«Россия стремительно деградирует»

В Петербурге под давлением силовиков закрываются «Диалоги» (дискуссии известных людей). Участники проекта рассказали, что думают о происходящем.


Организаторы опасаются возбуждения уголовного дела о хищении бюджетных средств. © Фото с сайта vk.com/open_lib

Общественно-культурный проект «Открытая библиотека», в рамках которого проводились «Диалоги» (беседы с известными деятелями политики, культуры, науки, экономики, спорта и шоу-бизнеса), прекратил свое существование. В течение трех лет эксперты, зачастую придерживавшиеся диаметрально противоположных точек зрения, раз в месяц спорили в зале Центральной библиотеки им. В.В. Маяковского.

Перед началом «июньских диалогов» идеолог и основатель проекта Николай Солодников сообщил, что на прежней площадке «диалоги» больше проводиться не будут. Солодников, также занимавший должность заместителя директора по связям с общественностью библиотеки им. Маяковского, написал заявление об увольнении по собственному желанию.

Решению сменить место для дискуссий предшествовала проверка, которую 23 июня в библиотеке провели сотрудники управления по борьбе с экстремизмом УФСБ по Петербургу. По словам Солодникова, силовики провели обыск в его кабинете, изъяли документы, а также компьютер руководителя отдела кадров. Не исключено, что будет возбуждено уголовное дело о хищении бюджетных средств.

По словам куратора проекта, давление на «Открытую библиотеку» началось в мае 2015 года, когда к участию в «Диалогах» был приглашен журналист, народный депутат Украины Мустафа Найем. Встреча не состоялась. Найема заменил кинорежиссер Александр Сокуров. При этом прежде в «Диалогах» участвовали такие фигуры, как министр культуры Владимир Мединский, вице-губернатор Петербурга по культуре Василий Кичеджи и депутат Законодательного собрания Виталий Милонов.

Очередной тревожный звонок для библиотеки Маяковского прозвучал в феврале 2016 года, когда готовились «Диалоги» памяти Бориса Немцова с участием историка Льва Лурье и главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова — после этого сотрудники ФСБ проходили в библиотеку каждую неделю, сообщил Солодников.

Идеолог проекта, директор библиотеки и участники «Диалогов» поделились с «Росбалтом» своим мнением о происходящем. 

Журналист, идеолог и основатель «Открытой библиотеки» Николай Солодников:
 
«Я знаю, что в феврале было жутчайшее напряжение в Смольном. Председатель комитета по культуре Константин Сухенко каждые 5 минут звонил Зое Чаловой (директору библиотеки Маяковского — „Росбалт“) и дрожащим голосом уговаривал прекратить заниматься ерундой, но мы отстояли это дело.
 
Теперь я думаю о нескольких площадках. Но существует угроза того, что сегодня же на найденную площадку придут люди, которые станут объяснять, что „Диалоги“ проводить не надо. Нам нужно еще пару дней для того, чтобы попытаться как-то убедить площадки в том, что стоит рискнуть, как минимум. Тем более что пока неизвестны перспективы грозящего уголовного преследования, моего или сотрудников библиотеки».
 
Директор библиотеки им. В.В. Маяковского Зоя Чалова:
 
«Моя версия такая: проекты вызывали неоднозначное отношение посетителей. Мне как администратору пришлось сделать выбор».

Режиссер, обладатель «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля Александр Сокуров:

«Россия находится в экономическом кризисе, в крайне тяжелом внешнеэкономическом положении. Стране просто необходимы общественные диалоги. Людям необходимо говорить друг с другом. Прессинг проекта — это грубая политическая ошибка, которую допустили наши власти. Мне обидно, что, когда вокруг бурлящая атмосфера, когда совершаются теракты, когда своеобразно себя ведут чеченские сограждане, когда все прячутся по своим штабам и боятся высунуть голову, государство позволяет офицерам госбезопасности отвлекаться на библиотеки. Обрушились на библиотеку! Просто беда какая-то!

Николай Солодников — выдающийся гуманитарный деятель своей страны. Я уважаю его. У него прекрасная семья. Он живет настоящей гражданской человеческой жизнью. Никогда ни на одном из чтений в библиотеке не было истерики. Если что-то подобное и возникало, то Николай всегда пытался примирить людей, найти выход».

