Звезда «ночного губернатора» закатилась в Москве

Бизнесмен Владимир Барсуков получил 23 года колонии за покушение на убийство. Петербург не скоро увидит лидера мощнейшей преступной группировки.


Кумарин будет обжаловать приговор. © Стоп-кадр видео «Россия-1»

Владимир Кумарин родился 15 февраля 1956 года в селе Александровка Тамбовской области. Его мать работала дояркой в колхозе, отец — механизатором и комбайнером. После школы парень ушел в армию. В 70-х, отслужив, вернулся в Ленинград, поступил в Ленинградский институт точной механики и оптики по специальности «Оптико-физические приборы». С учебой не сложилось — Кумарина отчислили за прогулы. После этого он устроился вышибалой в кафе «Таллин».

«В те дни я отправил свою жену с ребенком в отпуск и решил пойти в бар „Таллин“. Там, как всегда, были большие очереди. И когда очередь дошла до меня, молодой человек на входе спросил: „Что ты там собираешься делать? Там сейчас молодежь собирается“. А мне тогда было 29. Мы разговорились, оказалось, что это был господин Барсуков. И с тех пор у меня о нем только благоприятное впечатление», — вспоминает свою первую встречу с Кумариным известный петербургский адвокат Юрий Новолодский.

Через неделю Владимир уже стал барменом. Но это не самое интересное, настоящая жизнь началась в 80-х. Тогда будущий авторитет получил свой первый срок за незаконное хранение патронов, хулиганство и подделку документов. Два года спустя вышел условно-досрочно. Еще через год, в 1988-м, началась история «тамбовских».

«Кумарин, будучи человеком коммуникабельным, жестким, умным и предприимчивым, сумел добиться того, что дисциплина в его команде была строже, чем в других группировках. (…) „Тамбовские“ внесли свой вклад в развитие питерского бандитизма. Именно они начали в массовом порядке совершать наезды уже не на теневиков, а на людей из легальных структур — представителей различных кооперативов и товариществ», — так новое для города на Неве сообщество описывается в книге Андрея Константинова «Бандитский Петербург».

Долго на троне Кумарину усидеть не удалось— в 1990-м его задержали за вымогательство. Затем — суд и новый срок. Сам он вспоминал, что приговор должны были выносить в день путча 1991-го. Но оглашение перенесли на сентябрь. Итог — 4 года лишения свободы.

Пока Кумарин сидел, несколько группировок не могли поделить сферы влияния в городе. Пули попадали и в «тамбовцев». Стреляли и в «Мишу-Хохла» (Михаила Глущенко), но тот чудом выжил. В 1995-м он стал депутатом Госдумы от ЛДПР, а 20 лет спустя назвал Кумарина организатором убийства Галины Старовойтовой. Но все это — позже.

В 1993-м Кумарин вышел на свободу. Не то чтобы триумфально, но в его честь салютовали. Довольно своеобразно: «Мерседес» Владимира Сергеевича обстреляли из автоматов. Телохранитель Кумарина погиб, сам авторитет выжил, но потерял руку. Можно сказать, покушение — это своеобразная дань уважения к Куму. «Тамбовские» к тому моменту уже нашли понимание у местных политиков и предпринимателей. Судьба тех, кто не был расположен к ОПГ, была ясна. Так, за несговорчивость поплатился Сергей Бейнешев, один из крупнейших в городе торговцев топливом. Угрозы «прострелить башку» были реализованы в октябре 1993 года. «Тамбовским» к тому моменту уже платили банки, рынки и различные коммерческие структуры.

Да, были у них и соперники. Но «малышевскую» группировку накрыл РУОП, а «великолукские» погрязли в конфликтах между собой. Наш же герой, поправив здоровье, вернулся в Петербург и взял девичью фамилию матери — Барсуков. А также ушел в легальный бизнес. Барсуков стал одним из совладельцев Петербургской топливной компании — поставщика топлива для предприятий городского хозяйства. А позднее занял кресло вице-президента ПТК.

Соперничать с ним по влиянию в Петербурге в конце 90-х мог разве что Константин Яковлев, которого в городе знают как Костю Могилу. Его имя часто связывают с тогдашним губернатором Владимиром Яковлевым.

В городе снова начали стрелять, позиции «тамбовцев» ослабевали.

В Петербурге одно за другим происходили политические убийства: депутат Госдумы Галина Старовойтова, вице-губернатор Михаил Маневич, депутат ЗакСа Виктор Новоселов. Последний не скрывал своих связей с Барсуковым и Яковлевым. Служебный автомобиль Новоселова взлетел на воздух у дома 198 по Московскому проспекту. Позднее исполнители убийства были найдены, однако имена заказчиков неизвестны до сих пор. Но среди людей, которым было выгодно данное убийство, называли и Костю Могилу.

Как бы то ни было, конец противостоянию между московскими и питерскими был положен летом 2000-го. А три года спустя Костя Могила был убит. На его похоронах, кстати, заметили и Кумарина.

В начале «нулевых» Барсуков вел «ночной» образ жизни, принимал местных граждан. Те жаловались ему на свои проблемы, бизнесмен помогал, чем мог. Так появилось прозвище «ночной губернатор».

