.

— В Петербурге в мае стартует Антикризисный экспертный форум-2016. Для чего, на ваш взгляд, нужна эта площадка, какие проблемы призвано решить это мероприятие?

 — Форум нужен для того, чтобы разобраться в ситуации, в которой находится российская экономика. Мы, к сожалению, наблюдаем беспомощность Центрального банка в реализации его главной цели. Это говорит о том, что в экономике потеряна управляемость. Поэтому основной предмет дискуссии — почему она потеряна, почему не достигаются те финансовые показатели, которые ставят власти, почему не удается реализовать задачи, поставленные политическим руководством страны в отношении экономического развития. И, разобравшись в причинах наших бедствий, обсудить программу выхода из кризиса на траекторию устойчивого быстрого роста.

— То есть вы считаете, что мы до сих пор не выбрались из кризиса?

 — Во-первых, это не мое мнение, а статистика, которая свидетельствует о сохранении стагфляционной ловушки. Во-вторых, чтобы выбраться из кризиса, нужна правильная экономическая политика, основанная на знаниях законов развития экономики и на понимании того, как повышать инновационную и инвестиционную активность. В-третьих, ресурсы, которыми мы располагаем, позволяют расти российской экономике на не менее чем 8% в год. Это результаты как научных расчетов, так и мнений деловых кругов. Но такой результат возможен только при правильно сформированной экономической политике.

— Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев заявил, что пессимистичные прогнозы по экономическому спаду в России в 2016 году неверны. Согласны ли вы с этим утверждением?

 — Как раз прогнозы самого Улюкаева и являются пессимистичными. После каждого подобного заявления у нас обваливается курс валюты. Мне кажется, что одна из причин кризиса — это именно непонимание некоторыми руководителями возможностей развития экономики России, занижение этих возможностей и в результате принятие ошибочных и некомпетентных решений. Минэкономразвития снижает нашу планку развития до 1-2% в год, что является самым настоящим пессимизмом. Они не просто не верят в наши силы, но и создают условия, при которых возможности экономического роста не реализуются. Оптимистический прогноз, как я уже сказал, означает рост на не менее чем 8% в год. А инерционный прогноз — на 3-4% в год.

— Что в таком случае нужно сделать — может, немедленно сменить руководство Минэкономразвития и вообще всего экономического блока правительства?

 — Не я принимаю решения по поводу кадровой политики. Но без прихода к управлению грамотных квалифицированных специалистов, понимающих, как максимизировать темпы роста нашей экономики, преодолеть кризис не удастся. Ошибки наших чиновников в области макроэкономической политики выгодны определенным кругам и влиятельным силам в обществе, но они делают невозможным рост. Что нужно делать, и так хорошо известно. Ответ на этот вопрос публиковался многократно и в моих работах, и в работах моих коллег из академии наук. Но без замены проводников экономической политики ситуация не изменится, потому что люди, как правило, не признают своих ошибок. Тем более, что появление этих ошибок вызвано бездумным исполнением рекомендаций МВФ из Вашингтона и валютного фонда. В Минэкономразвития еще верят, что западные инвестиции и транснациональные корпорации в условиях свободного рынка обеспечат нам экономический рост, но этого не происходит. И при существующей системе регулирования создавать новые технологии и их внедрять становится все менее выгодно.

— Насколько в таком случае оправдан возврат к трехлетнему планированию бюджета?

 — Горизонт планирования для современного государства — это 15 лет. И бюджетная трехлетка всего лишь является составляющей системы стратегического планирования, которая должна быть развернута в стране. В условиях современного научно-технического прогресса невозможно развиваться, не имея долгосрочной концепции, сверхдолгосрочного прогноза на 25-30 лет и стратегического плана не менее чем на 5-7 лет. Трехлетний бюджет должен быть частью этой системы, в разработке которой должны участвовать и ученые, и деловые круги, и предприятия. И, государство, естественно. Но то, что из контекста всей системы стратегического планирования вырывается только один бюджетный процесс, ведет к его инерционному составлению. Поэтому нам нужен не только бюджет на три года, но и среднесрочная стратегия, концепция социально-экономического развития на 15 лет и прогноз на 25-30 лет. Весь этот комплекс документов известен, в России даже принят специальный закон, но надо его исполнять. Остается только удивляться, почему поручение президента еще 2012 года о создании в стране системы стратегического планирования до сих пор остается без внимания. Хуже того, правительство предлагает отодвинуть реализацию этого закона еще на два года.