Журналист, историк, телеведущий Николай Сванидзе:

«Хотелось бы, чтобы проект в том или ином виде был реанимирован. Может быть, уже не на петербургской площадке, а на какой-то другой. Диалоги были очень интересными, это были интеллигентные споры, без ядовитой слюны. Послушать их приходило огромное количество народа. Когда еще у нас в библиотеки приходило столько людей? Не понимаю, почему здесь появилось ФСБ. Это какое-то желание загнать все под плинтус, все проконтролировать».

Писатель, сценарист, публицист Виктор Шендерович:

«Закрытие проекта „Диалоги“ в Петербурге абсолютно логично. Диалог — это не жанр путинской России. Это страна монологическая. Есть Путин и его власть. Они разговаривают монологом. Диалоги не нужны. А „Открытая библиотека“ практиковала именно жанр диалога. В них участвовали самые разные люди — и левые, и правые. Это был срез интеллектуального потенциала страны. Россия продолжает стремительно деградировать, из страны выкачивается „интеллектуальный воздух“. Если „Открытая библиотека“ и переедет в Москву, то просуществует в столице недолго. Проект будет „прихлопнут“, так же, как и в Петербурге, а может, гораздо быстрее».

Журналист, телеведущий, писатель Дмитрий Губин:

«„Диалоги“ были очень качественной вещью, гениальной придумкой, которая стоила три копейки. Я дважды принимал в них участие. Это было действительно круто, когда библиотека Маяковского, вообще никому, кроме петербуржцев, не известная, превратилась в культовое учреждение. „Диалоги“ были одним из немногих действительно крутых проявлений петербургской культуры. Ради „Диалогов“ приезжали люди из Москвы. На них можно было свободно попасть. Но была совершенно ломовая атмосфера, люди чуть ли не на люстрах висели. А сегодня в Питере очень мало вещей, ради которых можно приехать из Москвы. В Питер приезжают ради того, чтобы погулять во время белых ночей, покататься на велосипедах, пошататься по недорогим барам и ресторанам. В Питере сегодня можно пить, а больше делать нечего. Все остальное есть в Москве — и куда более высокого качества. В Петербурге плохой театр, множество отвратительных музеев, нет писателей. При этом культурные функционеры в городе занимаются „трупоотсосом“ из прошлого. Кто-то сосет из Петра, кто-то из Чайковского, кто-то из Достоевского, а кто-то из Толстого. На этом фоне диалоги в „Открытой библиотеке“ были действительно крупным явлением. Культурный статус определяет не форум, а явление культуры. Пока в Питере была Новая Академия Тимура Новикова, пока был Алеша Кострома, Рома Трахтенберг, пока Павел Крусанов писал романы, которые читала вся страна, пока здесь существовала „Поп-механика“ — город был культурной столицей. А когда нет культурных явлений, то можно хоть 100 форумов провести, ничего не изменится».

Культуролог, главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей:

«„Диалоги“ были альтернативой телеканалам, радиостанциям, газетам, которые преподносят информацию „особым образом“. Открыто выслушав экспертов в библиотеке, горожане могли и сами начать разбираться в различных аспектах реальности, в принципах устройства жизни в современной России. В пятимиллионном Петербурге существует своя интеллектуальная элита, у которой есть потребность и посмотреть на диалоги известных людей, и самой принять участие в споре. Думаю, что закрытие „Диалогов“ — инициатива, связанная со страхами петербургского руководства. Это сделано на всякий случай. Может, ничего и не произойдет, но лучше прикрыть, закрыть, уменьшить. Это плохой образ Петербурга. Существовала уникальная возможность объединить на одной площадке петербургских и московских экспертов. Дискуссионная площадка в Северной столице имела и международное значение. На примере „Открытой библиотеки“ можно было продемонстрировать Западу, что Россия — это свободная страна».

Александр Калинин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Режиссер Сокуров заявил об эпидемии в мировой культуре

Кирилл Мартынов. Нашу бедную родину скоро сожрут

В Северной Осетии готовятся массовые увольнения чиновников и работников крупных предприятий