СМИ сообщали о том, что Барсукова принимали в коридорах высшей власти, у предпринимателя якобы был даже персональный кабинет в здании правительства Ленинградской области.

Но одновременно у бизнесмена начались определенные трудности. Так, бывший глава питерского ГУВД Анатолий Пониделко на страницах «Российской газеты» заявил, что Кумарин — глава «тамбовского» организованного преступного сообщества. Барсуков в ответ подал иск в суд. Итогом двухлетнего разбирательства стало мировое соглашение. В западной прессе выходили публикации, в которых говорилось о связях Кумарина с тогдашним председателем Комитета мэрии Петербурга по внешним связям Владимиром Путиным. Много лет спустя Барсуков в интервью «Открытой России» эти сведения опроверг: «Не знаком я с Путиным Владимиром Владимировичем. (…) Путина я видел несколько раз — на соревнованиях дзюдо со зрительской трибуны. Он своего взгляда на мне не останавливал. А по телевизору вижу каждый день».

Кумарин начал все больше противопоставлять себя реальной власти. А в городе уже был другой губернатор. И отнюдь не «ночной». С приходом Валентины Матвиенко какое-либо сотрудничество между Барсуковым и властями прекратилось. А в 2007-м фортуна окончательно ушла от Кумарина.

Спецоперацию по задержанию не доверили петербургским силовикам. В город на Неве прибыли следственная группа Генеральной прокуратуры и сотрудники МВД РФ. Фигура Барсукова начала блекнуть — Петроградский райсуд арестовал предпринимателя, после чего того этапировали в московское СИЗО «Матросская тишина». Барсукову инкриминировали рейдерские захваты и легализацию незаконно приобретенных объектов.

Александр Невзоров, чьим помощником в Госдуме Кумарин являлся на тот момент, говорил «Росбалту»: «Я считаю, что Владимир Сергеевич Кумарин — человек исключительной честности, справедливости, мужества и доброты. Я совершенно уверен в том, что ничего плохого совершить Кумарин не мог».

Следственный комитет же называл Барсукова «лидером организованного преступного сообщества», но о «тамбовцах» умалчивал. А прокуратура признала авторитет Барсукова: его дела рассматривались в Москве «для обеспечения безопасности участников процесса».

Дальнейшее стало делом техники. 12 ноября 2009 года суд приговорил Барсукова к 14 годам лишения свободы. В марте 2012-го он вновь был признан виновным — уже в вымогательстве у владельцев торгового комплекса «Елизаровский» — и приговорен к 15 годам заключения.

В 2013 году начался новый процесс, касающийся покушения на совладельца «Петербургского нефтяного терминала» Сергея Васильева. Напомним, в мае 2006-го его кортеж на Левашовском проспекте Санкт-Петербурга буквально изрешетили из автоматов. В результате погиб охранник Васильева, но сам предприниматель выжил.

Барсукову предъявили организацию покушения. 21 мая 2014 года он выступил с последним словом, которое несколько десятков раз прерывалось судьей. Но в итоге запись появилась в Сети.

«Вот есть такое специальное российское изобретение: проклясть человека и мучить его с помощью правосудия. Человека подвергают несправедливому преследованию. Человек, которого мучают при помощи продажного российского правосудия, фальсифицируют сначала одно судебное дело, потом другое судебное дело, издеваются над ним в тюрьме. Все это имеет отношение ко мне», — так начал свое последнее слово Барсуков.

Итог — сенсационен. Присяжные оправдали обвиняемого. Барсуков на свободу, разумеется, не вышел. Ему еще сидеть и сидеть. Мало кто удивлялся, когда Верховный суд оправдательный приговор отменил — дело направили на новое рассмотрение. В мае этого года присяжные признали Кумарина виновным. Счет 9:3, не в его пользу.

Васильев, к слову, ни на одном заседании так и не появился. Не было его и на приговоре в Мосгорсуде. А зря. Так он бы услышал из уст судьи Галины Пономаревой приятную для себя фразу: «Признать Барсукова виновным и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 23 года с отбыванием в колонии строгого режима, а также штраф в размере 1 млн рублей».

«Вот такая судьба человека, когда ему приписывают то, чего он не совершал, — говорит „Росбалту“ Юрий Новолодский. — Дело в том, что у нас в России всегда нужен стрелочник, на которого можно списать то или иное преступление. Барсукову следователям подкинула сама судьба. Оттуда и пошло вот это — „тамбовская группировка“, „ночной губернатор“ и прочие страсти-мордасти. Человек он не сказать, что совершенно белый и пушистый, но, конечно, яркий».

По словам адвоката Сергея Афанасьева, приговор будет обжалован в Верховном суде. Так что Барсуков еще поборется. Ведь у него есть самая большая мечта: «Сделать так, чтобы не только мои самые близкие родственники и друзья жили нормально, моя задача — обеспечить достойную жизнь для более широкого круга людей, тех, кого я считаю своими».

Илья Давлятчин


Ранее на тему Племянник Кумарина отправился за дядей

Вынесен приговор племяннику Кумарина и членам его ОПГ

Госдума намерена ввести штрафы для депутатов-прогульщиков