— Как вы оцениваете назначение Алексея Кудрина на руководящую должность в Центре стратегических разработок? Означает ли это назначение, что власть расписывается в собственном бессилии и вынуждена привлекать на помощь бывших авторитетных чиновников?

 — Это назначение вообще ничего не означает и ничего не меняет. Дело в том, что политика, которая проводится в России сейчас, представляет собой выполнение идей, внедренных по рекомендациям валютного фонда господином Кудриным еще пять лет назад. Таким образом, закрепляются те принципы, которые и привели страну в стагфляционную ловушку. То, что мы сегодня имеем, является прямым следствием решений, которые принимал Кудрин, когда отвечал за макроэкономическую политику государства. Мы пожинаем плоды этой деятельности. И я бы считал назначение признаком надвигающихся перемен. К сожалению, мы имеем дело с людьми, которые не свои мысли реализуют, а делают то, что он транслирует из Вашингтона.

— Но совсем скоро в Вашингтоне сменится власть. Каковы ваши ожидания от выборов президента США в плане российско-американских отношений? Осенью также состоятся выборы в Госдуму РФ, приведет ли обновление парламента к благим экономическим последствиям?

 — Я проработал в Госдуме 10 лет. И могу сказать, что в рамках своих полномочий она сама по себе никаких изменений обеспечить не может. Перемены возможны только при единстве Госдумы, правительства и президента. Что касается США, то они сегодня объективно находятся в очень сложном положении. Все более очевидной становится невозможность сохранения американского доминирования в мире на фоне разрастающейся пирамиды госдолга и колоссальных успехов Китая, Индии и других стран Юго-Восточной Азии, которые формируют новый глобальный центр экономического роста. Вопрос заключается в том, придем ли мы к многополярному устройству и новому мирохозяйственному укладу мирным путем, или нас ждет дальнейшее нарастание американской агрессии. Решение этого вопроса зависит от выборов. Если Хиллари Клинтон будет избрана президентом США, то американская агрессия будет усиливаться, а риски мировой войны — нарастать. Если же выберут кого-то другого, то, возможно, будут приниматься более прагматичные и взвешенные решения.

— Оцените предстоящую летом встречу нефтедобывающих стран — есть ли шанс, что удастся достичь договоренностей по замораживанию добычи нефти? Или же в этом нет необходимости, поскольку рынок стабилизируется?

 — В этом действительно нет никакой необходимости, потому что мир переходит к новому технологическому укладу. И новая длинная волна роста, которая возникнет на его основе, не будет сопровождаться таким же ростом потребления углеводородов, как это было в предыдущую эпоху. Прирост энергопотребления будет происходить в основном за счет солнечной энергетики и других возобновляемых источников. А спрос на углеводороды расти не будет. Ценообразование на нефть и газ станет аналогичным ценообразованию на другие сырьевые товары, то есть стоимость будет определяться законом спроса и предложения. Нефтедобывающие страны, конечно, могут повлиять на цены путем сокращения добычи, и это можно сделать, но не в тех пределах, на которые они рассчитывают. Так что ожидать высоких цен не приходится. Период структурной перестройки экономики в связи со сменой технологических укладов, когда цена на нефть стала объектом спекуляций, уже прошел.

Беседовала Анна Черникова

Антикризисный Экспертный форум пройдет в Северной столице с 18 по 21 мая. В нем примут участие известные в России и за рубежом экономисты, представители и руководители министерств и регионального правительства, промышленники и предприниматели МСБ, представители федеральных агентств и банковского сектора. Подробнее — здесь.


Ранее на тему СМИ: Путин ищет альтернативу программе Кудрина

Счетная палата: Антикризисный план правительства в I квартале этого года не выполнен даже наполовину

МЭР : Численность трудоспособного населения в России будет снижаться до 2020 года